Поиск на сайте

 

 

Пятигорский суд в очередной раз возвратил в прокуратуру дело сотрудников УФМС, заперших в подвале граждан Узбекистана

 

Дело обещало неплохой навар
Год назад «Открытая» газета опубликовала  историю о том, как работники миграционной службы Пятигор-ска незаконно удерживали  в подвале граждан Узбекистана («За что рабочих бросили в подвал?», № 51 от 23-30 декабря 2009 г.). Летом прошлого года перед судом предстали трое: заместитель руководителя отдела А. Чащин и двое его подчиненных - А. Терещенко и  В. Скурко.
11 декабря  2009 года в 6 часов утра по частным подворьям  в окрестностях рынка «Лира», где  компактно проживают мигранты из Узбекистана, торгующие на рынке, пятигорский отдел УФМС по Ставропольскому краю провел очередную облаву. Как еще можно назвать мероприятие, когда врываются в дома, поднимают с постели, заталкивают в машины?! Протоколы на задержанных не составляли. Вместо этого узбеков привезли в паспортный стол Пятигорска, с семи утра до 16-00 они просидели запертыми в подвале.
В Пятигорский следственный отдел следственного управления края были направлены документы для возбуждения уголовного дела по ч. 2 ст. 127 («Незаконное лишение свободы») и ч. 1 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). В качестве подозреваемых привлечены замначальника пятигорского отдела УФМС Александр Чащин и двое инспекторов отдела.
Пятигорский следственный отдел обратился в суд с ходатайством об аресте миграционных чиновников. На допросы к следователям они не являлись, и последние не исключали, что, используя свое должностное положение, чиновники стали бы давить на свидетелей. Однако судья Пятигорского горсуда Лариса Николаенко избрала для подследственных меру пресечения в виде подписки о невыезде.

 

Особый случай 
В УФМС по Ставропольскому краю существовала практика, когда провинившихся перед законом сотрудников обычно тут же увольняли. Задним числом. Так, 5 мая 2009 года при передаче крупной взятки за оформление разрешений на работу службами ФСБ и прокуратуры был арестован заместитель начальника отдела трудовой миграции А. Гончаров. Через некоторое время сотрудники, арестовавшие Гончарова, вернулись в здание УФМС, чтобы поставить в известность  о происшедшем руководство. По приказу начальника УФМС А. Бойкова охрана здания в течение двух часов не пропускала сотрудников в помещение. Когда же их все-таки впустили, Бойков предъявил приказ об увольнении Гончарова задним числом, который он успел «состряпать» за это время.
20 мая 2009 года при получении взятки был задержан инспектор миграционной службы по Предгорному району старший лейтенант внутренней службы С. Арапов. В течение двух часов начальник УФМС А. Бойков появился в предгорном отделе УФМС,  после этого опять «родился» приказ об увольнении Арапова, опять задним числом. 
В нашем же случае никого не увольняли,  краевая миграционная служба, напротив,   применила все имеющиеся рычаги, чтобы это дело замять.

 

Месть за строптивость
Итак, повторим: суд над руководителями пятигорской миграционной службы, повинными в насильственном лишении свободы граждан Узбекистана, начался еще летом прошлого года - спустя почти год после освобождения людей из «плена». А до этого (пока шел процесс документирования доказательств для уголовного дела) перепуганные уголовной перспективой «рыцари» ФМС времени зря не теряли. За время следствия практически всех сидевших в подвале узбеков, числящихся в уголовном деле пострадавшими, под разными предлогами  выдворили из страны. По иску краевого УФМС свидетельницу обвинения Зарифу Юлдашову решением Промышленного районного суда Ставрополя лишили российского гражданства. 
Пока шло следствие, стражи миграционного порядка  приглашали оставшихся в городе потерпевших и  под разными предлогами уговаривали изменить показания. Потерпевшие направили в Следственный комитет диктофонную запись разговора сотрудницы пятигорской миграционной службы Риммы Абрамовой с одной из потерпевших, где последнюю уговаривали изменить показания по делу Чащина и обещали всяческую помощь в получении российского гражданства. Сотрудница наговорила себе на несколько уголовных статей, но, насколько известно редакции, уголовное дело на нее так и не заведено.
Потерпевший Хасан Саидмуратов в ходе досудебного следствия все же изменил свои показания. Это объяснить нетрудно – в то время уже по решению суда он был депортирован из страны. Несмотря на это, с тех пор  ни от кого не скрываясь, продолжал работать на рынке, никто его не отлавливал, не облагал данью, никуда не высылал. Строптивым был наглядный пример результатов хороших отношений с ФМС.

 

Встать, суд идет!
Как только в июле 2010 года уголовное дело попало в суд, было вынесено судебное определение – вернуть дело в прокуратуру на дополнительное расследование. Пока это определение оспаривали в краевом суде, прошла еще пара месяцев. Судебные заседания начались только в начале октября.
С удивлением узнала, что... на каком-то этапе  из обвинительного заключения  исчезла одна статья — ч. 2  ст. 127  («Незаконное лишение свободы»). 
Хорошо запомнился тот день, когда  в судебном заседании показали видеоролик, на котором запечатлен процесс освобождения  подвальных сидельцев. При его просмотре Гюльназа Курбанова не могла сдержать слез. Она хорошо помнила тот день в подвале, она тогда только и думала о своих оставшихся одних дома малолетних детях. Она помнила свой стыд и унижение, когда чужие мужчины подняли  в такую рань с постели, когда при посторонних мужчинах не вытерпела весь день сидеть взаперти без туалета.
Адвокаты обвиняемых по очереди убеждали судью в том, что возможность открыть дверной замок изнутри была. И, дескать, сами мигранты закрылись и не хотели уходить из маленькой, темной и вонючей комнатки.
Довольно активно защищали своих сослуживцев их коллеги. Все  проходили утром в день задержания на работу именно мимо подвала, и никто не заметил, что в подвальной комнате находятся люди. Одна из потерпевших,  Нигора Солиева, не выдержала: «Я так кричала, чтобы нас открыли, а вы обманываете…»
Помнится день, когда давал свидетельские показания   инспектор из Предгорного района Сергей Арапов. Когда отвечал на вопросы судьи Нины Журба,  дрожь в ногах была настолько явственна, что поверить в достоверность его показаний было трудно. Видимо, связывает его с этим уголовным делом нечто гораздо большее, чем те вопросы, на которые он давал показания в ходе судебного следствия.
Частенько после судебных заседаний все адвокаты обвиняемых - как по одному, так и толпой - заваливали в кабинет судьи. Какие вопросы они там решали, сегодня можно только догадываться. У потерпевших адвокатов не было, на их сторону встали только прокуроры.
Прокуратура запросила  для  Александра Чащина 2,6 года лишения свободы с отбыванием в колонии поселения, Александру Терещенко – 1,6 года, Виктору Скурко – 2 года. В качестве дополнительного наказания в отношении  всех троих запросили лишение права занимать должности в государственной и муниципальной службе в течение 3-х лет.
Вместо того чтобы проводить эффективную политику по контролю миграционных потоков, адаптации мигрантов и декриминализации среды приезжих,  местные миграционные структуры на эти процессы не только не реагируют, но и извлекают личную прибыль и способствуют эксплуатации практически рабского труда среднеазиатских рабочих. 

 

Хождение по мукам
Процесс над коррумпированными чиновниками с первых шагов скрипел и тормозил совершенно наглядно. Уголовное дело, как только в июле 2010 года попало в первый раз в Пятигорский суд, определением было возвращено в прокуратуру в связи с тем, что не было возможности привлечь к процессу  пострадавших, они  отсутствовали в России.  Сразу стало понятным  бешеное трудолюбие миграционных чиновников по выдворению строптивых узбеков. Однако судьи не учли троих оставшихся в России  пострадавших, поэтому определение обжаловано прокуратурой, и решением краевого суда дело возвращено в Пятигорский горсуд.
Начавшийся в начале октября процесс в Пятигорском суде продолжался несколько месяцев. Опрошены свидетели, обвиняемые и потерпевшие. Рассмотрены все доказательства. Прокурор выступил с заключительным обвинением. Последнее слово предоставили сторонам процесса. 22 декабря минувшего года судья  Нина Журба удалилась в совещательную комнату. И вместо ожидаемого приговора вышла оттуда с очередным определением – вернуть дело в прокуратуру для уточнения исковых требований из-за невозможности вынести приговор. Сроку на это прокуратуре дали ровно месяц. Ровно через месяц, 21 января пытаюсь найти на официальном сайте дальнейшую информацию по делу Чащина - пусто и глухо, как будто такое уголовное дело в Пятигорском суде и не рассматривалось…
И вот, как стало известно редакции, именно 21 января это дело, как только его хватились, было только отправлено в прокуратуру. Судом делается все, чтобы максимально затянуть процесс. Это на руку обвиняемым – сроки регистрации потерпевших в нашей стране заканчиваются, а при таких обстоятельствах вряд ли миграционные службы их продлят. А как в таких случаях поступают судьи,  уже ясно.
Было бы интересно узнать реакцию судей, исподволь защищающих интересы сотрудников УФМС, когда они узнают, что судебное решение об отстранении указанных миграционных чиновников от работы, вынесенное еще в период следственных мероприятий, этими самыми чиновниками не выполняется. 
Постановление суда об отстранении сотрудников ФМС от должности было оспорено в краевом суде, но осталось в силе. Все трое продолжают дружно ходить на работу: начальствующий состав - в офис, те, кто в званиях помладше, - на рынок. Ведь новый судебный процесс потребует новых расходов. 
Уличенные в должностных преступлениях чиновники задействуют невидимые нити всех своих коррупционных связей, чтобы уйти от ответственности. А о том, что такое дело вообще было, скоро будут помнить только следователи да сами участники.  
Пожалуй, эту технологию «замыливания» освоили здесь еще с тех пор, как «затеряли» несколько дел по преступлениям банды Валерия Попова.

 

Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий