Поиск на сайте

 

 

Краевой суд все чаще выносит решения в защиту гласности. Большинство героев критических публикаций «Открытой» газеты в итоге теряют свои высокие посты

 

Западные политики и СМИ традиционно критикуют российские власти за массовые нарушения прав человека, фундаментальных принципов международного права, сворачивание демократии, свободы слова и гласности,  справедливости и беспристрастности российских судов и т.д.
Но, на наш взгляд, проблема значительно глубже, она  не только в беспрестанных попытках чиновников ограничить свободу слова, приручить, поставить к ноге  средства массовой информации, но еще больше -  в неспособности самих СМИ быть независимыми, не просто хотеть этого, но и  уметь отстаивать  права граждан на свободу получения информации. 
Конечно, сегодня многим СМИ сытнее  жить на поводке у чиновников и тявкать по команде «фас» в обмен на косточки в виде бюджетного финансирования. Кричать о свободе  и обслуживать хозяев, к сожалению, - одна из распространенных моделей поведения многих российских средств массовой информации. 
Но, скажем прямо,  во многом это обусловлено  моделью поведения самого общества: быть праведниками на собственных кухнях и   шепотком возмущаться там несправедливостью  мира греет душу многим  гражданам.  За порогом - ни-ни, пусть другие, что называется,   рвут рубашку на груди. Такие граждане  буквально осаждают и нашу газету с кучами  обличительных материалов и  неутоленной жаждой  побудить «Открытую» «поставить на место» мздоимцев, бюрократов, прихватизаторов и прочих плохих  господ-товарищей», указанных «ходоками». 
Но как шарики мгновенно сдуваются переполненные  гневом «праведники», едва узнают, что под публикациями, на которых они настаивают, потрясая «неопровержимыми доказательствами», будет стоять их имя. «Я что, по-вашему, должен подставлять себя и свою семью?! - возмущался в редакции недавно один такой правдолюбец. - Это вы, журналисты, обязаны бороться с негодяями».
Не правда ли, чудненькие рассуждения. Но такие сцены уже стали типичными  в редакции, всегда готовой предоставить место в газете гражданину, а не доносчику. Журналисты всегда готовы  встать на защиту униженных и оскорбленных, но лишь тех, кто готов воевать за свои поруганные права - открыто, публично, до конца. Но осторожных и хитромудрых любителей размахивать кулачком, прячась за чужие спины,  органически не переносим. 
Вот недавно в одной большой публикации защитили мы  от  нападок и наветов людей, занимающихся хорошим, перспективным делом, одобренным даже российским правительством. Однако за полчаса до выхода газеты эти хорошие люди  настояли, чтобы их фамилии в статье не звучали. Объяснили: мол, боимся за свои семьи.
Конечно,   потом они очень благодарили газету за поддержку, рвались принести новые материалы в доказательство государственной важности их благих начинаний. Но доказывать это они будут уже без нас: в анонимных сюжетах мы не играем, сурово и прямолинейно полагая: кто не защищает  свои права и свободы,  не достоин этих прав и свобод - пусть живут так, как живут.  И пусть не жалуются, не корят  за несчастья судьбу  - выбор они сделали сами.  
Почему, ответьте,  чиновники-бюрократы, мздоимцы, рейдеры, все, кто намертво  присосался к власти, столь бесстрашно и беззастенчиво грабят общество?  Ответ прост: большие люди ведут  себя так нагло именно потому, что у  большинства тех, кого они  унижают,  преследуют, обворовывают, отсутствует  воля и желание  отстаивать свои права, честь и имущество. Побеждает ленивый пессимизм: мол, с власть предержащими  бороться  сложно - на их стороне, суды, деньги, связи. 
Да, сложно, но не безнадежно. Об этом говорит большой опыт борьбы с  армией узурпаторов власти самой редакции «Открытой» газеты. Последовательные, неоднократные публикации журналистских расследований  неблаговидных  дел  этих самых больших людей - первых лиц структур и служб - завершились тем, что в конечном счете все они  лишились своих  хлебных должностей.  Среди них - прокурор края, руководитель силовой службы, директор СНИИСХ, главы ряда районных  администраций, мэры Ставрополя и Кисловодска, пара-тройка судей и множество чинов помельче... 
И все же заслуга «Открытой» тут лишь отчасти. Главная «заслуга» в том, что вышеперечисленные господа  с грохотом и скандалом  скатились с Олимпа власти, принадлежит им самим. Усевшись на высокие должности, получив от государства огромные властные полномочия, они сходу вообразили себя  неприкасаемыми, небожителями  с полной убежденностью в личном праве  карать и миловать.
На фоне безудержного барства, сверхзавышенной  самооценки сомнительных достоинств, эти люди постепенно теряли остатки реального восприятия мира. 
Их глубокая социальная незрелость,  как правило, соотносимая со слабым профессионализмом, готовит к их печальному  финалу неотвратимо. 
Будь они умнее, то, конечно, восприняли бы критику в СМИ как тревожный звоночек, как сигнал противопопожарной системы: мол, внимание, горите синим пламенем, очнитесь же  наконец, иначе погибнете... Но поскольку здравомыслия  у них кот наплакал, то «замочить» они рвутся врачей и пожарных. 
Многим  казалось, что обрушение с пьедестала власти для наших «героев»  невозможно: слишком большой  была их власть в крае, слишком явные были у них покровители в ставропольском Белом доме и множество  услужливых  «лакеев», жадною толпой стоящих у трона,  ревущей  стаей кидающихся на обидчиков их  «хозяина». 
Ни одна газета в регионе, кроме «Открытой», не имеет такого длинного  послужного  списка  судебных процессов, которые организовывала  против журналистов, защищавших  попранные права сограждан,  эта орда находящихся при власти, при деньгах, при связях. Они клепали одни и те же иски - «о защите чести и достоинства».  (Вы только вообразите, какая   у НИХ   «честь» в крае  с его третьим местом по  мздоимству в России, которая и сама   по уровню коррупции занимает  в мире лидирующие позиции, -  по соседству со  странами, в которых ходят в набедренных повязках!)
Судебные процессы длились годами, их целью было измотать и редакцию, и тех, кого она защищала, заткнуть рот, разоряя  издание. 
Рекорд стоимости своей «чести» в 15 миллионов рублей (что составляет  бюджет «Открытой»  на несколько лет!)  поставил г-н Скоморохин, мэр Ессентуков, неправедной деятельности которого в прошлом году газета посвятила три десятка публикаций. 
Коротко напомним некоторые из них. В конце 2007 года, в период кампании по выборам в Госдуму России, в редакцию газеты начали поступать обращения ессентучан о нарушениях избирательного законодательства органами муниципальной власти. Ессентукские чиновники настолько увлеклись «черными» технологиями по манипуляциям широкими массами избирателей, что, игнорируя запреты федеральных законов, принялись одну за другой проводить предвыборные лотереи. 
Причем в розыгрышах ценных призов не стеснялись участвовать и первые лица Ессентуков. Чего не сделаешь ради того, чтобы набрать нужный процент явки и продемонстрировать руководству уровень доверия граждан!
Пользуясь бесконтрольностью со стороны правоохранительных органов, глава Ессентуков издал постановление о проведении предвыборных лотерей даже в период выборов президента РФ. 
Старания Константина Скоморохина были вознаграждены, и за очередное успешное проведение выборов в парламент страны он получил благодарность Владимира Путина. 
Хорошо бы знать, кто из ставропольских бонз  подставил президента, подсунув ему на подпись  наградную бумагу  на человека, действующего незаконными методами.
Окрыленный высокой оценкой своих достижений, Константин Борисович не мог не использовать опыт избирательных технологий в  предвыборной кампании и в марте 2008 года, в которой он сам участвовал в качестве кандидата на пост главы города на очередной срок. 
Многочисленные нарушения избирательного законодательства побудили тогда редакцию «Открытой» опубликовать еще две статьи.
Но как только  Скоморохин получил  заветное удостоверение главы города, он вместе со Светланой Мищенко - (председателем городской избирательной комиссии и по совместительству его подчиненной) - учинили в суд иски о защите чести и достоинства. 
Судья Ессентукского городского суда Николай Щеглов в первом же судебном заседании удовлетворил требования высокопоставленных истцов и взыскал с газеты и журналистов 160 тысяч рублей в возмещение нравственных страданий Мищенко и Скоморохина.
Редакция  обратилась  с  жалобами одновременно и в Европейский суд, и в Президиум краевого суда, полагая, что одно другому не помешает. Тем более, что журналисты хорошо помнили, как  в свое время краевой суд, возглавляемый Сергеем Коровинских, ославился на весь мир преследованием журналиста  в угоду прежнему губернатору  Черногорову. 
Ублажая амбиции Александра Леонидовича, служители ставропольской Фемиды, нарушая нормы и принципы международного права и Конституции РФ, незаконно осудили главного редактора газеты «Гражданский мир»  Василия Красулю за критику Черногорова. Журналист  получил условный срок наказания. 
Европейский суд по правам человека, рассмотрев жалобу Красули, признал нарушенными его права и свободы и взыскал в его пользу с России компенсацию вреда.
После международного скандала дело кое-как замяли, а адвокат журналиста Борис Дьяконов получил должность председателя краевой избирательной комиссии.
В этой истории есть один показательный момент. Получив материальную компенсацию за ставропольское кривосудие, льнущее к власти,  Красуля не стал зачислять губернатора Черногорова в список личных врагов. Более того,  после судебной победы  продолжил общение с губернатором, много здравого ему советуя. Это делает Красуле честь! И это лучшее доказательство того, что в критике власти у остро пишущих  журналистов нет ничего личного - это их работа. 
Молодец и Черногоров: сумел же переломить  свое самолюбие, понял, что зарывался, перешел грани дозволенного с помощью придворного судьи. 
В этой истории урок прошел даром лишь для судьи: лизнула власть в одно место - и осталась безнаказанной. Сколько их таких «законников» в мантиях» по-прежнему в крае судят и рядят!
Потому  у журналистов «Открытой» было сомнение в том,  что и на этот раз  краевой суд не повторит прежних ошибок и сможет отменить незаконное решение беззастенчиво ангажированного ессентукского  судьи. Но в феврале этого года Президиум краевого суда под председательством Александра Корчагина отменил решение ессентукского горсуда об удовлетворении иска Скоморохина и Мищенко в связи с нарушением норм материального и процессуального права, допущенным  судом первой инстанции при рассмотрении дела.
Между тем и судья Октябрьского районного суда Ставрополя Юнона Шевченко отказала Константину Скоморохину в удовлетворении иска о взыскании с «Открытой» и ее журналистов 15  млн. рублей в счет возмещения морального вреда, причиненного страдающему от критики мэру. А безмерно «страдал» он после публикации, рассказавшей о том, как Константин Борисович изъял у одной из городских школ Ессентуков почти гектар школьной территории и передал эту землю соседнему рынку.
С трудом, со скрипом, но  начали-таки двигаться в сторону истины и справедливости другие судебные дела, расследованию которых  были посвящены  публикации «Открытой». 
В первую очередь  это касается судебного марафона измотанных  до инфарктов супругов Мещеряковых - известных  ставропольских ученых, с которыми за  квадратные метры собственности успешно воюет бывшая высокопоставленная сотрудница краевой прокуратуры. 
10 лет сознательной волокиты  поименно известными   судьями, «расследующими»  это  простейшее, но по-прежнему далекое от финала  дело, - позор краевого правосудия, его печальный  рекорд, претендующий стать всероссийским. 
Сдвинулось с места после публикации «Открытой» и дело академика Шишкина,  которого  одна из этих же известных судей лишила права на жилье, не имея для такого  решения буквально ни одного документального основания. 
Несколько лет ученый с мировым именем добивался справедливости. Теперь    затеявшая эту правовую круговерть дама в мантии  отменяет  свои же решения, на основании которых  были приняты незаконные решения уже другой судьей, также нынче  вынужденной отменить свои вердикты. 
У вас, читатели вопрос не возникает: почему эта известная судейская дама продолжает вершить правосудие в стенах одноименного Дворца?!
Нынешние положительные сдвиги в деятельности судебной системы края, много лет доселе  являвшей населению свои  репрессивные возможности и признаки сумасшедшей ангажированности, конечно же, связаны с именем руководителя краевой Фемиды  Александра Корчагина.
Молодой, широкообразованный председатель суда адекватно, то есть  положительно  реагирует на критику в СМИ, хотя не всегда считает ее справедливой.  Оставаясь преданным системе, он медленно, но верно направляет ее на путь большей открытости для общества и СМИ. 
Нынешние решения краевого суда в защиту гласности,   ставящие барьер вердиктам ангажированных «законников», а также повышенное внимание к нарушенным правам  граждан,  о которых рассказывает   местная пресса, дает  долгожданную надежду людям. Надежду  на достижение справедливости и на победу правоты, у порога которых  обрывается власть денег и связей. 
Но и здесь остается  привкус незавершенности, чувство недоумения: почему судьи, позорящие честь мундира, остаются  безнаказанными?
Но куда больше недоумений и все меньше надежд  вызывает наша  краевая власть, то и дело являющая  необъяснимое высокомерие  к общественному мнению.   
Редакция  не может  припомнить   ни одного случая, чтобы Белый дом реагировал на критические выступления газеты о наглых беззакониях чиновников, многие из которых - прямые назначенцы губернатора и его команды. 
Чиновники не считают нужным встречаться с населением, что-либо объяснять людям, в их поведении так и читается: «Да идите вы на...»
Вот только что пришло в редакцию сообщение из Кисловодска. На собрание общественности города-курорта, которое проходило там вполне официально в Доме дружбы с повесткой дня о тарифах и нормах потребления  в сфере ЖКХ, не явился ни один из высокопоставленных приглашенных, ни один руководитель отрасли, приглашение которым рассылались заблаговременно. В переполненном зале люди кричали и даже плакали от бессилия что-либо доказать чиновникам, заставить их работать,  быть адекватными ситуации.
Одна из выступавших рассказала о диких «услугах» ЖКХ: она просила коммунальщиков отключить ее квартиру от отопления, поскольку на улице было 15 градусов тепла, но теплосеть продолжала топить батареи на всю мощность, естественно, взимая за этот идиотизм деньги с потребителей. Женщине коммунальщики по-идиотски и ответили:  «Положено топить в это время - будем топить, несмотря ни на что!»  
Словом, «поговорив с  пустотой», кисловодчане   разошлись по домам, кляня свою пустую и безответственную  власть.
Такая  ситуация была и на собрании жителей Буденновска, которые решили  поговорить с начальством тоже на тему ЖКХ.  Журналисты редакции были здесь единственным «начальством», и люди обрушили на них массу вопросов по тарифам на услуги ЖКХ, сотрудники которого здесь так и не появились.
Чего они себе позволяют? 
«Позволяют» потому, что  тупо копируют поведенческие установки   Белого дома: ведь накануне приезжавший в Буденновск губернатор Гаевский тоже не счел нужным встретиться с напряженно прождавшими его  целый день людьми.  
Возьмут ли все эти большие и малые начальники ответственность за порождаемую ими социальную напряженность,  если жители выйдут вдруг  на митинги с такими же лозунгами, как в других субъектах Федерации: «Как заплатишь за жилье, понимаешь: власть - жулье!»
Нет, такой ответственности за собой они не признают. Белый дом больше всего озабочен повышением имиджа края и лично его губернатора.  
Между тем имидж опускают до плинтуса некоторые одиозные господа-товарищи из его собственного окружения, которых Валерий Вениаминович невесть за какие достижения  продвигает выше и дальше, награждают благодарственными грамотами от имени президента. 
Этим господам-товарищам, вроде ессентукского мэра,  при такой безоглядной поддержке власти,  подкрепленной еще и местным судейством, сам  черт не страшен. 
Ладно, отомстить  редакции руками придворного судьи Скоморохина  не удалось. Но ведь за свои   беззакония,  которые редакция документально зафиксировала в  публикациях, мэр до сих пор не понес никакой ответственности.  
Ведь третьей школе, в которую «разбираться» впустую  приезжала министр образования Золотухина,   так и не вернули огромный кусок дорогущей земли, отхваченной мэром от школьного двора в пользу рынка. 
Власть на все  закрыла глаза. Поэтому журналистам «Открытой» еще предстоит к этой теме возвращаться, чтобы приподнять ей тяжелые веки.
Спокойно взирает на то, что творится   у него под боком, глава кавминводской администрации г-н Вышинский. Зато журналистской деятельности  «Открытой» он активно препятствует. И тем, что не ответил ни на один запрос редакции, ни на одну критическую публикацию о проделках должностных лиц на подведомственной ему территории. И тем, что упорно выселяет корпункт газеты, занимающий крохотную, в треть окна, комнатенку в подвале здания администрации. Никто другой ему тут больше не мешает: ни лояльные ему СМИ, ни коммерческие структуры. 
А вот «Открытая»  мешает, имиджу не способствует,  раздражает хозяев края. 
Минувшим летом один умный и мудрый товарищ из Белого дома долго беседовал с главным редактором «Открытой», стараясь понять,  что, собственно, газете нужно и как можно с ней договориться. 
Договориться можно, если смотреть в одну сторону - в сторону общественных интересов.  Редакция потом  даже письменно изложила ему  позицию  газеты, чтобы  он сам понял и хозяевам  передал: никакая мы не оппозиция. И добиваемся одного: чтобы чиновники с людьми считались, чтобы поняли наконец: высший источник власти - сам  народ, и все начальники  ему подотчетны.  
Критика в СМИ - это лекарство, которое начальникам надо глотать, и благодарить за выздоровление.
Но лечится, а потому  и выздоравливает лишь умная власть. А высокомерная и недальновидная  пускает в ход обоюдоострое оружие своих огромных возможностей, тупо мстя и  озлобляясь. А в итоге теряет  все,  что так ей безмерно дорого. 
Мой собеседник на редакционный «меморандум»  не ответил. Ответом стало лишь то, что на традиционную  встречу первого лица Ставрополья с краевыми журналистами в День российской печати, отмечавшемся 13 февраля, не была  приглашена «Открытая» газета, равно как и те журналюги, которых  окружение губернатора,  рулящее его имиджем, сочло нелояльными. 
С такими советчиками, Валерий Вениаминович,  и врагов иметь не надо!   А вообще хочется процитировать еще один лозунг, с которым россияне выходили недавно на улицы городов: «Нам так смешно, когда вы сердитесь» (см. «НГ» от 18.02.09 г.). 
 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
 главный редактор 
«Открытой» газеты

 

Джон03 марта 2009, 11:15
 
 
 
 

Провести пациенту курс лечения можно лишь тогда, как этого хочет пациент. Так и с правами человека: защитить человека можно тогда, когда он сам себя защищать готов. На сто пудов согласен со статьей. У нашего обывателя иждивенческая позиция: ты за меня борись, а я со стороны посмотрю. Фу( Дорогие журналисты! Преклоняюсь перед вашим опасным и благородным трудом. Желаю вам сил, чтобы пережить нападки всех этих чиновников и выйти победителями!

Редакция26 февраля 2009, 09:33
 
 
 
 

"Маска", мы тебя знаем! Нам так смешно, когда ты сердишься! Право, забавно "рулишь"!..

Настя26 февраля 2009, 08:57
 
 
 
 

Уважаемая госпожа Леонтьева, если бы в вашей газете работали журналисты, то они бы знали, что по канонам журналистской этики не рекомендуется разглашать имена информаторов, если они того не хотят, или, если им могут угрожать хоть какие-то негативные последствия публикации. Жаль, что к своим же согражданам, пришедшим к Вам за помощью вы относитесь как к доносчикам. В то же время сами ведёте себя не лучше, публикуя только намёки на факты, то ли опасаясь, то ли припасая козыри. В последнее время часто приходится читать "Открытую", так вот в сравнении с другими печатными СМИ края только вашу деятельность можно назвать "тявканьем". Согласитесь, лучше тявкать по команде, лаять по причине, а не как вы, просто так, по-дворняжьи. А для того, чтобы в СМИ, в том числе в вашем, появилась критика, нужно квалифицированных специалистов нанимать. Аналитика в вашей газете отсутствует, критика по фактам, а не по общим фразам - тоже. Советую пить валериану в таблетках (не настойку!). И сменить тон, а то голос сорвёте. Хотя, понимаю, меня тоже губернатор не пригласил на банкет - голодно, полаять хочется.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий