Поиск на сайте

 

 

Привлекательность фондового рынка среди ставропольцев растет

 

С недавних пор в России с подачи Кремля много говорят о том, что наша страна должна стать мировой финансовой столицей. Что эти планы сулят обычным людям в далеких уголках необъятной родины? Об этом корреспондент «Открытой» беседует c доцентом кафедры «Финансы, кредит и страховое дело» Ставропольского государственного аграрного университета, кандидатом экономических наук Александром ГЛАДИЛИНЫМ.

 

– Александр Александрович, три месяца назад сорвалось первичное размещение акций (IPO) ставропольского завода «Монокристалл» – первой инновационной компании края, которая попыталась выйти на фондовый рынок. На ваш взгляд, как это повлияло на настроения краевого бизнеса?
– Повлияло, конечно, в худшую сторону. Хотя дело тут даже не в «Монокристалле» – вряд ли он является серьезным ориентиром для всей краевой экономики. Причина в том, что компаний, которые хотели бы выйти на фондовый рынок, на Ставрополье не так и много. И вряд ли их менеджмент будет ориентироваться на опыт предприятия из совершенно иной отрасли. Их скорее отпугивает не опыт «Монокристалла», а само отсутствие инфраструктурных возможностей для быстрого выхода на биржу. 
– Почему же, возможность есть у любого, было бы желание.
– Здесь не только в желании дело. Так уж сложилось, что сегодня в России существует только общенациональный фондовый рынок – это большие биржи ММВБ и РТС. Чтобы получить допуск к участию в их торгах (попасть в листинг), компания должна выполнить ряд жестких требований. Это соблюдение прозрачности всех финансовых операций и структуры собственности, регулярное проведение финансового аудита и многое другое.
И это только предварительная подготовка. А непосредственно перед выпуском акций нужно провести консультации с инвестиционной компанией (т.н. андеррайтером), привлечь внимание к себе через рекламную кампанию (роуд-шоу) – это поездки, встречи, презентации, буклеты...
Все это стоит очень дорого. И такие расходы может позволить себе только крупная компания, которая заведомо знает, что ее ценные бумаги на фондовом рынке будут востребованы. Ведь только в этом случае игра стоит свеч.
– А мелким компаниям как быть?
– Никак. Им, по сути, путь на фондовый рынок заказан. А на Западе почти в каждой стране, даже в такой крохотной, как Швейцария, существуют помимо общенационального еще и региональные фондовые рынки. Допустим, есть какой-то небольшой заводик – он выпускает акции, которые обращаются на местной бирже и пользуются спросом именно у местных жителей. Зачастую для этого даже не нужна мощная реклама: репутация компании и так известна всем в ее городе или штате. 
– Но компания может привлечь деньги для развития бизнеса не только на фондовом рынке, но и через частных инвесторов.
– Может, конечно. Но любой инвестор, готовый вложить деньги в ваш бизнес, взамен всегда потребует некую его долю. И не каждый бизнесмен готов на то, чтобы с посторонним «дядей» делиться своей компанией, – ну просто менталитет у нас в России такой.
Поэтому он больше заинтересован в том, чтобы у его бизнеса появился не новый совладелец, а тысяча мелких – собственников акций. Да и государство заинтересовано в том же: чтобы в стране появлялись не единичные крупные собственники (проще говоря, олигархи), а класс массовых владельцев ценных бумаг. 
– Ну, это оно на словах должно быть заинтересовано. Чиновнику выгоднее договориться со знакомым олигархом, чем отдавать экономические «ниточки» в руки населения.
– Да, отсутствие политической воли – это тоже один из факторов, который тормозит развитие фондового рынка в России. Чтобы дать толчок развитию этой сферы экономики, необходима помощь государства. Нужна мощная финансовая инфраструктура: депозитарии, компании-регистраторы, клиринговые (расчетные) центры. Ну и, конечно, квалифицированные кадры. А этот вопрос нужно решать на уровне вузов: необходимо расширять список экономических специальностей за счет введения, скажем, профессии «финансовый консультант». 
– Сегодня ведь во многих регионах сохранились товарные биржи, созданные еще в начале 90-х. В Ставрополе, кажется, до сих пор существует Северо-Кавказская товарно-сырьевая биржа...
– Да, в регионах они сохранились, только не работают. Я помню, как несколько лет назад водил своих студентов на Северо-Кавказскую биржу – уже тогда там практически никакой жизни не было, были какие-то единичные торги по запчастям, дизтопливу. 
Между тем в структуре рыночной экономики задача у товарных бирж очень важная – формировать рыночные цены на товары и сырье. А в России на биржах объемы торгов и количество участников столь незначительны, что никак не влияют на ценообразование. В лучшем случае, для чего они используются, для проведения государственных зерновых интервенций. То есть цену на зерно определяет не свободный рынок, а государство. 
– Да уж, от командной экономики мы далеко не ушли. 
– В России сегодня куда ни кинь взгляд – всюду рыночные институты. А если присмотреться внимательнее: рулят ими вчерашние комсомольские и партийные работники, которые учились в институте по учебникам политэкономии. 
На занятиях студентам часто привожу такой пример. В апреле прошлого года небольшая сельскохозяйственная компания «Авангард» из Украины очень удачно разместила свои еврооблигации на Лондонской фондовой бирже (LSE). Они сумели привлечь почти $200 млн. А занимается эта компания производством куриных яиц. И вот эти привлеченные деньги она, естественно, пустила на расширение производства.
Уже в прошлом году «Авангард» наводнил яйцами всю Украину, а на нынешний год у них задача – экспансия на рынки Юга России. Я сразу представляю, чем это обернется для Ставрополья: наши аграрии придут к губернатору, нажалуются на «клятых хохлов» и попросят ввести против них какие-нибудь заградительные пошлины. 
– Но не введут же.
– Главное, что менталитет наших бизнесменов подталкивает их к простейшему решению любых экономических проблем: пойду к барину – он заступится. Но такой патернализм просто убивает бизнес! Рынок развивается по законам выживания – нужно быть самым умным, креативным, ловким, гибким. А не просто уметь договариваться с чиновниками и писать челобитные. 
– Ну, допустим, завтра губернатор подпишет указ – и на Ставрополье появится собственный фондовый рынок. Какие возможности это даст небольшим компаниям? 
– Нужно вообще понимать, как работает этот рынок. Его первая задача – привлечение и аккумулирование денежных средств. Поэтому компания, которая захотела выйти на фондовый рынок, начинает с малого: выпускает векселя или облигации – то есть долговые расписки. 
Вторая задача фондового рынка – это перераспределение денежных средств в пределах рынка: между компаниями или отраслями. Для этого существует уже более сложный финансовый инструмент – акции. Выпуская акции, компания также занимает деньги на фондовом рынке, взамен гарантируя право на участие в управлении ею (в том числе на получение части ее прибыли). 
– А по вашим оценкам, многие ли компании на Ставрополье вообще готовы выйти на фондовый рынок?
– Абсолютное большинство, конечно, не готовы. Их собственников пугает то, что в этом случае придется стать полностью прозрачными. Далеко не все бизнесмены готовы открывать свои карты – ведь в этом случае все «анатомические» подробности их бизнеса увидит не только потенциальный покупатель акций, но и коррумпированный чиновник, который непременно захочет заполучить часть успешной компании. Поэтому невозможно говорить о развитии полноценного фондового рынка в России, пока мы не решим проблему с коррупцией.
– Александр Александрович, вы ведь уже четыре года читаете просветительские лекции по вопросам фондового рынка в образовательном центре инвесткомпании «Брокеркредитсервис». Людей на семинарах прибавляется?
– Конечно. По примерным оценкам, через наши семинары прошло уже больше тысячи человек. Наверное, для Ставрополя это кажется не такой большой цифрой, но подвижки очень серьезные. Главное, что ширится возрастная и профессиональная палитра людей, которые готовы инвестировать в фондовый рынок: к нам приходят и таксисты, и пенсионеры, и студенты – люди, у которых есть свободные деньги, и они хотят эти деньги грамотно сохранить и приумножить. 
Население уже не обманешь пропагандистскими лозунгами, люди понимают, что рано или поздно у России закончится нефть – поток «дешевых» денег в экономику иссякнет, начнет неуклонно снижаться уровень жизни. И тогда гражданам придется думать о новых источниках пополнения капитала. И на семинарах мы рассказываем, что это за источники: вложения в золото, валюту, недвижимость, в ценные бумаги наконец.
Даже несмотря на неразвитость отечественного фондового рынка, потенциал для привлечения сюда массового инвестора огромен. Сравните: на крупнейшей фондовой бирже страны – ММВБ – зарегистрировано лишь около 130 тысяч трейдеров, а вот в США вложения в ценные бумаги имеет треть домохозяйств, или почти сто миллионов.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН

 

Анатолий20 февраля 2011, 22:48

 
 
 
 

Сначала обобрали приватизацией а теперь инвестируй помогай Грефу(а то менеджерам на бонусы не хватает).инвестируют излишки а у нас инфляция всё *съинвестировала*(жкх бенЗИН проДОвольстВИЙ).Не ДО ЖИРУ....

Елена18 февраля 2011, 00:15
 
 
 
 

Смешно, когда на эти курсы сгоняют детсадовских работников, получающих 5 ты. руб. зарплаты. Люди возмущаются и негодуют. Им семьи кормить не на что, а им про инвестиции в золото и брилианты. Судя по всему, эти семинары и даром никому не нужны, иначе откуда эта обязаловка?

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий