Поиск на сайте

 

 

Премьер Путин направил персональное послание всем, кто участвует в распилке общественного пирога

 

Те, кто имели удовольствие  наблюдать в прямом эфире встречу Владимира Путина с активистами «Единой России» Северного Кавказа, наверняка получили эстетическое наслаждение от одной сценки. Ставропольская журналистка с места  задала вопрос: мол, мы вот все бьемся с коррупцией, а толку нет. Что делать?
Лидер нации несколько секунд изучал почтенную публику завораживающим взглядом и с многозначительной улыбкой выдал рецепт:
- Коррупционеров надо вешать!
В зале, набитом губернаторами, мэрами, депутатами   вперемешку с  партийной  сошкой,  повисла тишина, которая разразилась любострастным ликованием. Восторг обуял собравшихся. Казалось, вот-вот  кто-нибудь  выскочит на подиум: «Чур, я первый! С меня начните!»
- Но это не наш метод, - завершил импровизацию автор немеркнущих «Будем мочить в сортире!»  и рассказал о том, что президент Дмитрий Медведев уже предложил стране прекрасный план по борьбе с коррупцией. Этот план устраивал участников дискуссии, что и было подтверждено одобрительными аплодисментами.
Между тем слово  сказано. Поминаемое в сердцах  на кухнях, в курилках и на  уличных тусовках «Вешать на фонарях!»  обрело  некую легитимность, сорвавшись с  уст самого авторитетного производителя  коммуникационных жестов. Случайно ли сорвалось? В политике самый лучший экспромт - это хорошо продуманный экспромт.
Руки чешутся провести параллель с парижским Конвентом 1793 года. Бесстрастный Робеспьер магнетизирует  парламентариев  ледяным взором и медлит с оглашением списка намеченных на свидание с гильотиной. А из зала  кто-то, не выдержав напряжения, нервно выкрикнул: «Назови имена!..»
Не совсем еще удалившаяся от нас родная отечественная история предлагает другой подход. Сталин никогда не называл заранее имен. Он мудро улыбался  в усы из президиума,  отечески похлопывал по плечу знакомых делегатов, но  никто из  прибывших на  партийный форум  не знал наверняка, доберется он сегодня до гостиницы в целости и сохранности или нет.
Элиту надо держать в страхе.
Путин нажал на последний клапан. Коррупция  реально угрожает  основам российской государственности. Это уже не домыслы  злобных диссидентов, писак и демонстрантов. Это вопль отчаяния с  самого высокого этажа Кремля.  Премьер Путин  направил персональное послание всем, кто участвует в распилке общественного пирога. Это уже двадцатое предупреждение. Вряд ли кто-либо в состоянии вспомнить, сколько их уже  было, анафем коррупции, в посланиях президента Федеральному Собранию и более мелких выступлениях. И что изменилось?  Пока ничего.
И не изменится.
Чтобы на самом деле извести коррупцию, не надо устраивать шумной войны,  в которой каждый участник полагает,  что зло где-то далеко, вне его.
С коррупцией вообще не надо бороться. 
Вот простая программа искоренения  казнокрадства из трех пунктов.
Пункт первый: не воруй!
Пункт второй: живи на зарплату!
Пункт третий: смотри пункт первый.
Адресат программы: президент, глава президентской администрации, премьер-министр,  вице-премьеры,  министры, депутаты, губернаторы и далее  по табели о рангах вплоть до главы поселковой администрации.
Представляю, как  увядают розы на щеках  народных слуг, читающих эти строки (если, впрочем, таковые найдутся). Они готовы насмерть биться за правое дело, а им – живи на зарплату. На зарплату разве особняк построишь? Несколько лет назад в «Российской газете» я встретил фотографию только что назначенного вице-премьером Александра Жукова. Мне был симпатичен  толковый руководитель думского комитета с обаятельной улыбкой.
Газетный текст между тем информировал о том, что господин Жуков с  семьей  отдыхал в Дубайях. Расположился он  в одном из самых престижных отелей. Две тысячи долларов с носа в сутки.
Не хочу сказать ничего дурного о вице-премьере. Меня  не гложет классовая зависть. Но вряд ли даже вице-премьерская зарплата потянет такой «отдых». Извольте после этого бороться с коррупцией.
И вот какой парадокс: чем выше положение  по служебной лестнице занимает государственный чин  и чем, соответственно, выше его жалованье со всякими социальными гарантиями, тем труднее он смиряется с перспективой содержать свою семью исключительно  на одну зарплату.  
Между тем это неправда, что высокопоставленные чиновники не могут жить на одну зарплату. И это не пустые слова. 
В ноябре 1991 года группа руководителей и активистов Ставропольского Народного Фронта заняла ряд высоких постов в администрации Ставропольского края: вице-губернатор, начальники  и заместители ряда краевых управлений, руководители департамента и его подразделений,  глава небольшого города, заместители глав города и района. Всего шестнадцать  человек. Они пришли, как заявили  сами, проводить реформы, за которые боролись, будучи  в оппозиции к КПСС.
Обыватели, конечно, тут же зачесали языками: мол, вот оно,  лицо демократов!  Дескать, устраивали митинги и голодовки в палатках, свергали власть,  чтобы самим добраться до корыта и набить карманы.
Пять лет демократы занимали высокие посты, обладатели которых в сегодняшней системе координат автоматически причисляются к людям, обладающим  возможностью  хорошо поправить свое личное благосостояние. За пять лет  никто из них не построил коттедж, не «накопил» на иномарку, не крышевал бизнес тещи или жены, не обзавелся счетом в офшорке. Жили на одну зарплату.
 Они управляли  здравоохранением, социальной защитой, образованием, культурой, полиграфией, вузами, различными фондами, через их руки  проходило две трети  краевого бюджета.
Люди знающие поймут, сколько приятных перспектив  открывалось перед  желающим погреть руки на казенном добре.
Но ни один из них не соблазнился.  С чем  пришли, с тем и ушли. Энергичные, талантливые люди, во многом состоявшиеся  как личности еще до высокого назначения. 
Вовсе не аскеты по жизни, они наложили на себя добровольные вериги разумного ограничения в личном потреблении,  став  государственными служащими. Они поставили своеобразный социальный эксперимент, который доказал: можно занимать высокий пост и жить на одну зарплату.
К сожалению, чиновный класс не подхватил этот опыт, а у самих демократов не было в руках рычагов, чтобы распространить почин.
Нынешняя власть такими рычагами располагает. Но по силам ли ей  вариант неприятия коррупции, который звучит так: начни с себя? Куда проще пугать виртуальной виселицей…

 

Василий КРАСУЛЯ

 

Андрей21 июля 2010, 01:12

 
 
 
 

Н-да, как у нас в крае борются с коррупцией видно на примере мэра Ставрополя Пальцева и губернатора Гаевского. Про присвоенные вице-мэром Бестужим 22 квартиры уже даже домашние животные говорят....И это в то время, когда столько ставропольских семей нуждается в улучшении жилищных условий ...

Платон19 июля 2010, 14:56
 
 
 
 

Вся борьба с коррупцией должна начинаться не с деклараций о доходах, а с деклараций о расходах - что купил, где и сколько заплатил. А доходы, они, в принципе, видны.

паеда15 июля 2010, 12:09
 
 
 
 

Интересно,а как это Ставропольская журналистка борется с коррупцией?Но вешать придется.Вы правы с коррупцией бороться не надо.А то придумали себе еще нового врага.Надопросто выполнять свои должностные обязанности и отвечать за свои поступки перед народом,который своими налогами платит им зарплату.А контролирующим органам еще проще - просто следить за тем,чтобы ВСЕ соблюдали ЗАКОН.Но вот как этого добиться?.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий