Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Одержимость предгорненских следаков карательной психиатрией обязывает общественность требовать проверки на вменяемость их самих. И не только их одних

 

Имя Павла Кюльбякова, правозащитника из Предгорного района, прозвучало на всю страну после его встречи с главным следователем России Александром Бастрыкиным, которому правдолюбец рассказал о том, какие преступления творят на Ставрополье некоторые чиновные лица.
По словам Кюльбякова, руководитель Следственного комитета был поражен его рассказом, и обещал взять расследование скандальных фактов под контроль. Но «контроль» поручил провести местным органам. Вот тут – предсказуемо! – и понеслось… Чего только не пытались «впаять» Павлу Кюльбякову местные следаки! А поскольку уцепиться было не за что, то ничего больше, как во что бы то ни стало объявить его «шизиком», в их свежие головы, не отягощенные интеллектом, прийти не могло.
В последней по счету публикации «Невменяемые люди с госполномочиями» (№33 от 28 августа с.г.) мы рассказали, как вначале следователь Петухов, а потом его коллега Арутюнян, переступая все конституционные и правовые нормы, запихивали Кюльбякова в психушку. И где находились «врачи», насильственно (против воли Кюльбякова и при отсутствии решения суда) проводившие «обследование» прямо в СИЗО. То есть добровольно обслуживали беззаконников в погонах, забыв о профессиональной чести и долге.
В этом месте сделаем паузу, чтобы задать вопрос ребром министру краевого здравоохранения г-ну Виктору Мажарову. Не пора ли Виктору Николаевичу наконец разобраться и в этом – очередном – скандале в своем ведомстве?! Главный краевой врач умудряется постоянно оставаться в сторонке. Это хитромудрое молчание уже давно напрягает общественность, раздраженную негативными фактами медицин-ских реалий на Ставрополье.
В вышеупомянутой статье мы остановились на том, как попытку следователя Петухова упрятать «клиента» в психбольницу разрушила апелляционная коллегия краевого суда, признавшего его безумную «хотелку» незаконной, после чего г-н следователь ушел в отпуск набраться сил.

 

А где «дом родной» у следователя и судьи?
Вернувшегося из отпуска физически и морально окрепшего следователя Александра Петухова вновь обуяла одержимая страсть отправить Кюльбякова в психбольницу. Поэтому-то и родилось новое (третье по счету!) постановление следователя о проведении психиатрической экспертизы. На этот раз – стационарной.
В третий раз судом Предгорного района (судья Нина Турлаева, та самая судья, которая настойчиво уводила от ответственности четверых полицейских-насильников по делу Вячеслава Мерехи) вынесено нужное следователю решение – «поместить П.Н. Кюльбякова... в психиатрический стационар для производства стационарной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы...
На период производства судебной экспертизы местом исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, избранной обвиняемому Кюльбякову П.Н., считать территорию ГБУЗ «Ставропольская краевая клиническая психиатрическая больница №1 в г. Ставрополе» (выделено авт.).
Вот так следователь Петухов, а следом и судья Турлаева остроумно решили, что «домом» у Кюльбякова теперь будет психбольница.
А что вы считаете своим домом, господа самоуправщики? Лично мне вспоминается знаменитая фраза из кинофильма «Берегись автомобиля!»: «Твой дом – тюрьма!»
А теперь привлеку особое внимание читателей к тому, как разнузданно по отношению к закону действует легко импровизирующая права человека сама судья Турлаева. Зная, что заключение психиатрической экспертизы, которая проводилась в СИЗО, признано высшей инстанцией незаконным, судья этому противостоит и пишет в своем решении следующее: «Несмотря на то (?! – Авт.), что апелляционным определением... признано незаконным постановление старшего следователя Петухова А.П.» о назначении этой экспертизы, «...суд считает необходимым принять во внимание имеющееся в представленных материалах заключение комиссии экспертов от 02.07.2013 года за №998, согласно которому для установления психического состояния и решения экспертных вопросов Кюльбякову П.Н. следует провести стационарную судебно-психиатрическую экспертизу (?! – Авт.). Сведений о том, что данное заключение экспертов кем-либо обжаловалось, нет».
Вопрос из зала: а не следовало ли судье обжаловать заключение экспертов, если само назначение экспертизы уже признано судом незаконным? Вопрос риторический, ибо судья в данном случае играла роль в спектакле, поставленном по сценарию следователя.
Несмотря на то, что в судебном процессе присутствовал помощник прокурора Предгорного района Г.Г. Полихронов и все эти деликатные правовые вопросы одобрил, у редакции имеется несколько вопросов к краевой прокуратуре, предназначение которой – строго следить за отправлением закона. Можно ли в постановлении следователя, в судебном решении ссылаться на документ, полученный незаконным путем?
Если сегодня в Предгорном районе это возможно, то не пора ли устроить в отдельно взятом районе тотальную чистку рядов следственного отдела, суда и районной прокуратуры?

 

Апелляционная жалоба карается арестом
Всю ночь со 2-го на 3 сентября после вынесенного судебного решения у дома Кюльбякова дежурила полиция. Кто туда послал эту стражу и для чего – Кюльбяков так и не выяснил. Понимал, что это незаконно, и выходил к ним спросить, чей же это приказ. Они ежились и вздыхали, усиливая давнее подозрение: силовиков используют не в рамках закона, не в интересах общества, а по «хотелкам» частных лиц, пусть они даже и при погонах. Но внятного ничего от них не услышал. Сам же хозяин дома, где торчали полицейские, не спал полночи – писал апелляционное заявление на упомянутое выше решение суда, ведь судья Турлаева дала на его обжалование всего три (!) дня, хотя по закону положено десять! И правильно сделал, что поспешил.
А утром он отправился в суд сдавать апелляционную жалобу. Как только вышел из здания суда, его тут же арестовали вызванные кем-то сотрудники полиции.
И вот тут возникает вопрос уже к начальнику краевого ГУ МВД Александру Олдаку. Может, в стране за ночь поменялись законы, которые дают «основания» задерживать гражданина, выходящего из здания суда, не матерящегося, не дебоширящего, трезвого, никого не убившего и не покалечившего, ничего не укравшего, в розыске не находящегося – просто выходящего из здания суда?
Какие «основания» были для задержания Павла Кюльбякова, полноправного российского гражданина, не совершившего криминальных действий? Не просто задержания, а еще и насильственного его препровождения в Ставрополь, в краевую психиатрическую больницу? Кто господам полицейским указал такой маршрут?
Если полицейские из Предгорного района выполняют тайный приказ какого-то лица, то будьте добры, сообщите общественности имя и фамилию этого лица, чтобы все знали, кому у нас на самом деле подчиняются полицейские в Предгорном районе, а за ними прокуроры и судьи. Кто там у нас ни бога, ни черта не боится, а уж Закона – тем более?!

 

Инквизиция в белых халатах
Что еще интересно, в краевой психиатрической больнице Кюльбякова приняли. Даже не спросили, вступило ли судебное решение в законную силу. Павел пытался медиков просветить, воззвать к их разуму, показывая копию своей жалобы с отметкой судебной канцелярии! Но это лишь усугубило его положение.
Похоже, что любого переступающего этот порог здешние медики поджидают, как охотники жертву. Как рассказывал мне Павел, заведующая отделением стационарной судебно-психиатрической экспертизы Елена Лепяхова с мстительными интонациями в голосе ему пообещала: «Вот вернется дело с апелляции – мы тебе тут та-а-кого (?!) напишем!»
Оказывается, поведенческая зараза карательной психиатрии никуда не исчезла. Ведь подобные медицинско-юридические действа совершаются в присутствии адвоката подследственного, и Лепяхова не знать об этом не могла. Почему торопилась, для кого старалась? Видно, что и торопилась, и старалась, походя еще и пригрозив «больному» санкциями.
Итак, стали Павла Кюльбякова оформлять в стационар. В приемном покое у измученного издевательствами «пациента» замерили артериальное давление, оно оказалось критическим – 230 на 110. В таких случаях пациенту требуется неотложная медицинская помощь и консультация квалифицированного терапевта, эндокринолога или кардиолога.
И если этот пациент не доверяет врачам из психушки (чему имелись все основания), необходимо было вызвать специалистов из других городских медицинских учреждений. Однако «скорую помощь» не вызвали. Такое отношение к пациенту заставляет думать, что это не врачи, а какие-то секретные агенты. По-моему, налицо психологический террор под видом медицинской помощи.
«Скорую помощь» попытались вызвать сам Кюльбяков и члены его семьи (из Предгорного района по телефону). Но оперативная медпомощь ехать в специфическое лечебное учреждение отказалась. Была ли при этом угроза жизни и здоровью Павла Кюльбякова? Любой мало-мальский медик скажет: была, и весьма серьезная.
Никакой помощи пациенту не оказав, «врачи» приняли его «на руки» для исследований. Можно ли при таком состоянии здоровья проводить какую-то экспертизу? Да и вряд ли в этом безумном учреждении можно было надеяться на объективное заключение!

 

Казнь отменить, но с электрического стула не снимать
На третий день пребывания Кюльбякова в больнице стали твориться интересные вещи. Кюльбякову принесли два письма. Одно – от следователя Петухова, присланное в больницу на имя главного врача по факсу (реакция следователя на жалобу адвоката правозащитника краевому прокурору Ю. Турыгину). Оно извещало о том, что судебное постановление о назначении стационарной психиатрической экспертизы обжаловано и производство экспертизы следует приостановить (а Кюльбяков вам что говорил, бессовестные медики?!).
Но читаем дальше: «…До решения апелляционной инстанции ...местом нахождения и соответственно местом домашнего ареста (Кюльбякова П.Н.) считать вверенное Вам учреждение»(?!). Идиотизм? Полный!
Для должного впечатления представьте ситуацию: приговоренный к смерти заключенный сидит на электрическом стуле. В самый последний момент поступает палачам команда: казнь остановить. Останавливают. Но с электрического стула жертву не снимают…
Второе письмо Кюльбяков получил от исполняющей обязанности главного врача Галины Михайловны Щетининой. Вот что она ответила на его заявление о нарушении закона сотрудниками больницы: «...В действиях сотрудников отсутствуют нарушения законодательства ...действия сотрудников больницы являются законными и направленными на исполнение постановления суда (не вступившего в законную силу! – Авт.). Уведомления (телеграммы) Ваши и адвоката Пименова В.В. о подаче апелляции, полученные 3 и 4 сентября 2013 года, не являются процессуальным решением... и не имеют юридической силы для лечебного учреждения».
Автор этих строк пыталась созвониться с руководством больницы и получить ответ хотя бы на один вопрос: в других случаях, когда человека привозят на психиатрическую экспертизу, в больнице также не интересуются, вступило ли решение суда в законную силу? Юрист психиатрической больницы Людмила Захарова на этот вопрос отвечать отказалась, сославшись на то, что не уполномочена разговаривать со СМИ (?! – Авт.).
Галина Щетинина, едва я произнесла в трубку первые слова, резко оборвала: «Я ничего комментировать не буду» (?! – Авт.). Чистой воды хамство психиатрической чиновницы – ведь не чаю же предложили выпить, а ответить на вопрос о нарушении ею конституционных прав пациента. Хамство хамством, но тут еще и злоупотребление должностными полномочиями, воспрепятствование деятельности СМИ на получение общественно важной информации.
Видимо, в краевой психиатрической больнице знают о своих грехах, потому и отказываются общаться с прессой.

 

Наглядный урок: впредь не жаловаться!
А этот «странный» Кюльбяков, уже успевший своим появлением внести какой-то разлад в слаженный процесс производства психиатрических экспертиз, сидел, должно быть, на своей больничной койке, сжимал руками голову, раскалывающуюся от повышенного давления, и думал:
«По моему заявлению о вымогательстве еще в 2010 году возбудили уголовное дело №72607. До сих пор оно не закрыто, виновные не установлены. А вместо того, чтобы их искать, организована эта травля. Наверное, уже пора писать жалобу прокурору на следователей в порядке п. 2 ст. 123 о нарушении разумных сроков следствия по этому уголовному делу».
Пока он об этом здраво размышлял, руководство больницы все-таки уразумело: идти на поводу у следовательского беззакония, то есть насильно удерживать человека в медучреждении, опасно для них самих.
Выпустили они Кюльбякова из своего гуманного спецучреждения 6 сентября. Без денег, без документов (паспорт еще в июне забрал следователь и почему-то до сих пор не возвращает), в одной тоненькой футболке, в которой был увезен в теплую погоду.
За эти дни успело резко похолодать, но доставить его домой никто из участников его незаконного удержания не хотел. К больнице приехали люди из местной правозащитной организации (узнали о Кюльбякове из нашей газеты), проконсультировали, какие необходимо получить документы из больницы, чтобы не случилось инцидентов по дороге. Вместе отправились в краевое УФСИН, там ехать на КМВ вечером в пятницу никто не хотел, так как доставляла в Ставрополь Кюльбякова не эта служба, а полиция.
Выпустили Павла из больницы в 5 часов вечера. Надо было успеть домой до 22-00 – с этого времени по постановлению суда начинается домашний арест. Не окажись Кюльбякова дома, большой выдумщик следователь Петухов захотел бы счесть это нарушением режима и запихнуть его опять в СИЗО. Это у них, районных следаков, запросто!
Мне представляется, что весь этот концерт с психушкой, с участием силовиков, судов и медиков, устроен для того, чтобы, запугав людей, отвлечь их внимание от запредельной криминализации района на самых верхах. Вот Павел Кюльбяков всю эту нескончаемую мерзость местной «элиты» увидел и ужаснулся: мол, как все мы жить будем в таком дерьме?! Как жить будут наши дети и внуки?! А ужаснувшись, решил «просветить» Бастрыкина.
Но наш главный следователь, может, действительно не осознает, что творят в низовых организациях его ведомства петуховы, арутюняны и прочие, которые не дружат ни с законом, ни с головой, ни с совестью. То ли и сам полагает, что осаждающие толпами его приемные жалобщики – того, «с приветом», и, передавая их в руки своим подчиненным на местах, в принципе не возражает проверять их «на шизанутость»?!
Ведь случай с Кюльбяковым в стране не первый: кто пробивается к Бастрыкину с чемоданом компроматов, максимально рискует разом оказаться без этого «груза» и в одной футболке на холодном ветру – теперь знаете где. Другим – наглядный урок: впредь не жаловаться!

 

Елена СУСЛОВА

 

Павел Кюльбяков 30 сентября 2013, 09:15

Сказалось на читателях газеты,те акты откровенного преследования меня со стороны ОПС региона в лице руководителей Предгорного ОМВД,прокуратуры ,МСО СУ СК РФ по СК и почти всех судей Предгорного суда во главе с их скандально известным председателем Железняковым В.К. Фактически жителей региона КМВ запугали неминуемолй рассправой за правду,за использование своего Констиционного права по обращению к "правоохранителям" Предгорного района.Показали как они действуют сообща ,какие недопустимые методы используют ,как фальсифицируют все и вся .И наглядно продемонстрировали ,что они полноправное структурированное ОПС, причем с участием врачей-психиатров для достижения преступных целей . Этим самым они демонстрируют свою силу ,направленную против государственного устройства,против Конституции РФ и граждан РФ ,которых они призваны защищать.Ведь именно за это им и платит государство зарплату ,которой им все время недостает и которою они пополняют, негласно участвуя в разного рода бизнесе. Акт запугивания по всей вероятности удался .Сайт "Социальных Модераторов" практически прекратил свое существование ,правозащитника Потапова Н.А. расстреляли ,теперь пытаются со мной справиться . Любое их действие ПРЕСТУПНО и чем больше нападок на меня ,тем больше составов преступлений в их действиях .Читатели "Открытой" по всей вероятности боятся высказывать свое мнение на сайте .И это не просто опасения иметь неприятности ,помятуя ,что произошло с Потаповым Н.А.и со мной .Людей заставляют молчать ,без права высказаться и иметь свое мнение о жизни в регионе Кавказских Минеральных Вод.Желание рассправиться со мной ,это желание заставить бояться коррупционеров и подчиняться беззаконию и правилам беспредела в судах и прокуратуре,полиции и МСО отдельно взятого Предгорного района Ставропольского края .Даже на сайте "Открытой" жители жалуются ,что сайт контролируется и высказывания и коментарии читателей не выставляются.

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях