Поиск на сайте

 

 

О том, как станичная семья организовала небольшое производство домашних пельменей и как пытается  выжить в нынешних условиях

 
Ну кто будет спорить, что пельмень магазинный не идет ни в какое сравнение по вкусу с домашним пельменем? Для меня это как аксиома. Но вот недавно в станице Расшеватской я попробовал замечательные пельмешки, вылепленные в маленьком цехе семьи Титаренко, которые весьма близко приближаются к этому чуду кулинарии – пельменю домашнему. Ну, чуть-чуть не дотягивают до эталона. Почему? Расскажу ниже.
 
 
Баклуши не бил
 

Александр Григорьевич Титаренко в станице имеет статус приезжего, хоть и прибыл сюда из Калмыкии еще в 1991 году. Там работал главным зоотехником в колхозе. Но когда национальные кадры стали занимать престижные должности, не всегда в соответствии со своими способностями, он уехал из республики. Как сам говорит о себе, человек он мягкий, не скандальный, но и унижать себя не позволит.

В Расшеватке статус приезжего тоже иногда осложняет жизнь, есть у казаков такой грех – недолюбливать сторонних, но в целом Титаренко уважают. А как не уважать, когда мужик всю жизнь крутится? То коров держал на подворье, то свиней до 300 голов. Потом открыл с сыном автомойку, цех пластиковых окон.

- Не все у меня получалось, - признается Александр Григорьевич, - но не потому, что неумеха, а просто конъюнктура так складывалась. Например, когда держали коров, у меня жирность молока была за четыре процента, а платили всего лишь три рубля за литр, дотацию - только на одну корову. Жалко стало жену, что она в четыре утра каждый день встает за эти копейки.

Перешли на свиней, хорошо раскрутились. А потом эта чума африканская. Опять пришлось менять профиль. Окнами и сейчас сын занимается, мойку временно прикрыли из-за нерентабельности в сельской местности. А дочка старшая, Татьяна, вернувшись из Москвы, предложила попробовать полуфабрикатами заняться. Вот мы уже два года лепим пельмени, вареники, котлеты, чебуреки, делаем голубцы, перцы фаршированные, еще кое-что.

 
Скромно, но со вкусом
 

На одной из тупиковых станичных улочек стоит домик. На фасаде написано «Теремок». Это магазин, который держат Титаренко. А с бокового входа дверь – это вход в тот самый цех полуфабрикатов.

Внутри все очень скромно. Одна комнатка - что-то вроде подсобки. Там стоит морозильная камера для готовой продукции и кое-какой инвентарь. Татьяна здесь же варит пельмешки, чтоб я мог оценить их вкус. Пока продукт готовится, Татьяна показывает свое хозяйство.

В следующей комнатке сам цех. Оборудования - минимум: мясорубка, тестомес да пельменный аппарат. Все это обошлось тысяч в двести. А если посчитать стоимость холодильников, морозилок, то тысяч 300-400 все равно пришлось вложить. Бизнеса без вложений не бывает.

Аппарат делает по форме не пельмени, а вареники. Некоторые предприятия в таком виде пельмени и продают. Но Титаренко - консерваторы: пельмень должен быть завернутым, то есть отличаться от вареника. Этим завертыванием занимаются три женщины-работницы. Одна из них – Юля, сестра Татьяны. То есть бизнес почти семейный.

Женщины делают и всю остальную продукцию. Картошку, лук, морковь чистят дома. По санитарным нормам делать это в одном помещении с основным производством нельзя, а пока просто места для другого цеха не хватает. Думают расширяться.

Татьяна не скрывает, что при проверке санитарные службы сделали им ряд замечаний, но все устранимо. Даже в таких примитивных условиях вполне можно соблюсти все нормы для пищевого производства.

Пельмешки поспели. Пробуем. Замечательно! Ну, почти как домашние. Но все-таки…

 
Запретили. А что взамен?
 

Татьяна и Александр Григорьевич объясняют, чего не хватает. Настоящего крестьянского домашнего мяса.

Раньше Титаренко закупали мясо у станичников. И тогда их продукция ничем не отличалась от домашней. Свинина, говядина, выращенные на подворье или малой ферме, конечно же, вкуснее мяса, произведенного на огромных комплексах.

Но вот уже с год в стране запрещен подворный забой скота. Только на специализированных бойнях. По сути, верное решение. Но, как часто бывает у нас, телегу поставили впереди лошади. Альтернативы народу не предложили. Пока маленьких боен по селам практически нет. Предпринимателям открывать их невыгодно.

Вот и приходится селянам, например, чтобы забить одну свинью, ехать на мясокомбинаты в райцентры. Транспортные расходы, плюс плата за услугу, доходящая до трех тысяч за голову, а в итоге еще неизвестно, свою ли свинью получишь назад. На комбинате все обезличено.

«Да на кой нужна такая свинья?» – скажет мужик. Откажется вовсе от домашней живности или будет нарушать закон, забивая дома. Титаренко такого себе позволить не могут. У них – официальное производство.

Пришлось искать готовое сырье. То есть мясо тех самых комплексов. После того как жарили, парили мясо на пробу, остановились на одной фирме. У нее продукция более-менее сносная. Оттого пельмень и получается не домашний, а магазинно-домашний.

- С надеждой ждем, когда наши станичники, фермеры Колесниковы, откроют у себя на ферме бойню. Тогда сами начнем выращивать свиней и забивать у них, - говорит Александр Григорьевич. - Я уже закупил три свиноматки, и уже имею потомство – 30 поросят. У Колесниковых будем покупать и говядину. Тогда наша продукция опять станет домашней.

 
Козырь один - качество
 

Спрашиваю, не боятся ли Титаренко потеряться в этом огромном рынке полуфабрикатов, который существует сегодня?

- Нет, если будем делать ставку на качество, - говорит Татьяна. – Крупное производство в силу своей специфики никогда не сможет делать продукцию, похожую на домашнюю. А маленькие цеха могут. В этом наша сила, это наш единственный козырь.

Татьяна вспоминает, как возила однажды на работу коллегам полуфабрикаты одной известной марки. Они брали-брали, а потом сказали – нет. Отрыжка от нее специфическая. А я добавлю – и запах. По нему сразу определишь, что варятся магазинные полуфабрикаты.

Дома варил и жарил продукцию Титаренко. И пахнет, и естся вкусно. Но выдержат ли они это противоборство между качеством и количеством, итогом которого всегда является размер рентабельности?

- У меня один технолог с мясокомбината спросил: а какова себестоимость твоих пельменей? Я сказал: 70-80 рублей за килограмм. А у него - 25. Вот и думай, как тут выжить? – рассуждает Александр Григорьевич.

- Можно выжить, - уверена Татьяна, - если будет свое сырье. А мы к этому идем, даже овощи на своем огороде будем растить, у нас рядом с цехом гектар земли есть. Ну, и аппетиты надо умерить. Не 40-50 процентов прибыли, а 20 вполне хватит, чтоб всей семье нормально жить.

 
Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Станица Расшеватская,
Новоалександровский район
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий