Поиск на сайте

 

 

За годы реформ мы научились тратить и выпрашивать, но не зарабатывать и копить

 

Утром я еду из дома на работу полчаса, вечером по тому же маршруту добираюсь в полтора раза дольше. Пробки. Ужасные пробки. Количество личных авто в Ставрополе перевалило все мыслимые пределы. Причем по утрам в свои офисы горожане особо не спешат, а вот со службы уходят строго по часам. Короче, потребности растут, а желание работать, напротив, падает – вот «пейзаж» сегодняшней нашей экономики.

 

Недавно краевое управление Росстата опубликовало «смету» доходов и расходов населения края за первую половину нынешнего года. Цифры, признаться, прелюбопытные. Итак, за шесть месяцев ставропольчане заработали 114 млрд. рублей, потратили – 123 млрд., а отложили «в чулок» – 11 млрд. По сравнению с прошлым годом заработки граждан выросли на 20%, а расходы – лишь на 17%.
Структура доходов населения такова: 80 млрд. рублей – это зарплаты (как официальные, так и «серые»); 24 млрд. – прибыли коммерсантов; 16 млрд. – пенсии и социальные пособия; 2,3 млрд. – дивиденды по акциям и проценты по банковским вкладам; 600 млн. – страховые выплаты и, наконец, 56 млн. – студенческие стипендии.
А вот на что эти деньги тратятся. 30 млрд. рублей ставропольчане оставили в продуктовых магазинах; 40 млрд. потратили на непродовольственные товары; 6,4 млрд. – на коммунальные услуги; 5 млрд. – на услуги связи; 3,5 млрд. – на турпутевки; 3 млрд. – на походы в кафе и бары; 3 млрд. – на поездки в транспорте; 1,5 млрд. – на образовательные услуги; 1,3 млрд. – на покупку недвижимости, почти 100 млн. – на посещения кино и концертов; 33 млн. – на лотерейные билеты…
По сравнению с прошлым годом заметнее всего скакнул спрос на недвижимость – в 1,7 раза (на покупку квартир и дач потратили 1,3 млрд. рублей); на четверть больше ставропольцы стали тратить на медицинские и туристические услуги, а также на продукты питания; в полтора раза больше (2,6 млрд.) – на выплаты по банковским кредитам; втрое больше (1,2 млрд.) – на страховые платежи.
А теперь попытаемся разобраться, какие же глубинные экономические процессы за всей этой громоздкой цифирью скрываются. При первом рассмотрении вроде бы все прекрасно – растут реальные доходы населения. Но не все так просто. Чтобы получить зарплату, работник должен сначала произвести какой-то добавочный продукт (товар или услугу). Так вот, темпы прироста реальных располагаемых доходов (с поправкой на инфляцию, а также за вычетом налогов и прочих обязательных платежей) сегодня почти вдвое превышают темпы роста производительности труда. Ничего личного, сплошная статистика.
Если взять за основу начало 2001 года, то реальная зарплата увеличилась втрое (в долларовом выражении – почти впятеро), причем рост доходов продолжится и дальше – к 2015 году они вырастут еще втрое. При этом производительность труда по сравнению с 2001 годом выросла лишь в 1,7 раза (в некоторых отраслях и того меньше).
Глянем на выкладки Международной организации труда. В России люди работают гораздо меньше, чем в США, Японии и во многих странах Европы: средняя продолжительность рабочей недели в нашей стране – 39 часов, в США – 44 часа, в Японии – 49 часов. За год средний американский трудяга производит добавленной стоимости почти на $64 тыс., россиянин – на 16 тысяч. Короче, трудоголиками нас не назовешь.
К чему приводит неоправданный рост зарплат? По сути, каждый конкретный рабочий не зарабатывает дополнительные доходы (за счет более эффективного труда), а «отнимает» их у других хозяйственных субъектов.
Разумеется, те не желают терять собственный кусок пирога – и перекладывают бремя растущих расходов на чужие плечи (в том числе тех же рабочих) через повышение цен на свою продукцию.
Ярчайший пример – недавний скачок цен на продукты питания: горожане, оставляющие в супермаркетах и на базарах с каждым днем все большие суммы, по сути, «спонсировали» селян.
Спрос может расти бесконечно, а вот предложение – нет. На Ставрополье доходы населения увеличиваются заметно быстрее валового регионального продукта (читай: реальной экономики) – 17% против 9%. Доля непрозводственных отраслей (розничной торговли и сферы услуг) в экономике края приближается к двум третям. В общем, мы разучились производить собственные товары, зато научились перепродавать чужие.
Естественно, чтобы обеспечить растущие потребности населения, растет и импорт. Правда, тут есть одна заковыка – за счет импорта можно заместить только товарную продукцию (да и то не всю), но никак не услуги. Это приводит к тому, что для большей части россиян (ставропольцев в том числе) обычные для европейца услуги (рестораны, аренда автомобилей, летний отдых) по-прежнему остаются недосягаемыми. Короче, даже несмотря на потолстевшие кошельки, у граждан нет особого выбора – только лишь бежать в магазин и создавать там дополнительный спрос, подогревая и без того перегретый рынок.
Неужели работодатели не видят всех этих негативных последствий неоправданного повышения зарплат? Несомненно, видят. Но у них нет иного пути. Безработица невелика, число трудоспособных граждан сокращается, они стареют – в итоге предприятиям не хватает рабочих рук. Вот бизнесмены и готовы платить огромные зарплаты, премии и бонусы, чтобы удержать своих работников или перекупить чужих.
В свою очередь, «легкие» деньги воспитывают у граждан иждивенчество и разрушают трудовую мотивацию почище беспросветной нищеты и натурального хозяйства, которым по-прежнему живут миллионы россиян. Естественно, привыкнувший к хорошей зарплате работник на маленький оклад уже не пойдет. Получается замкнутый круг.
Разбираемся дальше. Даже стремительно растущих зарплат для наших граждан уже не хватает – они в массовом порядке идут в банки за потребительскими кредитами. Например, еще четыре года назад в кредит покупалось лишь 7% непродовольственных товаров, а сегодня – уже почти четверть. Естественно, банки (как и товаропроизводители), видя повышенный спрос на свои услуги, беззастенчиво задирают цены – сегодня процентные ставки по потребительским кредитам составляют примерно 20% в год.
При этом банкиры как раз и ориентируются на рост доходов населения на уровне 20-24% в год. И все было бы замечательно, если бы не одно «но». Народ не очень любит возвращать кредиты, тем более когда те стремительно дорожают. Так, по сравнению с прошлым годом задолженность ставропольчан по банковским займам выросла почти на треть – до 15 млрд. рублей. Это третья часть краевого бюджета!
Помимо кредитов существует масса других финансовых инструментов, чтобы сохранить и приумножить свои сбережения. Но наши граждане про них либо не знают, либо боятся вкладывать свои кровные в какие-то там пенсионные фонды, акции и облигации.
Разочаровались ставропольчане и во вложениях в валюту – с начала года они избавились от 30 миллионов долларов, обменяв их на рубли. Зато люди все активнее «замораживают» свои деньги в недвижимости. Оно и понятно – ведь, скажем, в Ставрополе, по статистике, квартиры ежегодно дорожают на 30%. Банки с их копеечными процентными ставками отдыхают.
Наконец, о самом грустном. Неоправданный рост зарплат - вопрос устойчивости и конкурентоспособности экономики. Единственное, чего в нашей экономике сегодня вдоволь – так это «шальных» денег, по всем остальным пунктам – провалы: не хватает инноваций транспортных и энергетических мощностей, квалифицированных кадров.
Пропасть, впрочем, преодолимая. Только для ее преодоления нужно решить огромное количество отдельных задач: поставить заслон коррупции, обуздать произвол монополий (и тем самым дать толчок к рыночной конкуренции), восстановить права собственности, модернизировать инфраструктуру, восстановить среднее профессиональное образование.
В общем, как видим, радоваться росту зарплат особо не стоит. Приятно, конечно, ощущать в кармане лишнюю пачку сотенных… но всю радость может подпортить осознание того, что эта самая пачка – кирпичик, беззастенчиво вынутый из фундамента родной страны.
 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой» газеты



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий