Поиск на сайте

 

 

Колхоз «Мир» в Курском районе расколот надвое. Чабаны-пайщики возмущены развалом хозяйства, опасаются быть изгнанными с родной земли и потому желают выйти из колхоза с частью собственности. Другая группа столь же решительно настроена спасти колхоз от банкротства и возродить племенное овцеводство. Кто же прав?

 

А кровь уже пролилась
В первых числах октября во время свадьбы в поселке Мирном Курского района один мужчина подошел вплотную к другому и выстрелил в него из травматического пистолета прямо в лоб. Как оказалось, оба принадлежали к двум противостоящим группам колхоза «Мир» («Открытая» предоставляла им слово в материалах «Кошары раздора. Часть 1» и «Кошары раздора. Часть 2» в №39,40). 
Стрелявший был из группы ратующих за сохранение колхоза, пострадавший - из группы, считающей, что колхоза по сути уже не существует. Пострадавшим оказался сын лидера этой группы Ибрагима Магомедова, 26-летний Тагир, отец троих детей.
Ранение оказалось тяжелым. Сначала Тагиру в Курской ЦРБ вынули изо лба резиновую пулю. Ибрагим с волнением рассказывает, что через отверстие во лбу сына глубиной три сантиметра он видел содержимое его черепной коробки. Не дай Бог кому-то увидеть подобное. 
Пострадавшему требовалась серьезная операция, и он срочно был доставлен в Ставрополь в краевую клиническую больницу. Здесь Тагир был прооперирован командой врачей во главе с заведующим нейрохирургическим отделением Станиславом Лапутьевым. По словам доктора, эта операция была одной из самых сложных в его практике. Пуля пробила лобную кость и раздробила ее на мелкие осколки. Удалять их пришлось вместе с поврежденными участками головного мозга. 
Четыре часа врачи боролись за жизнь пациента, больше всего опасаясь возможных осложнений. К счастью, все обошлось, пациент жив. 
Я навестила Тагира после операции в краевой клинической больнице. Парень еще очень слаб, а в глазах словно застыло недоумение. Про таких говорят, что он мухи не обидит. Это у него на лице написано. 
Тагир рассказал, что после выстрела он упал как подкошенный на асфальт. Из раны во лбу хлынула кровь. Рядом стоящие женщины одна за другой стали падать в обморок. Собрав в кулак всю свою волю и остатки сил, встал, шатаясь дошел до машины и сел за руль, чтобы догнать сбежавшего с места преступления стрелявшего по имени Башир. 
За что он выстрелил в лицо Тагиру? За то, что тот попытался успокоить подвыпивших матерящихся молодых людей, которые резвились на трассе в ожидании кортежа с невестой? 
Дорезвились. Свадебное гулянье сорвано, гости разъехались, стрелявший в бегах, материалы для возбуждения уголовного дела по статье 105 УК РФ «Покушение на убийство» находятся в Кировском межрайонном следственном отделе.
Ибрагим Магомедов осторожен с выводами, понимая, какой резонанс может вызвать любое его заявление. Достаточно сказать, что в Ставрополь, узнав о происшествии с его сыном, приехали человек 40 шокированных родственников и друзей из Дагестана. Трудно было сдержать массу разгневанных людей, возмущенных выстрелом в упор в безвинного безоружного парня. 
А в это самое время на кошаре в Курском районе умирал пятимесячный сын Тагира. Ребенок болел с рождения, ему становилось легче только в отцовских руках. Не стало рук - не стало и ребенка… «Какое-то проклятие…» - горестно сказал Ибрагим.
Чем чреват для ставропольского приграничья конфликт со стрельбой и перспективой кровной мести, никому объяснять не надо. Так что в Курском районе сегодня горячо. И головы «включить» нужно всем, начиная от краевой и местной власти.

 

«Не дадим раздолбать колхоз!»
Предваряя цикл публикаций, мы обещали предоставить слово не только обеим группам чабанов и специалистов колхоза «Мир», но и экспертам, знающим ситуацию изнутри, способным оценить ее с позиций закона и справедливости. Обратимся к ним. 
Из ответа на официальный запрос «Открытой» газеты бывшего заместителя министра сельского хозяйства, главы администрации Курского района Сергея Калашникова: 
«СХПК (колхоз) «Мир» Курского района - единственное хозяйство животноводческого направления, в котором имеется около 11 тысяч голов овец. На базе колхоза планируется создать племрепродуктор, а в перспективе - племзавод для разведения грозненской породы овец.
Кошары, имеющиеся в СХПК (колхозе) «Мир», находятся на его балансе и входят в перечень неделимого фонда колхоза.
В настоящее время администрация хозяйства занимается оформлением правоустанавливающих документов на кошары. На 37 объектов, из которых 30 - кошары, заказаны технические паспорта. Далее последуют обращение в Арбитражный суд Ставропольского края за подтверждением права собственности за СХПК «Мир» на кошары и процедура государственной регистрации права собственности. 
Земля, которой пользуется колхоз, оформляется в соответствии с действующим законодательством… Мнение, высказанное руководством колхоза, его специалистами и чабанами Макаевым, Шахабовым, Джабраиловым, Ашахановым и другими, полностью совпадает с мнением администрации района по сохранению колхоза.
Администрация района также придерживается мнения о разрешении конфликта в рамках действующего законодательства».
Из ответа на официальный запрос «Открытой» прокурора Курского района Андрея Олейникова: 
«Основания возникновения права собственности, в том числе и на строения (кошары), предусмотрены действующим гражданским законодательством (глава 14, ст. 218-234 ГК РФ). Согласно ч. 1 ст. 131 ГК РФ, право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи… подлежат регистрации… Все разногласия… стороны вправе разрешать в судебном порядке…»
Прокуратура не взяла на себя труд человеческим языком объяснить, как выглядит конфликтная ситуация глазами закона. Страшно подумать, как ведомство, призванное защищать права рядовых граждан, общается с ними. Стоит ли удивляться тотальной правовой безграмотности и правовому нигилизму населения? 
Мнение главного специалиста управления сельского хозяйства Юрия Мурадова: 
«Положение в колхозе «Мир» однозначно не упадочное. Достаточно сказать, что хозяйство работает без кредитов. А ведь в районе есть такие, которые по уши в долгах, но все равно даже и не думают раздолбать свои колхозы. 
На мой взгляд, «Мир» под председательством Алиева все четыре года показывает высокие стабильные результаты, имеет прекрасные показатели по приросту ягнят - 85%! Ему удалось сохранить ценнейшую породу овец, которой в крае больше нет ни в одном хозяйстве! 
Подъем «Мира» как племенного колхоза возможен года через два. Есть в планах районного сельхозуправления и заключение договоров с научным институтом, чтобы поставить процесс разведения овец на серьезную основу, что, кстати, позволит создать дополнительные рабочие места.
Нельзя сбрасывать со счетов перспективу накормить свежей бараниной Ставропольский край. Почему-то сегодня хозяйства в основном налегают на зерновые культуры, которые в наших климатических условиях неэффективны. А овцеводство, крупный рогатый скот - это ведь бесплатные корма, мизерные затраты. Выгода прямая!»

 

Землю-то расфукали
Логику Мурадова понимаешь, глядя на прилавки супермаркетов, на перемерзшее мясо неизвестного происхождения и качества, на импортные шерстяные товары по заоблачным ценам. 
Но еще понятнее стремление сохранить хозяйство, когда задаешься вопросом: «А кто «сидит» на этой земле?» Часто на него нет ответа. Потому что граждане, которые приобрели землю в собственность, вовсе не стремятся упахиваться на ней, а сдают в аренду и получают дивиденды. У арендаторов тоже губа не дура: они сдают землю в субаренду и живут в ус не дуют. 
И найти концы, навести порядок с использованием земли, с уплатой налогов порой не могут сами местные власти. А когда начинают разбираться, то наталкиваются на мощное сопротивление, уши которого можно обнаружить и в Москве, и в соседних республиках («Мочить - и никаких гвоздей!», №30, 2010 г., о безрезультатных попытках главы Полтавского сельсовета Курского района Веры Гезаловой навести порядок с учетом земли ради пополнения бюджета).
В такой ситуации непонятно, для чего нужны сельхозуправления, если им уже нечем управлять, если они не в состоянии регулировать производство и качество сельхозпродукции, отследить, что именно и в каком объеме выращивается, как соблюдается севооборот и соблюдается ли. 
Ведь какой спрос с собственника земли, которого еще надо найти?! Так что ответ на простейший вопрос: «Почему Ставрополье, всероссийская житница, не способно кормить себя?» - лежит в плоскости расфукивания земли по частным карманам земельных олигархов. 
Много ли выиграло население Георгиевского района от того, что здесь фактически не осталось колхозов? А Минераловодского? А вообще России? Частная собственность на землю, революцией прокатившись по стране с обещанием накормить народ досыта, обернулась еще большей нищетой и теми самыми прилавками супермаркетов, где опасно стало покупать еду. 
Такова цена земельного вопроса, до сих пор всерьез не осмысленного федеральной властью.
Но и колхозы в нынешнем виде тоже трудно назвать панацеей. Редакционная почта завалена жалобами крестьян на руководителей хозяйств, для которых колхозники не иначе как рабы, а кресло председателя - пожизненный трон для семейного клана, и местные власти обычно с такими «хозяевами»-беспредельщиками живут душа в душу. 
Бывший глава администрации Курского района Сергей Логвинов, на глазах которого 12 лет происходил процесс обнищания колхоза «Мир», поделился своими соображениями: 
- У хозяйства были объективные причины падения животноводства. Во-первых, это война в Чечне, которая вынуждала сбрасывать поголовье. Во-вторых, чисто экономически продукция овцеводства была государству не нужна. 
Когда к руководству хозяйством пришел Шамиль Алиев, он кричал, что горы может перевернуть. А едва окунулся, стал по-другому говорить. Но этот молодой парень взялся за дело с удовольствием, и если сейчас до конца не раздробить колхоз, неплохое племенное овцеводческое хозяйство может получиться. В этом спасение колхоза. Но действовать нужно потихоньку, без закручивания гаек.

 

Выгонят - не выгонят?!
Колхоз «Мир» сегодня не вызывает бурного восторга, когда смотришь на его бывшие склады и мастерские, на бывший интернат для детей чабанов. Жуткий вид кошар и чабанских домов тоже вызывает оторопь: как тут можно жить и работать? 
Чабаны заверяют: если бы они уверенно чувствовали себя на этой земле, они бы свои кошары разве что золотом не отделали. А сейчас даже туалеты и ванные комнаты для женщин и детей построить не решаются: а вдруг завтра их всех с этой земли сгонят под лозунгом «наведения миграционного порядка»?! 
У Абдуллы Магомедова на кошаре живут 47 человек. Это его семья. Он и сам затрудняется сказать, сколько среди них детей, а сколько внуков. Представить эту огромную семью, бегущую в панике с этого убогого, но все же родового гнезда, жутко. 
Поэтому чабанские семьи, как за соломинку, хватаются за возможность обретения права собственности на эти домишки, кошары и землю, где живут целыми кланами по 30-40 лет. 
Подумать только - на 53 кошарах прописано более 900 человек! Как среди них разглядеть непрописанных, прибывших с дурными намерениями, скрывающихся от правосудия? Никак.
Глава администрации поселка Мирного Николай Михайленко считает, что есть лишь один выход из сложившейся ситуации: 
- Колхоз должен обрести право собственности на кошары, перевести нежилые помещения в жилые и зарегистрировать в них людей, которые с рождения там проживают. Но для вновь прибывающих должен быть запрет, таких людей мы уже не регистрируем. 
Колхоз является балансодержателем, но право собственности у него не оформлено. Это можно сделать только в судебном порядке. Если случится так, что колхоз оформит на себя всю собственность и продаст ее другим людям, а именно этого и опасаются чабаны, то здесь может быть социальный взрыв.

 

Война и «Мир»
Анатолий Обливанцев руководил колхозом «Мир» в 2006 году, угодил за решетку, отсидел три года в тюрьме. Есть мнение, что его подставили, сфабриковали обвинение. И это еще хорошо - он хотя бы живым остался, а вот истории других председателей - Анатолия Лубянецкого, Вячеслава Апресова, Валерия Плиева - закончились смертельным исходом, причины которого до сих пор покрыты мраком. 
- В колхозе «Мир» собрался клан, 37 человек, они тут и крутили, пока не пришли к власти, а потом «разбомбили» колхоз, - говорит Анатолий Обливанцев. - Нынешнее руководство все спустило на нули, они уже не поднимутся. Раньше в хозяйстве было 65 тысяч голов овец, при мне - уже 25 тысяч, сейчас - в пределах восьми, хотя они пишут 11, но я думаю, что это только на бумаге. Третью ферму отдали под арбузы, ни одного килограмма зерна не выращивают… Как при таком положении можно подняться? 
Я слышал, что есть намерение на трех кошарах сделать племенное овцеводство, методом искусственного осеменения возродить тонкорунную грозненскую породу. Но это только слова.
Сейчас есть один выход - провести выборы председателя. Срок работы Шамиля Алиева истек 7 октября, он должен был за месяц уведомить народ о проведении отчетно-выборного собрания, но не было сделано ничего. Поэтому инициативная группа написала письмо в прокуратуру по поводу нарушения председателем устава колхоза.

 

Пошли ва-банк
На днях свой протест против создавшейся ситуации чабаны выразили в письме на имя нового начальника ГУВД края Александра Олдака: председатель действует не в интересах колхоза, а в собственных, единолично принял решение и продал спортзал и плавательный бассейн с оборудованием балансовой стоимостью 1 853 219 рублей всего за 300 тысяч рублей, имевшуюся сельскохозяйственную технику и транспортные средства реализовал по бросовым ценам, оставив колхоз без техники. 
«В 2006 году на день прихода Шамиля Алиева к власти в колхозе было 357 работающих, из них 191 человек - пайщики. В настоящее время в колхозе значится 11 работающих, из них - пять пайщиков. 
Они являются приближенными лицами председателя колхоза, которые способствуют Ш. Алиеву творить произвол в колхозе. Допуская серьезные нарушения финансово-хозяйственной деятельности, Ш. Алиев предпринимает все необходимые меры к тому, чтобы колхоз стал банкротом».
Если читатель внимательно следил за нашими публикациями, он не мог не заметить, что первая группа чабанов сместила акценты. Если на начальном этапе борьбы эти люди выступали за право частной собственности на условиях приобретательной давности на землю, дома и кошары, что возможно только при условии банкротства колхоза, то теперь они же протестуют против возможного банкротства. 
Поняли, что с собственностью и выходом из колхоза с паями по закону ничего не получится? Осознали, что, если колхоз пойдет с молотка, они пострадают первыми? 
Или таким вот витиеватым путем в малограмотных людях начался процесс осознания себя в социуме, понимания своей ответственности за происходящее? Дай-то Бог, чтобы так.

 

Эй, вы, там, под ковром!
Известный бизнесмен Виктор Батурин, брат жены бывшего московского мэра Елены Батуриной, однажды попытался дать ума купленному им племенному заводу «Советское руно» в Ипатовском районе. 
Однако вскоре арбитражный суд начал рассматривать дело о банкротстве племзавода, все сельхозактивы которого - пашня и пастбища - оказались распроданы. 
У финансового магната не получилось поднять племенное овцеводство. Не исключено, что он натолкнулся на могучую криминальную кучку, одна часть которой наживается на продаже продукции овцеводства, другая - на ввозе в Россию продуктов иноземного происхождения. 
Обеим выгодно держать отрасль в подвешенном состоянии: с одной стороны, не давать ей развиваться настолько, чтобы кормить население края (иначе кто будет покупать буйволятину и кенгурятину?), с другой - не губить овцеводство окончательно, чтобы получать прибыль от торговли бараниной и шерстью да дивиденды от государства в придачу. Эдакий ладненький бизнес получается. 
Так что колхозу «Мир» рассчитывать на скорый и победный марш после того, как его настойчиво и последовательно умерщвляли, едва ли приходится. А жаль. 
Хорошее это дело - развитие животноводства на Ставрополье. И власти - как краевой, так и районной - должно быть стыдно, что такая ценная отрасль десятилетиями болталась на краю пропасти, что колхоз выживал, как умел, а чабаны оказались заложниками неграмотной политики и криминальных интересов. 
И выход в этой ситуации видится в честном диалоге сторон, в юридических гарантиях, которые позволят чабанским семьям жить и трудиться на курской земле, а руководство хозяйства обяжут строго соблюдать условия договоренностей и развивать, а не распродавать тихушно свои активы. 
Возможно ли это и при каких обстоятельствах, мы расскажем в следующем номере «Открытой» в беседе с полномочным представителем Республики Дагестан в Ставропольском крае Абдуллой Омаровым.

 

Елена САРКИСОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий