Поиск на сайте

 

 

 В канун 9 Мая в крае открыли несколько мемориальных досок

 

На здании городского почтамта (на проспекте Октябрьской Революции) в мраморе увековечили память Александра Малахиева, который в годы войны возглавлял краевое управление связи. 
А в краевом Следственном управлении (на улице Абрамовой) открыли мемориал Клавдии Абрамовой, в честь которой и названа улица. Во время войны она была помощником прокурора края, организовала антифашистское подполье в оккупированном немцами Ставрополе. Гестаповцы расстреляли ее вместе с двумя маленькими дочками. 
Еще одна мемориальная доска появилась на жилом доме по адресу: проспект Октябрьской Революции, 26. Здесь в камне обессмертили имя Флавиана Владимировича Рысевца – одного из 12 ставропольских фронтовиков, удостоенных звания Героя Советского Союза. 
За его биографию ухватился бы любой голливудский сценарист: Рысевец прошел почти все самые кровавые сражения Великой Отечественной и выжил всем смертям назло.
Флавиан родился в 1923 году в небольшом городке Свободном Амурской области в семье рабочего и вскоре с родителями переехал в Ставрополь. Как и большинство мальчишек того времени, грезил военной техникой. 
После школы поступил в Минскую бронетанковую «учебку», а вскоре началась война, и вместе с другими пацанами Рысевец попал в сводный курсантский батальон, оборонявший Могилев и другие белорусские города.  
Затем училище эвакуировали в тыловой Ульяновск. Рысевец окончил учебу на отлично, и в августе 1942-го молодого лейтенанта направили на Калининский фронт командовать взводом легендарных Т-34. И Флавиан сразу завяз в многомесячных сражениях за крохотный подмосковный город Ржев. Эту битву даже бесстрастные историки называли не иначе как «ржевский ад». 
Чтобы остановить советские танки, немцы окружили город сетью противотанковых рвов и перебросили сюда множество самоходных бронебойных пушек. Именно взвод Рысевца несколько раз бросали прямо на немецкие противотанковые орудия, и каждый раз он каким-то чудом выходил из «ржевского ада» невредимым. 
Частью долгой Ржевской битвы была операция «Марс» – одна из самых провальных за всю Великую Отечественную, хотя и руководил ею маршал Жуков. Тогда за несколько зимних дней в узком урочище подо Ржевом (прозванном затем Долиной смерти) полегли 15 тысяч советских солдат и сгорели полторы тысячи танков. Сквозь стену заградительного огня немецких орудий смогли прорваться лишь несколько танковых соединений – в том числе взвод Рысевца. 
В бою Флавиан был тяжело ранен, но отлеживаться в госпитале не стал – почти сразу вернулся в боевой строй. Потом молодой танкист воевал на Курской дуге, форсировал Днепр, освобождал Белгород, Харьков, Красноград, Кировоград, Полтаву, Брест. За его Первым механизированным корпусом тогда закрепилась слава самого «городского» танкового соединения, способного вести бой на узеньких улочках.
За освобождение Краснограда Рысевец получил орден Красного Знамени, а за штурм Харькова – медаль «За отвагу». Во время форсирования реки Птичь (это была часть легендарной Белорусской операции) был снова ранен, а за освобождение Бреста получил орден Красного Знамени. 
Однако самый главный бой ждал его на излете войны. В январе 1945-го танкисты в составе ударного соединения начали прорыв через западные районы Польши в Германию. Остатки фашистских войск были загнаны в угол: понимая, что война проиграна, они поклялись умереть, но хоть ненадолго оттянуть падение Берлина.
В крохотном польском городке Черникау располагался стратегический железнодорожный узел. Фашисты готовились отправить в окрестности Берлина три эшелона с бронетехникой. Нашим войскам была поставлена задача любой ценой помешать этому. 
И вот на рассвете танковый полк вошел в город, прорываясь к вокзалу. Немцы засели почти в каждом доме, поливали танки огнем. Был тяжело ранен командир полка, и лейтенант Рысевец взял руководство боем на себя. Его танк подбили, он пересел в другой, потом в третий, но продолжал руководить наступлением… И к вечеру Черникау был взят, а эшелоны смерти так и остались на станции.  
Танковая рота Рысевца отличилась также при штурме польских городов Мшонув, Кутно, Эксен, каждый из которых затравленные фашисты превратили в настоящую крепость. 
Именно здесь проявился недюжинный военный гений лейтенанта: он тщательно планировал каждую наступательную операцию, чтобы танки внезапно врывались в расположение немцев, сея среди них панику. Военная смекалка не подводила Флавиана ни разу... 
Именно за отвагу, проявленную в польских боях, Рысевец получил Звезду Героя.
И вот 16 февраля его танковой роте поставили задачу захватить укрепрайон в Померании. Танкистам придали десант. Однако первая атака разбилась о свинцовую завесу окопавшихся фашистов… А во вторую атаку десантников повел сам Рысевец. Укрепрайон взяли. Но в уличном бою фашистский автоматчик ранил Флавиана разрывной пулей в живот.
Тогда в части лейтенанта посчитали убитым, во фронтовой многотиражке его портрет напечатали в черной рамке. Но Рысевец выжил, он встретил Великую Победу в московском госпитале, здесь же его застала и радостная весть о присвоении звания Героя Советского Союза. 
Вернулся в Ставрополь, сыграл свадьбу с девушкой Зоей, с которой познакомился еще до войны. Мечтал вернуться на военную службу, но старые раны давали о себе знать. Работал в райкоме и горкоме партии. Именно стараниями героя-танкиста в те годы в краеведческом музее появился скелет южного слона, найденного в 1960 году в песчаном карьере под Георгиевском. Рысевец тогда «выбил» и транспорт, и лес для ящиков, чтобы перевезти уникальный скелет в Ставрополь.
Но все равно чиновная работа его тяготила, он ушел работать учителем труда в родную 64-ю школу, потом в городском Доме пионеров (ныне Дворец детского творчества) основал кружок картинга. Вместе с пацанами делал модели танков (их и сегодня можно увидеть в музее Дворца и городском музее «Память»). Не стало Флавиана Владимировича в 1990 году. А к 60-летию Великой Победы его именем была названа улица в 204-м квартале Ставрополя.

 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий