Поиск на сайте

 

Еще один "неизвестный солдат" обрел имя

 

Ровно год назад («У незнакомого поселка, на безымянной высоте», «ОГ», №17 от 3 мая 2006 г. ) ставропольский адвокат Андрей Сабинин рассказал историю своих поисков безымянной могилы деда-фронтовика, погибшего при освобождении Польши. На его запросы и просьбы откликались военные архивы, военкоматы, следопыты из разных городов бывшего Союза, соотечественники, живущие в Польше, но след бойца затерялся среди миллионов безымянных солдат, не вернувшихся с той войны.

«Я найду могилу деда! Хочу, чтобы еще одна бронзовая звезда обрела имя того, чью могилу она венчает. И, быть может, когда я буду смотреть на эту звезду, наверное, где-нибудь рядом притаится тень всплакнувшего ангела, который, знаю, уже никогда не покинет это место», - так заканчивалась статья Андрея Сабинина.

Недавно Андрей съездил в Польшу. И наконец-то посмотрел на бронзовую звезду, венчающую могилу его деда, гвардии старшего лейтенанта Ивана Ушакова, не дожившего до победы всего несколько дней.

Десять месяцев шли тяжелые бои за освобождение Польши. По официальным данным, в боях с фашистами на польской земле погибли 600 212 советских солдат. Кроме того, в Польше находились фашистские лагеря смерти, где было уничтожено еще более 1,2 млн. советских военных и гражданских лиц.

На плитах братских могил не поместились тысячи фамилий, списки затерялись за многие годы, прошедшие с той войны, да и многие могилы исчезли... Тысячи солдат утонули при форсировании Вислы и Одера, были захоронены в лесах, воронках и траншеях, и часто не было возможности хоть как-то обозначить их могилы... И очень часто встречается надпись - «Неизвестный советский солдат».

Сейчас в одной только Польше - 648 захоронений советских солдат, военно-пленных и гражданских лиц периода Второй мировой войны. О масштабах этих погостов можно судить по следующим цифрам: их площадь 180 гектаров, а свой последний приют здесь нашли около 2,2 млн. человек.

Недавно я увидел одно такое воинское захоронение. Одно из 648. Надо признаться, что пришлось изрядно поволноваться, пока наконец не увидел его собственными глазами. Ведь «…в полях, за Вислой сонной, лежат в земле сырой» не только «Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой», но и вместе с сотнями тысяч наших павших в боях соотечественников лежит мой дед.

К сожалению, с уходом советских частей из Европы эти многочисленные захоронения оказались под угрозой. Сообщения об актах вандализма в отношении воинских могил, о желании отдельных муниципалитетов ликвидировать «пантеоны освободителей» за последние 10-15 лет неоднократно появлялись в СМИ.

Судьба болгарского Алеши - яркое тому подтверждение. В Будапеште (как и в некоторых других европейских столицах) с памятника советским воинам-освободителям тихонько соскоблили соответствующую надпись, позже, правда, восстановили.

Прибалтам стал мешать прах бывшего командующего фронтом Черняховского, полякам - памятник Коневу, войска которого спасли Краков от уничтожения. Из последнего – неонацистский фарс вокруг Бронзового солдата в Таллине.

Надо сказать, что в поисках захоронения моего деда – гвардии старшего лейтенанта Ушакова Ивана Григорьевича, погибшего 19 марта 1945 г. в бою при освобождении небольшого польского городка Гросс-Катц в нынешнем Поморском воеводстве, - мне повезло.

Не пришлось столкнуться, как это обычно бывает, с долгой бумажной волокитой, отписками из официальных ведомств, хамством и «полицмейстерством». Наоборот, везде встречал искреннее желание помочь и всяческое содействие.

Может быть, поэтому уже в августе 2006 г., через несколько месяцев после интенсивных переговоров, поездок в архивы и ряда запросов, был получен официальный ответ Польского Красного Креста, подтверждающий, что прах Ушакова И.Г. в настоящее время покоится на военном кладбище в д. Бояно в могиле № 20-26.

Да, это то самое Бояно, куда по моей просьбе год назад ездила наша соотечественница, проживающая в Гдыне, которая не нашла нужной фамилии на гранитных плитах. Сложное было позади, оставалось только оказаться в том месте, где увидел свой последний закат танкист Ушаков. Я оказался там в день его гибели.

Нет смысла говорить о том, что русскому человеку проще оказаться на Северном полюсе, чем в каком-нибудь зарубежье. Но Польша приятно удивила мягким благодушием и гостеприимством. Наверное, близость российской «янтарной столицы» дает о себе знать. Так или иначе, тысячелетний Гданьск, который, кстати, в отличие от Калининграда, сохранился после Великой Отечественной гораздо лучше, встретил обнадеживающим «слепым» дождем и русской речью.

Всего полчаса поисков северо-западнее Гданьска, и мы с моим добровольным помощником-таксистом уже проехали г. Хващино, где, по архивной информации, был похоронен дед, и оказались в довольно большой деревне Бояно. Но то ли местные жители нам попадались несведущие, то ли набожные поляки отправились все сразу на воскресную службу, кладбище (или «цментаж», если по-польски) нашли мы не сразу.

Хозяин небольшого ресторанчика на обочине долго рассказывает о боях, которые здесь были, жестикулирует и показывает направления наступления советских войск. Ему около 60, наверно, родился здесь. Спрашивает, откуда - смотрит уважительно. Он и показал дорогу. Неприметный ухабистый, но широкий, как российская автострада, проселок, ухоженные поля, слегка присыпанные удобрением, словно снегом, но ничего похожего на погост.

Случайно видим покосившийся указатель, словно предупреждающий дорожный знак, на нем – изображение двух мечей, направленных в разные стороны, навстречу друг другу. Понимаем – наша цель недалеко. Автомобиль опасливо сворачивает на скользкую, едва накатанную тропинку и через полкилометра упирается в сосновую чащу, а дорожка, разделяясь надвое, пропадает в легком тумане.

Иду пешком, опасливо оглядываясь: если где-то здесь воинское захоронение – то почему оно так стыдливо запрятано от людских глаз?! Но нашел. Левая тропа приобретает черты ухоженности, появляются заросшие мхом бордюрчики, и вот простенькая оградка «цментажа». Кладбище притаилось в лощине, его «фасадная» часть смотрит в ельник, с обратной стороны - пахота, поэтому с дороги его не видно даже вблизи. Тишина звенящая, только где-то вверху слегка поскрипывает хвоя. Небольшой участок, обелиск со звездой, крест с распятием и плиты с именами.

Все ухожено и в идеальной чистоте. В нетерпении проходим с таксистом, уже ставшим моим добровольным помощником, вдоль надгробий, хотя и так знаю, что фамилии «Ушаков» я не найду, слишком недавно она пришла из небытия, и пока не нашлись у поляков средства, чтобы ее высечь на камне.

Всего двадцать гранитных надгробий с фамилиями, именами, датами – все погибли с 15 по 30 марта 1945 г. Одна надпись показалась довольно свежей, остальные изрядно выцвели. Три могилы отдельно – там старшие офицеры. Мы насчитали около ста фамилий. В центре мемориала, рядом с распятием, на польском и русском языках надпись: «Здесь похоронено 6058 воинов 2 Белорусского фронта, погибших весной 1945. Вечная им память». Шесть тысяч неизвестных солдат только на одном кладбище!

Кладу белые тюльпаны на холодный серый мрамор братской могилы, в которой лежит гвардии старший лейтенант. Белые тюльпаны - все же весна. Высыпаю землю с могил его родных братьев, наливаю четыре стакана с водкой, по нашей традиции. Таксист смотрит, затаив дыхание, фотографирует. Выпиваем с ним, не чокаясь. Сверху шумно несется дождь…

На последней фотографии, маленькой и выцветшей, где Иван Ушаков со своими боевыми товарищами, он написал:

Обо мне вы вспомните,

Взглянув на наш портрет,

И все вы улыбнетесь,

Что я не грустен – нет!

Хоть трудно нам приходится

В походах и боях, но

Знаем мы, что дружбою

И спайкою побьем всегда врага.

Всё, я встретился с человеком, которого никогда не видел, о котором многие годы ничего не знал. Спасибо ему, что я приехал сюда. Спасибо тем, кто лежит с ним рядом, крепко обнявшись в подвиге. Ведь как прокричал-прострадал Высоцкий, «здесь нет ни одной персональной судьбы, все судьбы в единую слиты». Только ошибался Владимир Семенович, когда его тридцатилетний, седой и изуродованный танкист из фильма «Родом из детства» пел: «У братских могил нет заплаканных вдов, /Сюда ходят люди покрепче./ На братских могилах не ставят крестов,/ Но разве от этого легче?» Как оказалось, и на братских могилах ставят кресты…

Почему уже третье поколение продолжает «довоевывать» ту войну, почему так неистребимо чудовищна ее боль, какова цена благодарности живых?! Пусть эти вопросы останутся без ответов. Знаю одно – я не хочу, чтобы наши дети искали братские могилы и «довоевывали» войны своих родителей.

 

Андрей САБИНИН,

адвокат

 

михаил 19 июля 2011, 00:16

Ищу точное место захоронения Шайбакова Сергея Шайбаковича ,1918г.урож.,д.Ново-Ключево Мишкинского р-на,Башкирской АССР,23гв МСБр,гв.сержант,нач.рации,погиб10.02.1945г.Похоронен:Германия,Пренцлау

Даурен 02 мая 2010, 12:06

Прошу помочь с розыском могилы деда Касенбаева Кызкена,погибшего феврале1945 г. в районе д.Хенигсдорф(согласно справке),но эту деревню не могу найти,может она по другому сейчас называется?Справка датирована 1964 г. Очень прощу ,хоть какую-нибудь информацию,пожалуйста! Всех с праздником Победы!!!

Петровский Алексей 04 декабря 2007, 10:45

http://naiti.ru/gdansk.2007/polska/polska.html http://naiti.ru/gdansk.2007/polska/polska1.html Весной 2007 года мы были с супругой и её отцом в Польше, в районе Гданьска, где разыскивали могилу брата отца, погибшего весной 1945 года под Жуково, в д. Малькау (Мальково). По итогам поездки подготовлен материал по ссылкам. Окажем помощь тем, кто собирается найти прах и место захоронения своих родственников. [email protected]

Галина 04 декабря 2007, 10:45

:: Так или иначе, тысячелетний Гданьск, который, кстати, в отличие от Калининграда, сохранился после Великой Отечественной гораздо лучше, встретил обнадеживающим «слепым» дождем и русской речью. Полгода назад тоже были в Гданьске. Искали могилу деда. Но я не про то... Вы видели фотографии разрушенного Гданьска? Например в музее Почты Польской. Уверены, что он сохранился лучше чем Калиниград? Видели квартал напротив Журава (на другом берегу реки)? Посмотрели на "старый" город? Обратили внимание, что там нет "просевших" зданий, которыми бывают действительно старые здания? Не уверена, что это все сохранилось, а не было восстановлено. Посмотрите старые фотки...

Комментарии

раушан (не проверено)
Аватар пользователя раушан

хочу узнать место захоронения дяди Муканов Аскар из Казахстана Актогайский район Кызыларай призван с Джамбула 1939 г в газете Каз Правда была статья что он погиб при форсировании реки Вислы,совершив героический подвиг.Похоронен в братской могиле. Газета была утеряна к сожалению

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях