Поиск на сайте

 

Ставропольские фермеры крайне возмущены политикой краевой власти, действующей в интересах крупных землевладельцев

 

В селе Грачевка состоялась жаркая дискуссия вокруг принятого на днях в первом чтении краевой думой закона «О некоторых вопросах регулирования земельных отношений». Суть инициативы сводится к следующему: увеличить минимальный размер земельных участков из земель сельхозназначения с 30 до 2500 га.

Убеждать фермеров в «правильности» закона в село прибыли первый зампред правительства Николай Великдань, министр сельского хозяйства Владимир Ситников и председатель комитета по аграрным вопросам краевой думы Иван Богачев.

В небольшой зал набилось с полтысячи человек, люди стояли в проходах, теснились вдоль стен, толпились у входа, что само по себе для визитеров явилось неприятным сюрпризом. Галочку хотели поставить по-тихому. Уже после пары выступлений «гостей» селянам стало ясно: советоваться с ними никто не собирается, главное - выпустить пар сейчас, чтобы не рвануло потом, когда дело дойдет до принятия закона в окончательной версии.

Чиновничий десант пытался было взять селян в оборот, голыми руками - без устали говорили только сами, не давая фермерам и рта раскрыть. Терпение людей, в конце концов, лопнуло, и они сами пробились на трибуну. Тон задал председатель ставропольской Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Виктор Пыленок.

Один за другим фермеры выходили к микрофону, и были едины в том, что закон приведет к удушению фермерства на Ставрополье. Если он будет принят, звучало с трибуны, ничего не остается, как выйти на главную площадь краевого центра. Против закона, уничтожающего фермерство, уже выступили краевые коммунисты, справороссы и либерал-демократы.

***

И так, для чего вообще понадобилось так резко - с 30 до 2500 га - увеличивать минимальный размер земельных участков? Вот как объясняют это инициаторы законопроекта.

Главная причина заключается в следующем: только на больших угодьях возможно применение современных агротехнических технологий, а также использование высокопроизводительной техники, что позволит сохранить традиционно сложившиеся севообороты.

В обоснование этих доводов приводятся такие цифры. На 1 января этого года в крае действовали 1490 сельскохозяйственных организаций разных форм собственности и 10100 крестьянских (фермерских) хозяйств. Площадь сельскохозяйственных угодий под зерновыми для сельхозорганизаций составила 1,8 млн. га при урожайности 40,8 ц/га, а вот для КФХ - 0,5 млн. га при урожайности 31,2 ц/га.

Логика в этом, безусловное, есть. Но пару нюансов в краевой думе упустили: фермерам, как правило, доставались худшие земли, поросшие сорняками и усеянные камнями. В то же время  урожаи в фермерских хозяйствах год от года растут.

***

Законодательные нормы не касаются тех, кто ведет личное подсобное хозяйство, занимается садоводством, животноводством, огородничеством, а также потребительских кооперативов, религиозных организаций, образовательных и научных учреждений, казачьих обществ, опытных хозяйств. Использование ими земель носит либо некоммерческий характер, либо осуществляется в публичных интересах.

Непонятно, почему из общего списка «льготников» выпали овощеводы, хотя и занимающиеся коммерческой деятельностью, но их плантации в сравнении с полями зерновых весьма скромные. Это при том, что производством овощей в крае занимается около 40% КФХ, и это самая уязвимая часть аграрной отрасли.

Интересна такая приписка к законопроекту: он не препятствует реализации прав различных хозяйствующих субъектов на землепользование и определяет приоритеты государственной политики в области сельского хозяйства.

***

Короче, суть новации такова: если пайщики хотят перейти от одного арендатора к другому, более честному или щедрому, им надо набрать 2500 га земли вместо нынешних 30. И после этого мало утверждать, что законопроект не препятствует реализации прав хозяйствующих субъектов? Именно этот вопрос текучести пайщиков главный во всей этой истории.

Не случайно краевые депутаты, откровенно лоббирующие интересы крупных арендаторов, эту норму пытались протолкнуть еще в октябре прошлого года, и тоже под благовидным предлогом «повышения эффективности». Поначалу дело что-то буксовало, но потом, как видим, с места сдвинулось и уверенно пошло в гору.

 

Долгое время проработка закона шла в думе тайно, на широкую публику не выносилась. Первым пробным шаром, призванным прощупать настроения аграриев, стало заявление губернатора Владимирова недели три назад при подведении итогов краевого АПК за прошлый год.

Он заявил, что в правительстве готовят меры по пресечению разукрупнения хозяйств в связи с кампанией по переоформлению договоров аренды сельхозугодий.

Как прозвучало, в самое ближайшее время минимальный участок для выделения из общего надела вырастет до… 4 тысяч гектаров. К слову, среди фермеров активно поговаривают, что во втором чтении будут пробовать затвердить именно эту цифру.

Мера эта направлена якобы на то, чтобы остановить массовое бегство пайщиков к фирмам, пришедшим в край из других регионов, как правило, с участием иностранного капитала.

Иностранцы все чаще посматривают на ставропольскую пашню с целью извлечения из нее прибыли, не жалея для этого никаких денег. С этим, например, уже столкнулись в Георгиевском и Новоалександровском районах.

***

С одной стороны, ставропольские аграрии действительно оказываются в выигрыше - их земли теперь никто по частям не раздерет. Однако на ситуацию можно взглянуть и с другой стороны.

Во-первых, пайщиков навеки закрепляют за нынешними арендаторами - чтобы распорядиться своими землями, нужно сформировать земельный кусок в 2500 га, что невозможно. Получается что-то вроде крепостного права, только на современный лад, - продать пай дороже устоявшейся в районе цены невозможно, его просто никто не купит.

Ладно, владелец пая живет в селе, уезжать не собирается и с аренды своих гектаров получает какие-никакие деньги, зерно, масло. А представьте, вы перебрались в город, тут у вас дом, дача, и вам нужно продать пай по выгодной цене. Если закон примут, об этом можно и не мечтать.

Да мало ли какие обстоятельства могут вынудить людей до поры до времени держать пай при себе, а потом продать его: срочно понадобились деньги на операцию, ребенку на учебу в институте, на покупку жилья.

А во-вторых, от «заботы» депутатов и правительства, как выяснилось, пострадают фермеры, в планах которых расширять и наращивать производство. О том, чтобы создать свое фермерское хозяйство с нуля, можно даже не заикаться. Учился человек в аграрном университете пять лет, думал вернуться в родное село, фермером стать, а ему - шиш!

***

Символично, что в этом году, всего пару месяцев назад, в России отметили 155-летие со дня отмены крепостного права. Понятно, что до полной отмены крепостного права у нас далеко еще. Но такого коварства от краевых властей селяне не ждали - одним законом их решили загнать в дремучее прошлое.

Между тем ставропольские фермеры свои позиции сдавать не собираются. Известно, что в ближайшее время в разных местах края пройдут собрания фермеров, где они постараются выработать единую позицию к законодательной инициативе краевой власти. А если понадобится, и на предстоящих выборах.

 
Олег ПАРФЁНОВ
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Tri5o6
Аватар пользователя Tri5o6

Где мой пай??? Ах-хах, да ж.... Рабочие и крестьяне забрали... давненько, чтобы жать с земли самим. Запамятовал. crying

Василий (не проверено)
Аватар пользователя Василий

Иосиф Виссарионович такое безобразие не оставил бы без внимания! Чистое вредительство на почве глобальной коррупции.

Добавить комментарий