Поиск на сайте

 

 

 

Семья ставропольцев Мироновых заключила договор о жилищном кредите с ВТБ 24, который целых семь лет выплачивала копейка в копейку, день в день.

 
Использовав временные трудности добросовестных клиентов, банковские служащие, похоже, решили за бесценок завладеть их дорогой собственностью
 
Вот какое трагическое письмо пришло в редакцию от Анжелики Мироновой, которое мы сочли необходимым напечатать. Как предупреждение тем ставропольцам, которые беспечно полагают, что «занять деньги» у банка совершенно безопасно в силу заключенного с кредитным учреждением договора: мол, не с уличными же мошенниками дело имеем.
Увы, время сейчас такое смутное, неоднозначное: безнравственные люди служат теперь и в считавшихся еще лет двадцать назад уважаемыми, то есть надежными, организациях, к которым, безусловно, относились банки. А теперь идете туда — не разевайте рот и раскрывайте шире глаза, когда подписываете какие-то бумаги, внимательно вчитывайтесь в них, как твердят эксперты с телеэкрана и со страниц печатных изданий.
Ведь, как констатирует орган правительства РФ «Российская газета», в последнее время буквально дня не проходит без задержания «трудящихся» банков.
Бегут с нашими денежками в загранку и скупают там себе собственность. Но не всем трудящимся банков везет крупно, можно ведь и дома «ощипывать» клиентуру по чуть-чуть, или уж как получится - схем разных много. Вот об одной из них, кажется, и поведала автор письма. Итак, ей слово.
 
«Российская газета»: В последнее время буквально дня не проходит без задержания «трудящихся» банков
 

Всю жизнь мы со своим супругом Игорем работали не покладая рук, пытаясь обеспечить семье достаток. Работали много и трудно.

В 1993 году рискнули заняться мелким бизнесом: торговали на рынке с раскладушки мелочевкой, жили на съемной квартире вместе с ребенком. Бизнес потихоньку стал налаживаться: открыли магазинчик на съемной торговой площади, потом еще два...

Но нас постигло горе: у мужа погиб брат. Его родители переживали так остро, что у них сильно пошатнулось здоровье, без помощи родных им уже было не обойтись. Надо было обзаводиться собственным жильем, чтобы забрать родителей, тем более что у нас родился второй ребенок.

Вот и решили взять ипотеку, веря, что в нашем государстве все стабильно, будем продолжать упорно работать и справимся, рассчитаемся с долгом.

***

Ровно восемь лет назад, 11 июля 2008 года, мой муж Игорь Геннадиевич Миронов заключил кредитный договор с банком ВТБ 24 (ПАО) на сумму 9 895 000 сроком на 182 месяца под 11,75% годовых.

Размер ежемесячных выплат составлял 107 250 рублей, что было нам вполне по силам.

Кредит для целевого назначения - жилого дома и земельного участка общей залоговой стоимостью 16 493 100 рублей. Дом приобретался по стоимости 14 163 900 рублей, остальное - залоговая стоимость права аренды на земельный участок.

Обращаю внимание на принципиальный момент: банк сам назначил оценщика этой недвижимости. Согласно условию п. 1 ст. 9 ФЗ «Об ипотеке» (залоге недвижимости), в договоре об ипотеке, помимо условий кредитования, должны быть прописаны предмет ипотеки и его оценочная стоимость. Но, как правило, у банка есть список рекомендуемых оценочных организаций, заключению которых банк безоговорочно доверяет.

Выбор клиентом оценщика из этого списка значительно ускоряет рассмотрение заявки на ипотеку, поскольку службе безопасности кредитного учреждения не придется проверять неизвестного ему оценщика.

Таким образом, банк ВТБ 24 (ПАО) назначил своего доверенного оценщика, определившего залоговую стоимость дома  и земельного участка в 16 493 100 рублей, и, согласившись с этой суммой,  подписал с нами договор.

С июля 2008 года по июнь 2015 года - семь лет! - мы исполняли свои обязательства в полном объеме, день в день платили в банк ипотечный кредит, выплатив банку 8 471 391, 99 рублей.

В ноябре 2014 года нас крупно обокрали, вывезли товар, образовались долги перед поставщиками, пришлось закрыть две торговые точки, остался один магазинчик...

Мы еще боролись, платили ипотеку в полном объеме, но украденный товар не нашли, и финансовая ситуация стала в какой-то момент критической.

29 мая прошлого года муж написал в банк заявление с просьбой урегулировать положение дел на 1 июня и отсрочить уплату штрафных санкций об отсрочке платежей на полгода - до декабря 2015 года.

Заявление осталось без ответа. Но следом банк прислал уведомление (за подписью начальника ОРПА ОО «Ставропольский» А. Мурзова, но без даты и исходящего номера!), в котором требовал досрочно - в срок не позднее 1 июня 2015 года - вернуть всю оставшуюся часть кредита, а также уплатить причитающиеся проценты за фактический срок его пользования.

Банк также уведомлял, что в одностороннем порядке расторг с нами кредитный договор со 2 июня 2015 года.

Нас такое поведение банка потрясло: считаем, что у кредитного учреждения нет оснований нам не доверять. Мы были безупречными плательщиками на протяжении многих лет, и даже продолжали ежемесячно вносить кредит, хотя временно в неполном объеме.

Общая сумма задолженности на этот период составляла порядка девяти миллионов трехсот тысяч рублей.

В августе прошлого года представитель банка ВТБ 24 В. Ким обратился в Промышленный суд Ставрополя с исковым заявлением к нам с мужем о солидарном взыскании с нас по кредитному договору задолженности в размере более девяти миллионов рублей, обратив взыскание на наш дом.

Но мы еще надеялись убедить банк не делать таких стремительных шагов в отношении многолетних добросовестных плательщиков, но менеджер банка Матвей Макаров сказал, что у нас за долги отберут дом. И предложил произвести его оценку, заявив, что поскольку он-де у нас большой и обустроенный, то разницу между стоимостью и долгом они вернут.

Наша недвижимость выглядела действительно привлекательной, поскольку за эти годы мы вложили еще семь миллионов - в ремонт дома и благоустройство участка.

Менеджер банка сфотографировал наш дом во всех ракурсах, а мы стали дожидаться результатов оценки. Документы пришли к нам по почте и вызвали шок у всей семьи.

Проведенная ООО «Ставропольская фондовая корпорация» цена дома и земли составила 10 300 000 рублей, то есть более чем на шесть миллионов меньше, чем оценка того же банком в 2008 году.

 А если учесть наши многомиллионные вложения в ремонт и благоустройство, то получается, что стоимость нашего имущества «усохла» практически в два с лишним раза, в то время как цены на недвижимость за семь лет выросли значительно.

Считая проведенную банком оценку нашего имущества искусственно и злонамеренно заниженной, мы и сами решили провести  в прошлом году оценку нашей недвижимости, обратившись в независимую экспертную организацию ООО «Деловой партнер».

Эксперты «Делового партнера» оценили дом и землю в восемнадцать миллионов двести девяносто семь тысяч девятьсот рублей (18 297 900). И вот эта огромная разница - более чем в девять миллионов - и привела нас к выводу о мошеннических действиях некоторых банковских служащих, задумавших на нас нажиться.

Наше заявление об отсрочке менеджер банка даже отказался брать, пришлось его оставить у секретаря.

***

У работников банка, видевших наш похорошевший, обустроенный дом, в этот период, видимо, и созрел план отъема у нас дорогой собственности. Любой ценой. Даже обходя пункты заключенного между нами договора, по которому он может быть расторгнут только по соглашению сторон. Но никакого соглашения не было и в помине.

Также договором предусматривается возможность урегулирования спора в досудебном порядке, и лишь после этого стороны обращаются в суд. Но, как уже говорилось выше, банк избегал выполнения подобного пункта.

Мы пытались говорить с представителями банка, но наши доводы они встречали смехом.

На оба наших заявления об отсрочке банк не дал ответа, полагаем, что специально, чтобы не давать повода для опротестования их в суде.

Но ведь и суд, по нашему мнению, не мог рассматривать претензии банка, поскольку нет никаких письменно изложенных претензий, кроме левого (без даты и исходящего номера) уведомления об одностороннем(?!) прекращении договора.

Между тем с июня 2015 по март 2016 года, пока дело находилось в суде, мы продолжали выплачивать платеж 107 250 рублей в полном объеме. Но банк требовал полного погашения кредита, ясно понимая, что требование невыполнимо, - похоже было, что нас специально загоняют в ловушку.

Мы выставили дом на продажу, но дом не продается, а процессы в Промышленном суде Ставрополя идут. И нас страшит перспектива, что банкиры из ВТБ 24 оформят этот наглый захват «законным путем», возможно, ими уже не раз пройденным.

Между тем мы убеждены, что сотрудники банка, действуя организованной группой, рейдерским способом отнимают у нас собственность, чтобы на ней крупно нажиться - присвоить самим или получить «маржу», реализовав за рыночную цену.
Преступление совершается в особо крупном размере путем хищения наших денежных средств в сумме более девяти миллионов.

На днях мы с мужем направили начальнику полиции Ставрополя Е.А. Нуйкину заявление о мошеннических действиях сотрудников банка ВТБ 24 Макарова М.А. и других сотрудников данного кредитного учреждения, которые путем обмана (ч. 1 ст. 159 УК РФ) пытаются завладеть нашим имуществом.

Мы надеемся, что после проверки указанных фактов будет возбуждено уголовное дело в отношении причастных к преступлению лиц.

 
Анжелика МИРОНОВА
Ставрополь
 

Адвокат Татьяна Удалова: обстоятельства дела указывают на признаки возможного мошенничества

 

Мироновы, мои доверители, обратились в правоохранительные органы, в прокуратуру с заявлением о возможных мошеннических действиях сотрудников банка.

Кроме того, направили жалобы председателю Центрального банка и председателю банка ВТБ 24 в Москву на неправомерные действия сотрудников ставропольского филиала банка ВТБ 24 (М.А. Макарова и других), существенно нарушивших права моих подзащитных.

В направленных заявлениях Мироновы указывают, что сотрудниками банка ВТБ 24 совершены, по их мнению, преступные действия, которые можно квалифицировать как мошенничество, обман.

Обман состоит в сознательном занижении стоимости дома и земли для «рейдерского» захвата недвижимости, представления в суд не соответствующих действительности сведений о стоимости их имущества.

Обман состоит также в умолчании об истинных фактах реальной стоимости дома и земельного участка. Это подтверждается достаточными доказательствами, которые изложены и в письме.

Надеемся, что кроме правоохранительных органов также и председатель банка ВТБ 24 детально разберется в ситуации, которая самым негативным образом может отразиться на репутации учреждения, на его добром имени на рынке кредитных услуг.


От редакции:

Проверяя свое предположение о том, что драматическая история семьи Мироновых может быть далеко не первой в данном кредитном учреждении, просим читателей «Открытой» поделиться на сайте газеты впечатлениями о деятельности ВТБ 24 и других банков на территории Ставрополья, отношении их работников к клиентам и случаях, подобных описанному.
Уверены, об этом надо рассказывать публично и громко, чтобы доверчивые клиенты не попадались на удочку кредитных учреждений, для которых договор - никчемная бумага: если клиент попал в трудное положение, его тотчас же начинают доить.
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Константин Алек... (не проверено)
Аватар пользователя Константин Александрович

А нанять нормального адвоката или юриста не пробовали ? Процесс простейший - либо оспаривать одностороннее расторжение банком договора и обращение взыскания на имущество, либо установление начальной цены продажи с торгов равной Вашему отчёту. Письма в полиции и прокуратуру - это бред и развод на деньги. Если Вы всю жизнь были коммерсантами, то должны понимать, что бесплатно никто на Вас работать и бороться за Ваше имущество не будет; не понимаю, почему Вы экономите на специалистах, но находите время писать бесполезные жалобы.

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

для 18.07.2016 г. в 14:56 Константин Але Ну так они и обратились к профессиональному адвокату- даже фото есть! Но я бы сказала, что адвоката надо было звать, когда договор кредитования подписывали, а не потом, когда что- то пошло не так!

Юрий Куликов (не проверено)
Аватар пользователя Юрий Куликов

В данном случае необходимо срочно подавать в суд и расторгать догвоор только по решению суда, а не в одностороннем порядке по желанию банка. Если решение суда первой инстанции не удовлетворит заемщика, необходимо будет подать апелляцию. Даже при самом худшем варианте, если суд присудит выплатить долг, то в любом случае можно добиться отсрочки и это будет не одномоментно выплата всей суммы, а хотя бы реальныйц срок с графиком платежей.

Анатолий Ровненький (не проверено)
Аватар пользователя Анатолий Ровненький

Да, банки в наше время хороши! Огромные деньги .... и ... получают а на народ им ....! Твари ....!!!! Спасибо редакции газеты за то, что выводит их на чистую воду!

Добавить комментарий