Поиск на сайте

 

 

На днях Счетная палата края опубликовала результаты проверки исполнения краевого бюджета за прошлый год. На основании отчета палаты «Открытая» провела анализ социально-экономического состояния края за прошлый год. Его результаты полностью развенчивают созданный властями края политический миф, будто кризис обошел Ставрополье стороной. Результаты проверки показали почти полное бессилие краевого правительства в борьбе с кризисом и чудовищные масштабы неэффективности бюрократии, возглавляемой губернатором.

 

Кризис ударил под дых
Прошлый год для краевой экономики стал самым тяжелым в новом тысячелетии. После казавшихся несконча-емыми «тучных» лет экспортного изобилия экономический коллапс оказался вдвойне болезненным. Вот лишь некоторые цифры, которые приводят аудиторы в своем отчете.
За прошлый год на Ставрополье на четверть снизилась строительная активность и экспорт товаров на 13% - импорт, на 8% - оборот отрасли ЖКХ, на 7% - добыча полезных ископаемых. Практически нулевым оказался прирост инвестиций (годом ранее был 18%-ный рост), ритейла (розничной торговли) и рынка платных услуг.
Почти не увеличились реальные доходы населения. Зато армия безработных выросла на 4,5 тысячи человек, достигнув 35 тысяч (это 2,7% экономически активного населения); причем не стоит забывать, что это лишь официальная статистика. Одно радует, инфляция по итогам года составила всего 9% (годом раньше было 15%). 
Интегральный показатель развития экономики – ВРП (валовый региональный продукт) – впервые за десятилетие продемонстрировал не рост, а падение на 3%. Вроде не так плохо, учитывая, что в среднем по стране экономика рухнула на 8,5% (а в соседних со Ставропольем индустриальных регионах падение выражалось и вовсе двузначными цифрами).
Но вот вам другая цифра: подушевой ВРП в крае, по оценкам Счетной палаты, составил 115 тысяч рублей, а это более чем вдвое ниже, чем в среднем по стране. «Итоговые показатели 2009 года свидетельствуют о недостаточности антикризисных мер, принятых Правительством Ставропольского края», – сухо констатирует Счетная палата.

 

Оракулы из бутылки
Бюджет на прошлый год верстался исходя из «Прогноза социально-экономического развития», подготовленного краевым Минэкономики в самом конце 2008-го. К этому моменту уже были понятны истинные масштабы кризиса, подкосившего все территории и отрасли экономики. Но при этом большинство заложенных в краевой прогноз экономических показателей оказались прямо-таки утопическими (особенно это заметно в сравнении со сдержанным пессимизмом в аналогичном прогнозе для всей России).
Например, планы развития сельского хозяйства в Минэкономики края завысили на треть, розничной торговли и доходов населения – примерно на 20%. Круче всего «промахнулись» с таким индикатором, как прибыльность краевых предприятий, в реальности она оказалась ниже прогнозной более чем вдвое! А это все миллиарды и миллиарды рублей!
Понятно, белодомовские чиновники могут возразить: кризис, мол, штука непрогнозируемая, ведь скачут и цены на сырье, и курсы валют. Это так. Но нострадамусы из нашего Минэкономики и до кризиса страдали тягой к безбрежному утопизму: как отмечает Счетная палата, при разработке бюджета предыдущих лет правительство (возглавляемое еще Черногоровым) также неизменно «ретушировало» экономические прогнозы. Например, прогнозы относительно ВРП (показателя, ключевого для любой экономики) каждый год были завышены в среднем на 12-13%. 
Как отмечала Счетная палата в своих отчетах за прошлые годы, «высокая погрешность на всех стадиях прогнозирования: прогноз, оценка, факт – является одним из дезориентирующих моментов в процессе формирования бюджета… Ошибки в расчетах, допущенные при прогнозировании, не позволяют эффективно формировать как доходные, так и расходные обязательства бюджета».
Короче: краевые чиновники элементарно не представляют, как работает экономика Ставрополья, и потому не умеют прогнозировать ее развитие. А во время кризиса (когда так нужны четкие ориентиры на будущее) бездарность наших «оракулов» проявилась стократно. Причем от «бюджетного» популизма правительства страдает население. 
Когда проект бюджета на 2009 год только верстался, о его утопичности кричали все: краевая дума, независимые эксперты-экономисты, пресса, сама Счетная палата. Однако губернатора и его команду отличает завышенная самооценка: мол, сами с усами. И потому привычно и самовлюбленно выдали далекий от реалий финансовый документ. 
Но едва начался финансовый год, чиновники схватились за голову, принявшись бюджет спешно переписывать, подгоняя под кризисные будни. Первая его корректировка пришлась уже на 29 января, что просто неслыханно по меркам цивилизованной экономики!
Представьте только: за год доходная часть бюджета «съежилась» на 4,5 млрд. рублей, а расходы, напротив, выросли на 3,5 млрд. Зато армаде белодомовских функционеров нашлась работенка по принципу: дурная голова ногам покоя не дает. «Ноги» – это весь край, его население, с которым «экспериментируют» люди попросту несведующие.
Как если бы над больным «колдовал» самозванец, чью принадлежность к врачебной касте определял бы только белый халат. Вот и для команды Гаевского такой «белый халат» – это сама принадлежность к высшей власти.

 

Оркестр без инструментов
В прошлом году, как подсчитали аудиторы, прямые потери краевого бюджета от кризисных явлений в экономике составили... более 3 млрд. рублей. Казалось бы, не такая уж большая цифра, особенно в свете вышеописанных «ужастиков». Все просто: снижение одних видов налогов компенсировалось относительным ростом других.
Самая провальная ситуация оказалась с налогом на прибыль организаций, который является ключевым для краевого бюджета (обеспечивает треть доходов). В условиях тотального падения спроса большинство краевых предприятий показали мизерную прибыльность, а каждое седьмое и вовсе закончило финансовый год с убытками. В итоге налога на прибыль на Ставрополье собрали на треть меньше, чем годом ранее. 
Из-за резкого снижения цен на сырье за год почти на 40% снизилась собираемость налогов (и иных платежей) за пользование природными ресурсами. Почти вдвое меньше прошлогодних оказались сборы Единого сельскохозяйственного налога и налога на игорный бизнес. 
На 10% меньше собрали налогов по упрощенной схеме. А тут дело вот в чем: «упрощенка» придумана для малых предприятий, и краевая дума, чтобы поддержать «малышей», в начале прошлого года снизила ставку налога с 15% до 5%. В итоге краевой и местные бюджеты недополучили 216 млн. рублей, зато были спасены от неминуемого банкротства многие малые предприятия. 
На треть выросли суммы собранных акцизов (это вовсе не заслуга налоговиков, просто изменились нормативы отчислений, касающиеся акцизов с нефтепродуктов). Чтобы хоть как-то пополнить бюджет, была принята масштабная программа приватизации госимущества, которая была ударно перевыполнена в полтора раза (кроме того, на 12% перевыполнили план по арендным платежам). Ведь, чтобы продать госимущество, особого управленческого таланта не надо.
Примечателен и такой факт. В краевой бюджет накапало 23 млн. рублей по статье «Невыясненные поступления», то есть непонятно, кто их заплатил и за что. Причем из года в год суммы «несознанки» растут. Причина, по мнению Счетной палаты, банальна: администраторы бюджета (в том числе налоговая инспекция) практически не контролируют уплату закрепленных за ними платежей. 
Коснулось Ставрополья и решение Москвы «оттянуть» на себя всех крупных региональных налогоплательщиков, для чего были спешно приняты несколько поправок в Бюджетный кодекс РФ. В итоге из края «ушло» большинство налоговых платежей  «Невинномысского азота», а это почти 2 млрд. рублей.
Впрочем, часть этих денег Москва региону вернула: в минувшем году федеральные перечисления выросли на 22% (плюс 5 миллиардов к заранее ожидаемым). 
Теперь же на «антикризисную» помощь Москвы надеяться не приходится. Счетная палата на сей счет дает рекомендацию: «Необходимо вновь доказывать привлекательность Ставропольского края для стратегических инвесторов из зоны свободного капитала».
Белодомовская команда этот «положительный» имидж формирует, только до смешного рьяно. Например,  недавно «обрадовала» ставропольцев высоким «рейтингом цитируемости губернатора в СМИ», бездарно ликуя по поводу того, что Гаевский в этом списке сомнительных достоинств занял второе место после чеченского властителя Кадырова.

 

За конфетку, за монетку
Теперь о расходах. Несмотря на обвальное положение дел в краевой экономике, когда бюджетные расходы пришлось сократить по максимуму, большинство ведомств умудрились не потратить выделенные им казенные средства. Поводы самые разные: то вовремя конкурсные процедуры не провели, то подрядчик оказался ненадежным и разорвал контракт, а причина одна – чиновничье разгильдяйство. (Закончили финансовый год с нулями на расчетных счетах только две малозначимые структуры – аппарат омбудсмена и жилищная инспекция.)
Одна из причин – то, что краевой Минфин утвердил кассовый план лишь в середине февраля, то есть спустя полтора месяца после начала финансового года. Всего же в конце года на расчетных счетах «замерзло» почти 4 млрд. рублей (из них больше 2,2 млрд. – в муниципалитетах, около 1 млрд. – в госучреждениях и почти 700 млн. – на общем счете краевого бюджета). Причем из этой гигантской суммы 313 млн. пришлось вернуть в федеральную казну.
По сути, «замерзшие» миллиарды – это пустые обещания чиновников. Представьте: они приняли закон, о нем громко прокричали, даже выделили деньги на его воплощение… только до людей эти деньги не дошли. И такая бесхозяйственность не лучше коррупции.
Хуже всего обстояло дело с финансированием таких бюджетных разделов, как «Культура», «Социальная политика», «Образование» – короче, всего социального блока, которому в кризис деньги нужны были острее всего. Вообще, читать этот раздел в отчете Счетной палаты нельзя без возмущения. Да что это за тупость и бездушие царят в министерствах и ведомствах, из-за которых не могут получить причитающиеся им деньги учителя, врачи, сироты, пенсионеры…
Например, на счетах Минсоцзащиты к концу прошлого года «зависли» 225 млн. рублей, Минздрава – 188 млн., Минобразования – 174 млн... Даже Минэкономики, которое громче всех призывало на борьбу с кризисом, не сумело вовремя потратить каждый пятый бюджетный рубль. 
На местах «зависли» почти 100 миллионов, которые должны были пойти молодым семьям на приобретение жилья. Виноваты чиновники Минстроя: они еще в феврале 2009 года должны были разработать порядок предоставления таких субсидий, реально же схема  заработала только в сентябре. Более того, в крае до сих пор не разработаны критерии признания молодой семьи платежеспособной, а потому многие в программу попали случайно и, получив от государства субсидию, в итоге не сумели рассчитаться за жилье.
Еще в марте муниципалитеты получили 36 млн. рублей на ремонт военных мемориалов, успеть с работами должны были еще к майскому празднику. В итоге к концу года не успели потратить 1,5 млн. (а например, в Дубов-ском сельсовете Шпаковского района к ремонту захоронений даже не приступали).
В Ставрополе лишь под конец года дождались 19 млн. рублей на реконструкцию библиотеки им. Лермонтова. В Пятигорск уже под Новый год пришли из краевого бюджета обещанные 10 млн. рублей на реконструкцию роддома, еще 6 миллионов мэрия города-курорта не сумела вовремя потратить на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций.
В Ипатово не смогли за год потратить 10 млн. рублей на реконструкцию детской консультации в ЦРБ. А вот в комитете городского хозяйства Ставрополя оказались неспособны освоить 74 млн. рублей, выделенных Москвой на закупку коммунальной техники (причем это треть от всей суммы субвенции). Позорище!
Праведный гнев лишь усиливается, когда читаешь объяснения, которые дают министерские портфеленосцы, чтобы оправдать свой управленческий маразм. Например, в Минстрое «зависло» 357 млн. рублей, выделенных на субсидии для приобретения жилья ветеранами ВОВ. По логике чиновников, оказывается, нищие старики сами не спешили получать эти компенсации. Каково, а?!
А вот, скажем, в комитете ЖКХ во всем винят подрядчиков, которые не сумели потратить 70 млн., выделенных государством на переселение граждан из аварийного жилья. Зато, например, в Минсельхозе без стеснения пояснили, что сами провалили план по закупке племенных животных (стоимостью 12 млн. рублей).  
Впрочем, бездеятельные портфеленосцы сидят не только на Ставрополье, но и в Москве. Они месяцами тянут выполнение простейших заданий, из-за чего, например, краевые предприятия недополучили в прошлом году 137 млн. обещанных рублей на субсидирование банковских кредитов (документы в Минэкономики России были подписаны лишь в сентябре). 
Из-за нерасторопности москвичей Ставрополье не получило 46 млн. рублей на подготовку рабочих кадров для инновационной экономики (деньги пришли лишь в ноябре, когда проводить тендеры было уже поздно). До фермеров и кооператоров не дошли 80 миллионов на помощь в агрокредитовании. Дети-инвалиды лишились обещанных 16 миллионов на дистанционное обучение (Москва также тянула до ноября). 
Не стоит также забывать, что к концу года на счетах краевых ведомств помимо бюджетных остатков скопилась еще и «дебиторка» (то есть непогашенные долги поставщиков). Всего около 1 миллиарда рублей. Причем за прошлый год сумма долга выросла на треть.
Причины появления «дебиторки» банальны. Во-первых, чиновники не контролируют подрядчиков, которым сами же раздают заказы. А во-вторых, не добиваются от муниципалитетов возврата в краевую казну вовремя не потраченных перечислений. Причем некоторые ведомства и вовсе поставили антирекорды: скажем, у Минприроды за год «дебиторка» выросла вдвое, а у Минкультуры и Управления мировых судей, – в четыре раза!
  
 

Попрошайки при чинах
Муниципалитеты на Ставрополье (как, впрочем, и везде в России) живут с протянутой рукой: лишь наполовину их бюджеты обеспечены собственными доходами, остальное – перечисления из края (реже из Москвы). Во многих муниципалитетах собственных доходов не хватает даже на то, чтобы содержать местную администрацию, что уж говорить про социалку и коммуналку! 
Видя такое унылое положение дел, правительство решило потратить широким жестом на развитие инфраструктуры городов и весей 1,3 млрд. рублей. Правда, в течение года красивая цифра снизилась в полтора раза, зато количество объектов в списке выросло с 74 до 90. В итоге на большинство из них пустили копейки, а на 25 попавших в список объектах строительные работы даже не начинались! Например, правительство пока отказалось от возведения хирургического комплекса краевой детской больницы и нового корпуса краевого бюро судмедэкспертизы в Ставрополе. На 54 миллиона урезали смету нового корпуса краевой больницы (а строят его аж с 2001 года!). 
И вот нынче в крае остается 261 долгострой разной степени готовности (большинство заложены еще при Черногорове). Плюс еще 128 объектов, существующих пока лишь на бумаге. Чтобы завершить все эти стройки, нужно без малого 50 миллиардов рублей, а это годовой бюджет всего края.
Причина все та же, что и у прочих бед Ставрополья, – бесхозяйственность и популизм наших чиновников. Ведь обещать построить больницу или школу для них (при любом губернаторе) всегда было намного важнее, чем построить ее на самом деле. Короче, главное – не быть, а слыть!

 

 

Программа бездействия
Такая же ситуация и с целевыми программами. Их штампуют десятками, порой даже не задумываясь: а будут ли деньги на реализацию? И в итоге получаются демагогические «пустышки». Например, программа по развитию малого и среднего бизнеса в 2009-м оказалась профинансирована лишь наполовину, по информатизации органов власти – на две трети, а, скажем, программа по управлению рисками ГО и ЧС, стыдно сказать, на 0,4%.
Короче, с такими темпами работы правительству хватит на десятилетия. При этом, правда, чиновники вынуждены расплачиваться по долгам давно минувших лет. Так, в 2009-м пришлось погашать старые долги по 19 давно закрытым целевым программам (а для этого нужно было «отвлечь» почти 200 млн. рублей). Впрочем, винить в этом столоначальники могут только самих себя – нужно было засучивать рукава раньше, чтобы не кусать локти сейчас.
Причем, как указывает в своем отчете Счетная палата, некоторые целевые программы лукаво принимаются вообще без «целевых» индикаторов. А без этого как оценишь, эффективно потрачены деньги или нет? То есть чиновники сознательно оставляют себе лазейку для манипуляций, ведь при любом раскладе можно будет потом гордо заявить: мол, программа оправдала все надежды и сработала на все сто.
Плюс к тому «отраслевые» чиновники порой беззастенчиво подгоняют давно принятые целевые программы под ухудшающиеся реалии: задним числом вносят коррективы в программные документы, не согласуя их (как того требует закон) с Минфином и Счетной палатой. «Открытая», кстати, уже подробно рассказывала об этом на примере краевой целевой программы «Модернизация ЖКХ края на 2008-2010 годы» (см. «Коммунальная лихорадка», №13 от 7 апреля с.г.).
И таких примеров еще пруд пруди. Причем все с коррупционным душком.
Из этого же ряда и странные «исправления», которые аудиторы Счетной палаты обнаружили в бухгалтерской отчетности краевых госучреждений. Всего подобные нарушения найдены в 25 учреждениях, в их числе училище олимпийского резерва, казачий ансамбль «Ставрополье», редакция газеты «Наше Ставрополье», краевой архив, станция по борьбе с болезнями животных и другие. В общей сложности «исправлений» здесь аудиторы выявили на десятки миллионов рублей (точную цифру установить невозможно). 
Но самый невообразимый факт аудиторы вскрыли в «скромном» Комитете по делам молодежи. Здесь потеряли бухгалтерский отчет за 2008 год (причем как в бумажном, так и в электронном виде). Любой хоть немного разбирающийся в финансах тут воскликнет: да это невозможно, как же вообще тогда комитет работал?! А вот так. Сколько миллионных секретов и загадок канули в Лету вместе с этим документом, хотелось бы верить, разберутся компетентные органы. Как, впрочем, и по всем прочим фактам финансовых нарушений.  

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»

 

alexsander16 июля 2010, 00:54

 
 
 
 

молодцы. отличная статья. открытая всегда нравилась за ИНТЕРЕСНЫЕ материалы. в этом ключе и последняя статья господина Раптанова Юрия Анатольевича, опубликованная в одном из блогов.

vera15 июля 2010, 12:11
 
 
 
 

из комитета, да в минсельхоз,там то же самое.

паеда15 июля 2010, 12:10
 
 
 
 

Спасибо за смелый комментарий результатов Счетной палаты,теперь бы еще комментарий выслушать прокурора Полуэктова.А что ж вообще нам дальше делать?Как дальше жить?

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий