Поиск на сайте

 

 

Судья от России в Европейском суде по правам человека Анатолий Ковлер нарисовал тяжелую картину бесправия граждан в нашей стране

 

На днях во французском городе Страсбурге завершился Европейский летний Университет демократии. Это мероприятие проводится уже четвертый год подряд одной из самых известных международных организаций – Советом Европы. 
Для участия в Университете после жесткого отбора приглашаются представители интеллектуальной элиты стран Восточной Европы (журналисты, политики, лидеры гражданского общества, бизнесмены, юристы, ученые). 
В нынешнем году в Страсбург в составе российской делегации (насчитывающей около сорока выпускников Московской школы политических исследований) были отобраны и два ставропольца: политический обозреватель «Открытой» газеты Антон Чаблин и зампред краевого отделения партии «Правое дело» бизнесмен Александр Коровин.
Чтобы пояснить суть Университета демократии, нужно рассказать, что собой представляет сам Совет Европы. Это консультативная организация, созданная в 1949 году десятью странами – победительницами во Второй мировой войне; ее основная функция – распространять в разных государствах идеалы демократии и прав человека. 
Сейчас в состав Совета Европы входят все европейские государства, кроме Белоруссии (просвещенные европейцы опасливо считают ее диктаторской страной), да и сама Россия стала членом этой организации лишь в 1997 году.

 

Год великого перелома
Нынешний Университет демократии был посвящен 20-летию 1989 года, который на Западе считается рубежным для современной цивилизации. Ведь именно в этом году произошло окончательное крушение соцлагеря – были свергнуты коммунистические режимы в Восточной Германии, Польше, Чехословакии, Болгарии, Румынии и Венгрии. 
Позднее эта череда революций была вписана в мировую историю под названием «Осень народов». А в декабре 89-го на эпохальном саммите на Мальте американский и советский президенты объявили об окончании «холодной войны». 
В школьных учебниках об этом пока что пишут очень скудно. А вот в Страсбурге о событиях «осени народов» рассказывали их непосредственные участники – бывшие и действующие европейские политики. 
Так, в своем выступлении на Университете демократии экс-министр иностранных дел Венгрии Ласло Ковач напомнил, что к «осени народов» Восточная Европа начала двигаться задолго до 1989 года. 
Например, власти Венгрии пытались провести демократические реформы еще в 1956-м, в Чехословакии – в 1968-м, в Польше – в 1980-м. 
И реформы эти происходили вовсе не по указке западных спецслужб (за что, скажем, российские коммунисты и поныне хулят Горбачева) – судьбу своих стран определяли сами граждане. Как потом произошло и в самой России в августе 1991-го, когда народ сказал нет возвращению к коммунизму. «Железный занавес разрушили не политики, а личности», – афористично подытожил Ковач. 
Выступил на семинаре еще один человек, олицетворяющий борьбу народа своей страны против диктатуры, – бывший премьер-министр Румынии Петре Романа. (Румыния, кстати, единственная страна соцлагеря, которая прошла «осень народов» не мирно, а через кровавый переворот). 
В 1989 году Романа был простым университетским профессором – и, как и многие представители румынский интеллектуальной элиты, ощущал ветра перемен, веявшие из-за границы. 
18 декабря в провинции Тимишоар вспыхнуло восстание против режима Чаушеску. А три дня спустя уже в центре Бухареста, на Университетской площади, Романа вместе с несколькими десятками простых румын сооружал баррикаду: сваливали в кучу всё, что попадалось под руку, – старую мебель, кровати, куски фанеры. 
Танки, брошенные разъяренным Чаушеску на подавление мятежа, смели эту  хлипкую конструкцию, погибли почти все защитники баррикады.
И именно это стало детонатором антикоммунистического взрыва, который всего за два дня смел державшийся полтора десятилетия режим Николае Чаушеску. Диктатор был казнен 25 декабря.

 

Кризис кризисов
Как заметила экс-генсек Совета Европы Катрин Лалюмьер, демократия западного образца – далеко не идеальная штука, просто на рубеже 80-90-х она казалась более эффективной, нежели советская система. 
Но вместе с тем за прошедшие с тех пор два десятилетия демократия шагнула очень далеко. Достаточно сказать, что в Европейской конвенции по правам человека (а это библия для западной демократии) появилось 15 новых пунктов – это новые гражданские права и свободы. И уже в сентябре будет введена еще одна поправка, гарантирующая право на здоровую окружающую среду.
 Самый серьезный вызов, который испытывает сегодня демократия, – это мировой финансовый кризис (по злой иронии взявший старт как раз в самой демократичной стране – Америке). По мнению нынешнего генсека Совета Европы Тэрри Дэвиса, воспринимать этот кризис исключительно как финансовый неверно; это скорее кризис ценностей и идей. 
Истинная его причина в том, что очень небольшая группа людей контролирует финансовые ресурсы всей планеты. Их решения влияют на миллиарды людей, но эта узкая группа «олигархов» полностью выведена из-под реального общественного контроля – никто не может даже указать им на ошибочность тех или иных решений (а ведь именно они и стали причиной нынешнего кризиса). 
 По словам комиссара Совета Европы по правам человека Томаса Хаммарберга, кризис опасен тем, что самыми ходовыми рецептами спасения являются самые простые, то есть радикальные.
Это благодатная почва для социал-популизма, коррупции, организованной преступности, различных форм шовинизма (например, в отношении иммигрантов)…   
 Согласился с ним и бывший премьер-министр Франции, а ныне один из самых популярных в мире французских политиков Мишель Рокар. 
В эпоху кризисных явлений от властей требуется быстрая реакция на происходящее. И демократия при этом далеко не самая эффективная система управления, поскольку выработать коллективное решение сложнее и дольше, нежели волюнтаристским путем продавить решение единоличное. 
Отсюда и нарастание тенденций по огосударствлению экономики в разных странах бывшего соцлагеря, а в более общем плане – сползания в тоталитаризм, глухую диктатуру.  
В своей лекции Рокар подробно остановился на одной из специфических форм такой диктатуры – «монополии на правду», которую присвоили себе современные СМИ. 
В мире неуклонно нарастает поток информации, и поэтому от журналистов требуется говорить сложные вещи кратко и доходчиво, тем самым глубинные ценности и смыслы подменяются примитивными символами. 
Редакторы газет и телеканалов отбирают политиков и экспертов вовсе не по уровню компетентности, а по степени харизматичности. В итоге это приводит к отуплению любой, даже самой просвещенной, нации. 
Впрочем, по мнению Рокара, ситуация не тупиковая – просто нужно начиная со школьной скамьи учить критическому отношению к СМИ (так же, как учат в школе, скажем, критически воспринимать классическую литературу или национальный язык).

 

Страшно жить!
Отдельная сессия на Летнем Университете была посвящена проблемам становления демократии в современной России. 
Ведущий аналитик московского «Левада-центра» Борис Дубин представил итоги масштабного исследования социальных настроений россиян. По мнению Дубина, основная проблема нашего общества на протяжении последних двадцати лет – это несоответствие между имперскими амбициями и нерешенными проблемами, оставшимися в наследство от «имперского» статуса. 
Даже после окончания Великой Отечественной войны наша страна постоянно с кем-то воевала (пусть это были и локальные конфликты) – и россияне попросту разучились жить в мире. 
И ныне, по опросам «Левада-центра», каждый второй россиянин опасается военной угрозы со стороны других стран, а две трети граждан убеждены, что Россию в мире боятся и ненавидят. 
«Военное положение» стало нормой существования в нашей стране, а в условиях «чрезвычайщины» глупо уповать на Право и Закон – вся надежда только на вождей. (Недаром пакет своих самых жестких политико-экономических реформ в 2004 году Путин неловко объяснял необходимостью «борьбы с терроризмом».) 
Но у вождей, во-первых, нет достоверной информации о происходящем в стране (в России отсутствуют независимые СМИ), а во-вторых, нет рычагов воздействия на ситуацию (суды, чиновничество и правоохранительные органы разъедены коррупцией). 
По словам Дубина, «маленький человек» сегодня в России совершенно не чувствует себя гражданином, он оторван от власти и общества. Если он успешен, то нет никакой гарантии, что его таланты и умения будут конвертированы в капитал. И даже заработав этот капитал, вряд ли можно его сохранить (сожрут коррупционеры или рейдеры). 
Так было в эпоху раскулачивания, когда советская власть целенаправленно уничтожала самую активную и пассионарную прослойку общества, а «элитой» становились подонки-люмпены. Достаточно сказать, что сегодня лишь 17% россиян имеют небольшие  сбережения, которых хватит разве что  на одну крупную покупку, зато треть граждан с трудом расплачивается с долгами. 
Подкрепил эти грустные выводы и судья от России в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) Анатолий Ковлер. По его словам, наибольшее количество жалоб в Страсбургском суде приходится на пять стран: Турцию, Россию, Украину, Румынию и Польшу. Причем если Россия держит лидерство по общему числу исков, то Украина – по числу жалоб на душу населения (это более объективный критерий). 
Чаще всего россияне жалуются на нарушения государством их основополагающих прав – на жизнь, свободу, справедливый суд…  
Как рассказал Ковлер, основная масса жалоб касается неисполнений решений судов (в первую очередь по невыплатам пенсий и социальных пособий), жестоких условий содержания в сизо, пыток в милиции, незаконного пересмотра решений судов первой инстанции в порядке надзора, «чеченских» дел (исчезновений людей во время зачисток). 
Правда, за последние годы стало меньше дел по жалобам журналистов и общественных деятелей, которых пытаются прессовать власти. Но это кажется ничего не значащей мелочью на фоне других ужасов, рассказанных Ковлером. 
В стране царит тотальное бесправие, когда ничего не стоит даже человеческая жизнь – на улице мент может застрелить прохожего просто потому, что тот на него не так посмотрел. 
Ожидающие суда люди томятся в сизо годами (рекорд – шесть лет и девять месяцев), потому что «самый гуманный суд» не глядя удовлетворяет любые ходатайства следователей о заключении человека под стражу. Так гниют в сизо тяжелобольные люди, многодетные матери, старики… 
Или еще пример из выступления Ковлера. В московском аэропорту Домодедово менты задержали подозрительную девушку и заперли в «обезьянник». По закону человек может провести здесь не больше трех часов. А несчастная томилась в камере 34 дня – как позже говорили на суде стражи порядка, о ней просто забыли.
Похоже, наше государство точно так же «забыло» о том, что у него есть граждане, воспринимая их исключительно как стадо бессловесного скота, обслуживающее экспортную нефтегазовую трубу. Каждый пример, приведенный судьей Ковлером, – лишний мазок к картине тотальной деградации нашего общества. Общества, которое, похоже, очень нескоро сможет произвести бунтарей типа тех, кто строили баррикады на улицах Бухареста в 1989-м или ложились под танки в Москве в 1991-м.

 

Антон ЧАБЛИН
обозреватель «Открытой» газеты



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий