Поиск на сайте

 

 

Как грамотно инвестировать личные сбережения

 

Россия – страна с уникальной финансовой системой: у населения на руках находится огромная сумма свободной наличности (по подсчетам Центробанка на начало октября, более 5 трлн. рублей), но при этом люди не умеют грамотно распоряжаться этими деньгами.
Статистика неумолима: реально вкладывают личные сбережения в фондовый рынок около 700 тысяч россиян, или около 0,5% населения, еще примерно 15-20% проявляют интерес, как это можно сделать (такие данные на начало июля приводит Национальная ассоциация участников фондового рынка, НАУФОР). А вот цифры по Америке: в фондовый рынок инвестируют накопления более трети граждан; их вложения составляют порядка 70% всех финансовых активов страны, что в пять раз превышает долю государства.
Как преодолеть такое серьезное отставание, корреспондент «Открытой» выяснял у руководителя ставропольского офиса финансовой группы «Брокеркредитсервис» Надежды ЛИТВИНОВОЙ и руководителя отдела продаж этой компании Станислава ГРИГОРЬЕВА.

 

– По вашим оценкам, насколько высока сегодня финансовая грамотность ставропольцев?
Н.: 
Сначала давайте определимся, что понимать под финансовой грамотностью. Это не просто умение играть на бирже, как кажется многим. Вопрос глубже – это умение принимать взвешенные решения при управлении личными финансами, умение создавать сбережения, чтобы обеспечить будущее.
Азы этого – ведение семейного бюджета. Так вот, судя по соцопросам, даже после кризиса в России «семейную бухгалтерию» не ведут более половины домохозяйств. Вот вам самый явный индикатор финансовой грамотности общества.
С.: Финансово грамотный человек всегда делает продуманные шаги, он не будет метаться туда, где сегодня выше доходность. Например, увидел рекламу: «Гарантируем 100% годовых», кинулся туда со всеми деньгами – и прогорел. Или другая крайность: воспринимать все, что связано с финансами, как некое «казино»-обираловку и сторониться. 
– Так уж устроен наш национальный менталитет: хочется всего и сразу, но чтоб стопроцентно надежно!
Н.: 
Надо понимать, что фондовый рынок – место долгосрочных вложений. Гарантий тут никто не дает, и надеяться на результат «прямо завтра!» просто нереально. Необходимо время, в течение которого частный инвестор (пайщик) может оценить, насколько эффективны его инвестиции, и при необходимости «переложить» деньги в другое место.
– Ну и много сейчас таких продвинутых, кто четко понимает, чего хочет?
Н.: 
Пожалуй, соглашусь с цифрой, которую приводит НАУФОР в целом по стране: инвестируют в финансовый рынок не более 1% ставропольцев. Причем инвестируют мало, осторожно, даже боязливо. 
– Понятно, чего люди боятся, – лишиться всего. Сколько кризисов мы за последнее время пережили: дефолт 1998-го, банковский кризис 2004-го, экономический 2008-го…
Н.: 
Тут дело, пожалуй, не только в кризисах. Людям, которые воспитывались в советской системе ценностей, просто сложно понять механизмы функционирования фондового рынка, когда деньги вроде как получаются «из воздуха». 
С.: Да и в целом невысок уровень доходов населения. Судя по разным соцопросам, от 60 до 80% россиян тратят все заработанное, потому что считают зарплату несоразмерно ниже своих текущих запросов. Оставшиеся, которые имеют возможность регулярно откладывать деньги, выбирают для вложений банковские вклады, недвижимость, валюту, золото… Поверьте, ценные бумаги в этом списке где-то в конце. 
– Среди ваших клиентов, наверное, основную массу составляют бизнесмены, которые по определению должны быть финансово грамотными?
С.: 
Насчет бизнесменов я бы с вами поспорил. К сожалению, даже если у человека есть свое дело (и даже успешное), он не обязательно финансово грамотен. Говорят же, что есть особый «бизнес по-русски»: будь что будет, авось пронесет. Говорят в шутку, но вы понимаете, что в этом есть доля правды. 
Одна из причин, тормозящих развитие нашего фондового рынка, – отсутствие широкого класса ответственных собственников. Бизнес ведь постоянно находится в нервическом состоянии, не зная, что будет завтра. Что уж говорить о простых людях.
– Плюс отсутствие нормальной информации о фондовом рынке.
Н.: 
Пусть не отсутствие, но явный дефицит. Хуже всего, что государство почти не занимается повышением финансовой грамотности населения. Был, правда, на пике кризиса всплеск государственной агитации: все крупнейшие политики страны рассуждали о положении на фондовом рынке, а сводки с ММВБ и РТС (крупнейших фондовых бирж страны – Ред.) шли во всех СМИ так же регулярно, словно сводки боевых действий. 
– Хотя мало кто из зрителей представлял, что такое «индекс РТС», про который каждый день говорили в вечерних новостях.
С.: 
Но интерес у людей все равно возник. Кто-то просто узнал для себя, что вообще существует фондовый рынок. А это уже немало. 
Н.: Конечно, развивать финансовую грамотность нужно планомерно, эта системная задача для всех государственных институтов. И в первую очередь – для образования: ведь азы экономических знаний необходимо закладывать еще в школе. Что касается вузов, то нужно расширять список финансовых специальностей за счет введения, скажем, такой профессии, как «финансовый консультант». 
– А сами финансисты как-то просвещают население?
С.: 
Ну вот что касается нашей компании: в прошлом году она совместно с правительством запустила проект «Поезд финансовой грамотности». Эксперты-финансисты ездили по стране и проводили обучающие семинары, лекции, круглые столы. Проект тогда охватил десять крупнейших городов страны, но до Ставрополя агитпоезд не добрался. Значит, у нас все впереди. 
– Если человек решил заняться финансами, какой самый первый совет ему можно дать? Купить акции?
С.: 
Да, акции – это самые, скажем так, простые, понятные и потому известные среди населения ценные бумаги. Недаром еще во время приватизации в 1995 году миллионы россиян стали обладателями акций бывших госпредприятий. Много людей пришло на рынок акций в 2006-2007 годах, во время трех «народных IPO», когда на биржу с коротким промежутком вышли «Роснефть», Сбербанк и ВТБ. Акции этих компаний, по примерным подсчетам, купили 250-300 тысяч россиян. 
Н.: Допустим, купил человек сто акций «Роснефти» или «Газпрома» и просто держит под подушкой. А когда приходит к нам, приходится объяснять ему самые простые вещи. Например, чтобы получить дивиденды по акции, не нужно держать ее целый год, а можно всего лишь один день – день закрытия реестра акционеров.
Правда, уже на следующий день рыночная цена этой акции упадет на размер дивидендов. И человек выбирает, оставить акцию или продать, в зависимости от того, нужны ему «быстрые» или «длинные» деньги. Но в любом случае покупка-продажа акций – это самый короткий путь на фондовый рынок. А есть более сложные финансовые механизмы.
– Какие?
С.: 
Коллективное инвестирование или доверительное управление активами. Это когда средства, вложенные мелкими инвесторами, сливаются в единый фонд под управлением профессионального финансового менеджера. Фонд – своего рода «денежный мешок» из средств мелких пайщиков, который потом можно инвестировать куда угодно – в ценные бумаги, недвижимость, золото...
– А поясните на конкретном примере, как это работает. 
С.: 
Самый простой пример – банки. Много-много вкладчиков приносят сюда деньги, а управляющие банком решают, как этими деньгами распорядиться, чтобы получить доход. По такой же схеме работают страховые компании, кредитные кооперативы, пенсионные фонды…
Все эти финансовые учреждения заинтересованы в том, чтобы приумножить деньги вкладчиков. А законодательство для разных видов учреждений устанавливает разные границы, насколько рискованно можно вкладывать средства вкладчиков. 
– Паевые инвестфонды, ПИФы тоже из ряда коллективных инвестиций?
С.: 
Стопроцентно! Пай (или, по сути, доля вашего участия в работе ПИФа) – это такая ценная бумага, как акция: ее можно купить, подарить, наследовать, заложить в банке. Захотите – можете продать свой пай обратно управляющей фондом компании и тоже получить доход. 
Есть и более экзотические виды фондов. Например, общие фонды банковского управления (ОФБУ), главное отличие которых от ПИФов в том, что вашими вложениями управляет не специальная компания, а конкретный банк. Правда, ОФБУ широкого распространения в нашем регионе не получили. 
– А какие финансовые инструменты будут востребованы на рынке завтра?
Н.: 
Однозначно «структурные продукты». В Америке они появились еще в начале 90-х, а для нашей страны пока внове. Если объяснить совсем просто, то каждый такой продукт – это готовая финансовая стратегия, заранее разработанная аналитиками управляющей компании и «упакованная» для клиента. 
Главный плюс для клиента в том, что он может заранее выбирать подходящую ему степень доходности и, соответственно, рискованности вложений (отношение тут обратное: чем выше доходность, тем больше рисков, и наоборот). Причем структурные продукты так устроены «внутри», что максимальный убыток инвестора никогда не превысит заранее заданной им величины. Какова бы ни была ситуация на рынке.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий