Поиск на сайте

 

 

Краевая больница оказалась в центре коррупционного скандала. Кому это выгодно? Вопросы без ответов

 

Преступный конвейер?
Скандал затронул Региональный сосудистый центр – подразделение больницы, где спасают пациентов с инсультами и инфарктами. В июле прошлого года сотрудниками ОРЧ по борьбе с организованной преступностью ГУВД края были задержаны руководитель центра, кандидат медицинских наук 30-летний рентгенхирург Николай Слетков и двое его подчиненных, хирурги Андрей Никифоров и Олег Белоконь. Главное следственное управление при ГУВД края предъявило им обвинение по ч. 4 ст. 160 УК РФ («Присвоение в составе организованной преступной группы в особо крупном размере»).
По версии следствия, врачи украли медицинский инвентарь на 10 млн. рублей. Преступную схему милиция описывает так. Операции и диагностические манипуляции в Региональном сосудистом центре проводят бесплатно. Оплачиваются из бюджета все расходные материалы, которые включают диагностические катетеры, сам сосудистый протез и особую «доставочную систему» для установки протеза в месте сосудистого поражения.
Тендеры на закупки расходных материалов для больницы проходили ежемесячно на основе заявки, формируемой лично Слетковым. Проводил торги краевой комитет по госзаказу, куда хирург, как считают следователи, подавал заведомо завышенные требования, поскольку был в сговоре с фирмами-поставщиками из Ставрополя, Ростова и Москвы. И закупленные «излишки» катетеров Слетков якобы затем перепродавал этим же фирмам уже за полцены. 
Причем милиции стало известно о преступном «конвейере» еще в конце 2009 года, Слеткова сразу же начали «разрабатывать»: поставили на «прослушку», вели наружное наблюдение. Выяснилось, что катетеры хирурги выносили из отделения под покровом ночи в мусорных мешках и прятали в гараже, арендованном Слетковым на окраине города. Кстати, в этом же гараже оперативники и задержали всех трех хирургов в тот момент, когда врачи пытались уничтожить улики.

 

Дешевые сенсации?
Расходный материал для сосудистых операций нельзя использовать дважды – катетеры и прочий инвентарь сразу же отправляют в корзину. Но дело в том, что до сих пор не существует официальных стандартов оказания рентгенхирургической помощи. То есть не определен лимит, сколько именно катетеров, сосудистых проводников и прочих инструментов можно использовать во время одной операции.
Любой хирург вам скажет: бывает, что с первого раза не получается подобрать катетер того размера и формы, который подходит конкретному пациенту. И тогда на одну операцию уходит по нескольку комплектов мединвентаря. Поэтому следователи, не обладающие глубокими познаниями в медицине, весь этот «перерасход» могли записать в преступный «актив» Слеткова. 
По версии милиции, Слетков якобы после операций использованные катетеры не выкидывал, а дезинфицировал и использовал заново. «Сэкономленные» таким образом инструменты хирурги также перепродавали фирмам-поставщикам. Более того, как сообщают в прессе следователи, практиковали хирурги и другие преступные схемы. Например, часть операций проводили нелегально, в обход официальный кассы.
Всего же, по оценке милиции, предприимчивые медики за полтора года существования сосудистого центра «отмыли» больше тысячи катетеров на 10 млн. рублей. И это учитывая, что к моменту задержания Слеткова в сосудистом центре было сделано почти три тысячи операций и диагностических вмешательств. Выходит, хирурги наживались на каждом третьем пациенте?
А милиция между тем продолжала пугать обывателей сенсационными подробностями «дела Слеткова». Месяц назад заместитель начальника ОРЧ по борьбе с организованной преступностью ГУВД края Владимир Кияшкин заявил в СМИ: мол, повторно использованные хирургами катетеры могли явиться разносчиками опаснейшей заразы – вирусных гепатитов и ВИЧ. И призвал всех людей, ранее лечившихся в Региональном сосудистом центре, немедленно пройти обследование на наличие этих опасных инфекций. 
В местных новостях даже показали женщину средних лет (по понятным причинам, ее имя названо не было), которая заявила журналистам: мол, во время операции на сосудах почек в краевой больнице ее заразили гепатитом C. Истории еще двух заразившихся пациентов поведала «Комсомольская правда».
Эта новость породила панику, телефоны краевой больницы до сих пор обрывают пациенты, которые лечились здесь и пять, и десять лет назад, с требованием немедленно провести обследования на опасные инфекции за счет больницы. 
На этой информационной волне резонансное дело из ведения краевой милиции тут же забрало себе Главное управление МВД по СКФО. И с тех пор официальные комментарии по делу прекратились. «Открытая» обратилась к Владимиру Кияшкину, но тот от беседы отказался: мол, проводятся судебно-медицинские экспертизы, и новые подробности появятся не раньше, чем через месяц-полтора. Правда, намекнул, что подробности эти уж точно будут «сенсационными».
Отказались от комментариев и в пресс-службе Главного управления МВД по СКФО, также сославшись на то, что следственные действия еще не завершены. Не правда ли, странная позиция? Милиция, уже сообщившая убойную информацию, переполошившую все Ставрополье, вдруг ушла в тень, оставив в панике жителей края. Еще более странно, что молчат руководство больницы и краевой Минздрав.

 

Больница «под колпаком»?
Лично мне, медику по образованию, обвинения в адрес опытных хирургов в заражении пациентов кажутся абсурдными. Перед госпитализацией в Региональный сосудистый центр каждый пациент обязательно сдает кровь на ВИЧ, вирусные гепатиты и сифилис. И если возбудитель обнаружен, то об этом лаборатория больницы, в соответствии с санитарно-эпидемическими правилами, немедленно обязана сообщить в Роспотребнадзор. 
Между тем, как заявила журналистам начальник отдела эпиднадзора краевого Роспотребнадзора Алла Эльканова, за последние месяцы в ее ведомство не поступало ни одного сообщения о случаях заражения гепатитом С бывших пациентов сосудистого центра. А если нет сообщения, то невозможно провести эпидемиологическое расследование и установить, когда и при каких обстоятельствах пациент действительно подхватил смертельную заразу.
Трудно поверить, что опытные хирурги не использовали все доступные им методы стерилизации инструментария хотя бы из-за страха «засветиться» в таком криминале. Опасную некомпетентность в этом вопросе проявили и журналисты, заявившие, будто Слетков с коллегами использованные катетеры «промывали проточной водой». У любого врача это вызовет горькую усмешку: будь так, как красочно описывает пресса, каждый второй оперированный пациент получал бы тяжелейший сепсис (заражение крови).
Есть в этом деле и другие странные моменты. Сам Слетков вот уже девять месяцев пребывает под арестом, хотя неоднократно ходатайствовал о том, чтобы меру пресечения ему изменили на подписку о невыезде. Арест – крайне жесткая мера, и в данном случае немотивированная, ведь вряд ли интеллигентный доктор ударится в бега. Хуже другое: операции у деток в сосудистом центре проводил, фактически, только он, так что сейчас юные пациенты Ставрополья практически лишены возможности получить подобную медпомощь. 
Между тем другие подозреваемые – Никифоров и Белоконь – даже не отстранены от должности и продолжают оперировать в сосудистом центре. По официальной версии, «чтобы не дезорганизовывать работу отделения». Но разве не дезорганизуют работу больницы слухи и домыслы, которые вынуждены «переваривать» пациенты в отсутствие официальной информации?!

 

Асимметричный ответ?
Неожиданная реакция на заявления милиции последовала со стороны... управления по информационной политике краевого правительства, распространившего пресс-релиз под заголовком «Продолжают спасать жизни». Отступая от привычной бюрократической манеры подобных документов, составители релиза используют эмоционально окрашенные фразы типа «представители следственных органов ошарашили», «пинкертоны предположили», «информационная истерия»... Ну а суть пресс-релиза сводится к тому, что уголовное дело сфабриковано.
Напомним, что так же бежали впереди следствия руководители Белого дома, когда были возбуждены уголовные дела в отношении первого зампреда правительства края, министра финансов Владимира Шаповалова (декабрь 2008 года) и министра дорожного хозяйства края Игоря Васильева (февраль 2010 года). Обоих милиция обвинила в коррупции, на что Белый дом горячо парировал, называя это «политическим заказом» с целью дискредитации команды Гаевского.
Нынешний «накат» Белого дома на следствие удивляет еще больше: ведь речь идет не о министре, а о рядовом хирурге. Не было случая, чтобы «простого человека» так страстно защищали в краевой администрации. На самом деле все просто: возглавляет краевую больницу шурин губернатора (брат жены) Олег Новиков, и уголовное дело в отношении его зама, разумеется, роняет густую тень и на него самого.
Между тем Новиков возглавил краевую больницу лишь за месяц до того, как оперативники начали «слушать» Слеткова с подельниками. И если бы главврач был действительно замешан в криминальной истории, информацию об этом правоохранители не стали бы держать в секрете. 
Но все равно наивно полагать, что миллионные махинации (если поверить следствию) с дорогим медоборудованием Слетков проворачивал-де единолично. Не верится и в его якобы «всесилие» в вопросах госзаказа, занималось которым совершенно иное ведомство. А хирург, выходит, «нашептывал» членам конкурсной комиссии будущих победителей прибыльных тендеров?! Так, может, и впрямь за его спиной стояли некие «кукловоды»?! Не потому ли врача поспешили закрыть в СИЗО, чтобы обезопасить от давления «сверху» и предотвратить уничтожение улик?!

 

Антон ЧАБЛИН

 

Иван03 апреля 2011, 23:51

 
 
 
 

К кому обращаться по поводу гепатита полученного после пребывания в сосудистой хирургии. Конкретно с указанием места и времени приема.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий