Поиск на сайте

 

Крестьянский вопрос

Антиконституционные установки, которые Олег Козлов публично раздаёт судейскому сообществу края, густо ложатся сегодня в основу несправедливых решений по земельным вопросам, от чего сельскохозяйственный край кипит гневом и возмущением

1 марта этого года состоялось внеочередное заседание квалификационной коллегии судей (ККС), посвященное единственной персоне - председателю Предгорного райсуда Владимиру Железнякову, чья глубоко подмоченная репутация не помешала членам ККС оставить его в той же должности.
На этот раз отменено предыдущее решение ККС по «вновь открывшимся обстоятельствам» деятельности непотопляемого «героя», и решено рассмотреть представление Е. Кузина заново. Но он, почуяв опасность, опять сюда не явился.
Когда заявленная повестка была исчерпана, ни с того ни с сего слово взял исполняющий обязанности председателя Ставропольского краевого суда Олег Афанасьевич Козлов. Обращался он как бы к квалификационной коллегии судей, смотрел при этом на меня, единственного журналиста «Открытой» газеты, присутствующего на заседании коллегии. Его речь шокировала не только меня, но, кажется, привела в ступор и самих членов ККС.

 

Анонимка бьёт по репутации

Начал Олег Афанасьевич свою речь с того, что зачитал анонимное письмо от сельских тружеников Грачевского района. Адресовано председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву.

«Мы, жители Грачевского района, ставим вас в известность, что председатель нашего краевого суда Козлов Олег Афанасьевич берет многочисленные взятки от крупного ставропольского предпринимателя Каракотова Аслана Амировича за то, чтобы суды по гражданским и уголовным делам выносили незаконные несправедливые решения в отношении пользования землями сельскохозяйственного назначения в пользу подконтрольных Каракотову предприятий – это агрохолдинг «Возрождение», ООО «Донское», ООО «Сергиевское», ЗАО «Заря», агрофирма «Победа» и многие другие.

Через своего земляка Арашукова и его родственников в Следственном комитете Каракотов возбуждает уголовные дела по земле, выметает, вытесняет нас, колхозников, с земли… Просим вас проверить законность гражданских дел, связанных с именем подконтрольных фирм Каракотова.

Поэтому Козлов именно нас, колхозников, на прием к себе не допускает… Помогите нам, колхозникам, потому что у нас денег нет, и у нас отбирают наши права на землю... Мы устали судиться за одно и то же».

Я бы не рискнула приводить здесь слова этой анонимки, если бы Олег Афанасьевич сам этого не санкционировал. Однако он «добро» дал, и даже настаивал на публикации: «С учетом того, что у нас есть здесь журналист, и я надеюсь, что эти события будут как-то освещены и доведены до сведения редакции».

«Я надеюсь, - обратился Козлов к судьям, - что вы разделяете мое мнение, что цель этого обращения - оказать на меня (подчеркнуто автором) воздействие, привлечь мое внимание к делам с участием этих вот фирм. И воздействовать на других судей, чтобы они принимали решение в пользу этих вот арендаторов».

Судьи и другие члены ККС молчали. Явно, что импульсивная речь их начальника была и для них неожиданной. Ведь ни его выступление на заседании ККС, членом которой он даже не является (но активно рулит!), ни попытка «обсудить тему СМИ» никаким регламентом для этой организации не предусмотрены.

Видимо, в попытке сгладить эту странность, председатель ККС Татьяна Самойлова обратилась ко мне, так же с вопросом нерегламентного порядка (ведь здесь я присутствовала как молчаливый журналист-наблюдатель, но уж никак не участник совещания «с правом голоса»): «У вас есть что ответить на это, Елена Сергеевна?»

О чём дискуссия? Ни о чём

Разумеется, вступать в столь же импульсивную дискуссию с Олегом Афанасьевичем я не стала, уже зная про его свойство заводить неприязненные разговоры со своими критиками неожиданно и в неподходящих местах.

Наш судебный обозреватель Раиса Абрамова рассказывала, как перед ней, сидящей в ожидании заседания в здании суда на улице Лермонтова, остановился проходящий по коридору  О. Козлов в мантии и на глазах изумленной публики начал с ней спор по поводу судьи, о сговоре которой с клиентом автор написала в своем расследовании, имея неоспоримые доказательства: аудио- и видеозаписи.

Но Козлов, не проводивший их проверку, априори считает их недостоверными, и то, что газета не публикует это его убеждение, прилюдно ставил Абрамовой в вину.

Мы не устаем изумляться тому, что, при стопроцентных документальных доказательствах сговора судьи, Козлов принуждает автора и газету отказаться от них и признать нечестную судью белой и пушистой.

Уж сколько раз мы предлагали со страниц газеты: а ну, слабо, Олег Афанасьевич, изучить на ККС в присутствии автора добытые ею доказательства преступных действий вашей осмелевшей подзащитной, позорящей судебную власть.

Однако глава ведомства добивается признания его экстрасенсорных способностей: если-де он, судейский начальник, считает информацию недостоверной, то и проверять ее не надо. Именно так и утверждает.

Статья в газете –это вам не анонимка

Но вернемся к заседанию ККС. Почему Козлов начал свою речь перед судьями именно с этой анонимки? Ключевой мыслью Козлова в этом странном акте публичной самодиффамации (распространение порочащих сведений о самом себе) стало следующее утверждение: мол, цель анонимного обращения - «оказать на меня воздействие».

И от этой мысли Олег Афанасьевич плавно, как от причала, перешел на СМИ, которые якобы и оказывают воздействие на суд.

То есть вся его речь об анонимке, бьющей по его собственной репутации, и о публикациях в газете с критикой правовой практики возглавляемого им ведомства была рассчитана на единственного здесь журналиста, и через меня - на журналистов «Открытой» газеты.

Но можно ли повлиять на исход дела в суде? Ведь согласно федеральному закону «О статусе судей»: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны».

Осуществление правосудия должно основываться еще и на беспристрастности, справедливости, честности судьи. Если судья соответствует всем этим качествам, обладает достаточным уровнем интеллекта и юридической квалификации, уверен в обоснованной правоте своего решения, воздействовать на него при таких условиях практически невозможно. Он в состоянии будет и разъяснить людям свое мнение, и решать так, как подсказывают ему совесть и опыт.

Если давление на суд осуществляется незаконными методами, то это - преступление со всеми возможностями его пресечения. Но вот полемика на судебные темы в СМИ, формирование общественного мнения по общественно важным правовым проблемам или конфликтным ситуациям, возникающим в сфере правосудия – гражданское и профессиональное право журналиста.

Этим активно пользуются юристы как за рубежом, так и в России, где право на свободу мнений и запрет цензуры прописаны в Конституции, которую никто не запрещал.

Общественное мнение взывает к справедливости

И затыкать рот неугодным журналистам, мстить им через судебные процессы, в которых их права с подачи Козлова (по его установкам) нагло попираются - значит осознанно воевать против свободы слова и мнений - этих фундаментальных основ Констиуции, умалять судебную власть.

Напоминаем Олегу Афанасьевичу, что об этом сказано и в Кодексе судейской этики, в специальной главе, посвященной взаимодействию со СМИ: «В целях объективного, достоверного и оперативного информирования общества о деятельности суда судья должен взаимодействовать с представителями средств массовой информации».

Сегодня публикации на судебные темы востребованы как никогда, признают юристы: на фоне экономического кризиса число судебных споров существенно возросло, а СМИ интересуют прежде всего общественно значимые конфликты, судебные решения по которым влияют на жизнь большого количества людей.

«Можно создать ситуацию, в которой суд будет вынужден семь раз отмерить, прежде чем отрезать. Это ситуация, когда суд оглядывается на общественное мнение», – убежден московский адвокат Андрей Арих, руководитель отдела по связям с общественностью Юридической группы «Яковлев и Партнеры».

Согласна с ним и Екатерина Клейменова, руководитель специальных проектов интернет-портала Право.ru.: «Повлиять на решение суда публикациями нельзя, но можно повлиять на то, чтобы суд более внимательно отнесся как к процессу, так и к решению, – с учетом общественного мнения».

Земельный вопрос остаётся архиважным

Экономический кризис, который на Ставрополье совпал с кризисом власти, привел к постоянно возникающим конфликтам по земельным вопросам, из которых до суда доходит лишь малая часть.

Такой конфликт и стал причиной появления анонимки в адрес председателя Верховного суда Лебедева, которую в начале своей речи членам квалификационной коллегии судей зачитал Олег Афанасьевич Козлов.

Сейчас большинство ставропольских крестьян переживает переходный период – в буквальном смысле этого слова. У большинства сельхозпредприятий земельные наделы в аренде.

Собственники земельных паев – простые селяне, бывшие колхозники. Многолетние сроки аренды этих паев заканчиваются.

И перед сельскими тружениками встает дилемма: передавать ли права аренды другим пользователям, либо оставаться еще на долгие годы с прежним арендатором.

Крестьяне, по большей части недовольные своим собственным бесправным положением и нищетой родных сел, хотят перемен.

Но этим переменам мешают когда-то заключенные кабальные договора аренды, в которых приоритетное право на их продление и на выкуп земельных паев прописаны изначально хитрыми способами, напоминающими мошеннические схемы.

С три короба наврёшь, и делай всё, что хошь

Причем долгосрочные договоры аренды, как правило, подписывали не сами собственники, а их представители - нередко люди, которые преследовали собственную выгоду, шли на сговор с арендаторами.

Нередко подписание договоров аренды проходило при участии глав сельских администраций, не сильно озабоченных интересами владельцев земельных паев, не просчитывающих последствий условий, прописанных в документах.

Крупному арендатору нет ничего проще, чем «скоррумпировать» сладкими посулами сельского главу, - и вот уже организованная команда резво уговаривает сельчан отдать свои паи конкретному сельхозпредприятию.

Учредители таких агрофирм, агрохолдингов или просто бывших колхозов чаще всего пребывают где-то далеко от арендованных земель, потому проблемы и чаяния сельского жителя их «не колышат».

Известны случаи, когда, насобирав в аренду тысячи гектаров пахотной земли и получив под них крупные кредиты, учредители забывали о сельхозпроизводстве, через год-другой банкротились и с миллиардными кредитами исчезали с глаз долой до подписания следующих арендных договоров. Пользуясь приоритетным правом, они продлевали эти договора, а потом продавали право аренды.

 И все повторялось по новой, оставляя пайщиков без денег и надежд, а их село в состоянии умирания.

Если бы в крае существовала специальная земельная комиссия, которая б вместе с правосудными органами взялась бы в помощь селянам тщательно проверять и перепроверять правовые основания всех договоров (и старых, и вновь заключаемых) на предмет соблюдения в них интересов собственников земли, консультировать их по всем аспектам права, то это могло бы резко снизить градус огромной социальной напряженности в сельскохозяйственном крае.

«Колхозники» судам только мешают

Однако сейчас без всяких правовых оценок этих коллективных договоров в судах идут настоящие битвы между арендаторами.

Вопрос-то серьезный, тем более что в судах вопросы решаются далеко не в пользу собственников – владельцев земельных паев, а наоборот, в пользу крупных арендаторов, что подтверждает и Козлов: «Те граждане, которые получили эти решения, они заняты другими делами, они уходят, их просто нет. Остаются те другие, которые недовольны, которые пытаются пролоббировать то или иное решение и пытаются к чему-то склонить. Даже судьи у нас боятся лишний раз выносить решение».

Свое отношение к сторонам в подобных судебных процессах О. Козлов высказал в своем импульсивном выступлении и на ККС, с рассказа о котором мы начали эту статью.

По его пониманию, крупные арендаторы (в чью пользу вынесено судебное решение) - они и есть «граждане», а те, кто остался недовольными, – колхозники-смутьяны, у которых и права на протесты нет и не может быть.

Владельцы земельных паев, по убеждению Козлова, не являются заинтересованными лицами, участниками судебного процесса, и даже как зрители присутствовать при принятии решения не могут: «Я еще хочу показать, как привозят этих граждан на автобусах, понимаете? Колхозников. Специально организуют это все. Да? Для чего? Они даже не являются участниками» (выделено мной. - Авт.).

Не сомневаюсь, что члены квалификационной коллегии судей, безмолвно внимающие эскападам всезнающего начальника, заметили этот правовой «ляп» Козлова, в очередной раз проявившего не только непрофессионализм, но и непонимание государственной земельной политики. Тут, право, уже любые комментарии излишни.

Крепостное право в XXI веке?

Неудивительно, что решения президиума с участием О. Козлова принимаются не в пользу потенциальных арендаторов, к которым хотят перейти владельцы земельных паев, вырвавшись из кабалы прежних хозяев.

Судебным же решением их уже цепями привязывают к ним, на что селяне реагируют порой очень бурно и радикально. Как раз о такой их реакции и рассказал квалификационной коллегии судей О. Козлов:

«Мы проводили заседание президиума, у нас там женщина сидела в ряду... Она сидит и говорит: «Ну, если вы не решите, надо за вилы браться». Я ее тут же поднимаю и спрашиваю: «Женщина, ну вы о чем говорите? К чему призываете, к гражданской войне? Почему вы считаете, что решение купленное или еще что-то?» Отвечает: в газетах пишут, везде пишут… Понимаете?!»

Да, г-н Козлов, народ все понимает, в отличие от вас, не путая причины со следствием: журналисты не порождают коррупцию и не выносят неправедных решений - они лишь информируют о них население, которое нутром и на собственной шкуре чувствует, на чьей стороне правда.

И решать все за народ - очень ответственная роль, не каждый с ней справится.

Правильно делают судьи, когда боятся в этом вопросе выносить неосмотрительные решения и этим создавать тупиковые ситуации в жизни для ставропольского крестьянства.

Не журналисты, которые пишут о таких искусственно созданных тупиках, а несправедливые судебные решения провоцируют социальную напряженность в крае.

Больше трёх не собираться...

В этом контексте любопытно то, что одна руководящая рука не знает, что делает другая указующая длань. Вздрогнул ли Козлов от того, как в полном противоречии с его утверждениями выступила председатель состава по гражданским делам Виктория Переверзева, заявившая на ежегодном совещании судей в прошлую пятницу о том, что многие судьи неправильно определяют заинтересованные стороны в земельных спорах и совсем не учитывают мнения собственников земельных паев.

«Доходит до того, - возмущалась Переверзева, - что судьями выносятся в качестве обеспечительных мер определения, запрещающие крестьянам  собирать урожай. Другой судья запретил общие собрания пайщиков...»

«Вы, если не знаете, какое решение выносить в подобных делах, хотя бы нам позвонили и спросили бы», - с высокой трибуны обратилась к коллегам судья краевого суда Переверзева.

А вот эту последнюю (выделенную нами жирным шрифтом) фразу как понимать, господин Козлов? Это вам не кажется воздействием на суд, в чем вы обвиняете СМИ? Ясно, что это прямое указание судьям, от которых требуют согласовывать свои решения с вышестоящим начальством? Выходит, тайна совещательной комнаты нижестоящих коллег бурно обсуждается вами и вашими приближенными. Конечно, многие давно догадывались, что решения по громким делам мировых и районных судов согласовываются с кем-то, но теперь об этом не стесняясь говорят с высокой трибуны.

На честных судей давление не окажешь

Зато сколько театрального пафоса и фарисейского возмущения в ваших, Олег Афанасьевич, утверждениях, что наши критические публикации являются «давлением на суд». Тогда ответьте: на профессионала с совестью и принципами можно «надавить», заставить идти против закона?

Вот мы считаем, что «надавить» можно только на жулика, который из опаски разоблачения готов отползти пятками назад, отказавшись от задуманного преступления, говоря вашими же словами, пусть нечестные судьи боятся выносить решения, зная, что их уловки станут предметом широкого общественного обсуждения.

Так что хватит наводить тень на плетень утверждениями «о давлении на суд», имея совсем иную цель, а именно: всеми способами не допускать журналистов до погружения в клановые «тайны» того, как в действительности принимаются решения, противоречащие не только закону и здравому смыслу.

А случается, что вердикты принимаются либо по договоренности, либо по советам старших товарищей, либо - за мзду.

Ведь мы, журналисты, расследующие судейские уловки, близкие к уголовке, предаем озвучке эти «тайны», которые, как и деньги, любят тишину.

А еще мы считаем, что именно вы, Олег Афанасьевич, подрываете независимость судей и оказываете на них давление самодеятельными установками.

Авторитет судебной власти на чем строится? Единственный способ крепить доверие населения к судам – выносить законные и справедливые решения в защиту прав граждан.

Так что мы, как и раньше, готовы к диалогу, к обсуждению вопросов взаимодействия СМИ с судейским сообществом, с приглашением участвовать в этом разговоре юристов, экономистов, членов краевого правительства, депутатов...

А уж мы, журналисты, эту тему вынесем на обсуждение широкого общественного мнения, в интересах которого мы и работаем, принимая огонь на себя.

Елена СУСЛОВА

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Борис (не проверено)
Аватар пользователя Борис

Интересно если судья в процессе наваляет кучу прямо на столе и подотрётся пачкой долларов- жалоба на судью будет расценена как давление на суд. Будем теперь знать, как кучу наваляют- возьмём ложки и будем хлебать и восторгаться этой вкуснятиной. Особенно умилил призыв Переверзивой советоваться с ней перед вынесением решения районным судом по делам земельной категории - оно и правильно, нечего в районных судах хомячить в одно рыло - советоваться надо с краевым судом, что тут непонятного. всё понятно.

Василий (не проверено)
Аватар пользователя Василий

По всей видимости Всевышний не желает обратить внимание на Ставрополький0 край! Видимо суждено нам жить в беспределе!

Неизвестно (не проверено)
Аватар пользователя Неизвестно

Не смогла удержаться от эмоций!
"Козлов именно нас, колхозников, на прием к себе не допускает… "
Почему?
Всё просто-у крестьян нет ни имен, ни связей, ни денег.
Кто они такие, чтобы приходить к нему на прием, да и еще что-то пояснять и требовать?
Ведь все крестьяне села, в которых находятся хозяйства Каракотова, на самом деле просто поставлены на грань выживания, растет социальная напряженность!
И,как бы не сдерживали крестьян новые, добросовестные арендаторы от горячих поступков, наверное будут крестьяне хвататься за вилы, писать на самый верх и гневаться от несправедливости, потому что у крестьян забирают права, гарантированные КОНСТИТУЦИЕЙ - владеть и распоряжаться своей собственностью.
Это ли не повод для беспокойства краевых властей, судей, которые якобы "независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону"?
Мытарства ставропольских крестьян в судах поднимают волну уже по всему Ставропольскому краю, и эти проблемы связаны не только с хозяйствами, подконтрольными Каракотову.
Ведь горе-арендаторы "утопили" селян и не дают возродить сёла.
Всё таки хочется верить, что Ставропольское правосудие будет независимым и решения будут выносится не по принципу связей и денег, а становиться на сторону справедливости и Конституции Российской Федерации.
А крестьянам надо ни в коем случае не опускать руки!
Ведь не зря еврейская пословица гласит: "Если не откроешь дверь нищему, придется открыть ее врачу", и поговорка есть:"Кто не стучится в дверь, тому не открывают"

Галина Квасова (не проверено)
Аватар пользователя Галина  Квасова

Переверзева- Макеева- Козлов -- знаменитая троица по принятию незаконных решений суда! Об этом знают все! Беспредел в ставропольском суде продолжается! Когда конец этому? Гарант Конституции в курсе?????

Добавить комментарий