Поиск на сайте

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты, лауреат премии Президента России «Правда и Справедливость»: - Если горит дом, а хозяин в сторонке спокойно взирает на зарево, ищите спички у него. Он и есть поджигатель! 

Сотни селян станицы Григорополисской, члены одного из ведущих производителей зерна на Ставрополье СПК «Россия», криком кричат правоохранительным органам и губернатору Ставрополья: «Избавьте нас от вора и мошенника - экс-председателя колхоза Пьянова». В ответ - молчание.  
В контексте версии, кто действует против интересов государства и ее граждан, кто поджигает нашу страну и нашу «Россию», называем конкретные имена:  
- губернатор края - Владимир Владимиров;  
- первый зампредседателя краевого правительства Николай Великдань; 
- экс-начальник ГУВД по СК Александр Олдак (с 1 марта 2021 помощник-референт губернатора по безопасности); 
- арбитражный судья Александр Кичко  
(председатель Ставропольского арбитражного суда Н.А. Лысенко); 
- мировой судья Новоалександровского районного суда Виктор Жолобов  
(председатель Новоалександровского райсуда В.А. Заздравных);  
- федеральный судья краевого суда Дмитрий Мирошниченко  
(председатель Ставропольского краевого суда К.И. Боков) 

СПИСОК НЕ ЗАВЕРШЁН – БУДЕТ ПРОДОЛЖЕНИЕ.  



«Судья краевого арбитражного суда Александр Кичко в течение нескольких часов принял два полярно противоположных решения в отношении СПК «Россия». 9 апреля (в пятницу) он вынес определение об отмене «обеспечительных мер», размораживающих деятельность СПК «Россия». А 12 апреля (в понедельник) «пересмотрел» свое решение и вынес другое определение - о принятии СПК «обеспечительных мер», поставив под смертельный удар самую чувствительную отрасль племколхоза - животноводство. Не говоря уже о колхозниках, которым перекрыл выплату зарплаты.  

Мало сказать, что подобной  процессуальной дикости в судебной практике еще не случалось. Сказать больше – есть все основания для того, чтобы  многослойной «дьявольщиной», заклубившейся  вокруг «России», занялась спецслужба страны».  

(«Нет, это не «ошибка» - это осознанные действия против интересов страны», №32 от 26.04 с.г.) 


О телефонном праве и создании мифов на Ставрополье 

Воистину вершину процессуального абсурда (в судебной практике небывалого) продемонстрировал бывший председатель ставропольского Арбитража Александр Иванович Кичко, в течение нескольких часов сотворивший два противоречащих друг другу определения.  

Прекрасно понимал, что это - дикость, но кем-то же он был понужден(!) такое вытворить, переступая через профессиональный регламент и судейскую этику. То есть нагляднее некуда показал, насколько зависим от телефонного права «наш самый независимый суд в мире». 

Ясно, что изменить решение об отмене обеспечительных мер снова на их принятие приказал (самому Александру Кичко, экс-председателю Арбитража? Или Ларисе Лысенко, нынешнему председателю суда?) некто из высокого кабинета.  

Трудно ли догадаться, кто этот «некто»?! Именно этот легко узнаваемый «некто» - сытый господин при галстуке и в кожаном кресле - в своем бескрайнем и безнаказанном своеволии и дал отмашку на конкретный результат в деле «Пьянов против СПК «Россия».  

А главным результатом в этом деле должно было стать решение Арбитража о признании недействительным общего собрания уполномоченных, 92 процентами голосов избравших новым председателем Александра Викторовича Гринева. И этим заказным решением снова усадить в председательское кресло Пьянова, многолетний «кошелек» высокопоставленных чиновников, которые не на шутку встревожились грозящей потерей «спонсора». Да еще в преддверии сентябрьских выборов.  

А выборы предполагают огромные расходы, но что важнее - огромные «распилы» неучтенного бабла, которое из СПК «Россия» к его покровителям шло рекой.  

И губернатор Владимир Владимиров, и его первый зам Николай Великдань знали, что очередной пятилетний срок Пьянова истекал. По многочисленным обращениям лично к ним григорополисцев знали и о плачевных результатах пьяновского правления, об огромной усталости селян от мошенника и хама. 

Но двое самых главных в крае государственных (?!) чиновников не только покрывали потерявшего берега ворюгу, но и создавали миф о процветающем хозяйстве «Россия». И этот миф впарили самому президенту Владимиру Путину, устроив ему туда «экскурсию» в 2014 году.  

Нагло врать главе государства и при этом оставаться в своих должностях – ну право же, уму непостижимо. И это можно объяснить лишь тем, что их «разводка» до ушей путинского окружения еще не дошла. Однако обидно за службу, обязанную репутацию первого лица страны беречь как зеницу ока.  

«Лояльность» селян утверждалась их унижением и страхом 

Так что продолжением беспрецедентной «разводки», беспроблемно испробованной на Путине, можно считать операцию этих же двух чиновников по дальнейшему разграблению «России» руками обманщика и мошенника Пьянова, которого они всеми силами стараются оставить единственным распорядителем ресурсов и казны колхоза.  

Ну если «Вова и Коля» Путина сумели убедить, то проделать это же с руководителями местных судебных ведомств – раз плюнуть. И все на это указывало!  

Лично я, давно исследующая «практику» судов, уже знала, каким будет решение арбитражного судьи Кичко на заседании 26 апреля, на котором должно было быть рассмотрено исковое требование Пьянова о признании недействительным состоявшегося 5 февраля этого года общего собрания уполномоченных колхоза. 

На этом собрании большинством голосов они выразили категорическое недоверие вконец зарвавшемуся царьку и абсолютным большинством  избрали нового председателя - Александра Викторовича Гринева, 37 лет проработавшего в хозяйстве и возглавлявшего одну из его важнейших отраслей.  

Необходимо хотя бы коротко рассказать о том, какая обстановка царила в хозяйстве накануне собрания, которое должно было выбрать председателя колхоза, поскольку срок пребывания в этой должности у Сергея Пьянова завершился именно в этот день, 5 февраля 2021 года.  

Но, впившийся как клещ в хозяйство, из которого он вместе с прихлебателями и крышевателями попил немало кровушки, Сергей Викторович даже не помышлял оставлять кресло царька.  

А потому судьбоносное собрание готовил как истинный диктатор, обладающий безраздельной властью над судьбами и жизнями колхозников. Сам лично и очень тщательно отбирал уполномоченных – по принципу их личной к нему «лояльности», которая обеспечивала ему дальнейшее царствование на горбу задавленных им людей. 

Но это была вовсе не «лояльность» (которая переводится как «позитивное отношение») - это был страх людей потерять все, чего они собственным трудом добились в жизни - работу, средства к существованию, даже дом и родные места: ведь неугодным (как мы уже рассказывали) Пьянов бешено мстил - выгонял из колхоза со всей семьей.  

Так что можно понять селян, которые, ненавидя своего губителя, вынуждены были молча терпеть, потому что никакой защиты от распоясавшегося барина ни у кого не было. Ни у кого! 

На этом всеобщем страхе, бессилии, подавленности людей и готовился Пьянов снова въехать в рай - остаться на посту председателя, пока ноги носят.  

Полностью подвластное председателю правление проголосовало за включение в повестку собрания только фамилии Пьянова, и это решение уполномоченными зачитывалось во всех подразделениях колхоза при понурых головах и редких эмоциональных протестах самых отчаянных.  

Но, видать, весь лимит удачи царька и лимит долготерпения земляков Пьянов уже вычерпал до дна. На собрании уполномоченных произошло неожиданное: 92 процента представителей нескольких сот членов колхоза проголосовали за Александра Гринева.  

Проголосовали, решительно одолев попытки этому помешать главного инженера Фурманова - прикормленного соучастника афер Пьянова. Эта мошенническая пара очень здорово наживалась на выводе средств из хозяйства путем закупок некачественной техники и запчастей по завышенным ценам.  

Где же был в это время сам Пьянов? Оказывается, в это время правоохранители проводили в его обширном домовладении обыск - искали, как ходят смутные слухи, какие-то наркотические вещества.  

Нашли не нашли  – никому неизвестно, но Пьянов появился у здания правления задолго до окончания собрания, когда, видимо, и шло голосование, но войти в зал не рискнул.  

По всему уже был проинформирован о том, что его нещадно прокатывают.  

Выслушать напрямую мнение о нём земляков Пьянову духу не хватило 

И вот о каком многоговорящем эпизоде рассказали мне колхозники в перерыве заседания 26 апреля, но о чем  категорически отказался слушать судья.  

Пьянов дождался у здания правления окончания собрания уполномоченных, но те проходили мимо него молча, ни один не подошел к нему.  

«Такое радостное чувство всех охватило - освобождения от пьяновского ига, от пьяновского рабства, что даже глядеть в его сторону было противно, - делился со мной станичник. - Он и не пошел на собрание, зная, как в действительности относятся к нему люди».  

Выслушать - глаза в глаза, лицом к лицу - то, что станичники ему могли на том собрании высказать, духу Сергею Викторовичу не хватило.  

Такова уж поведенческая психология людей, упоенных возможностью безнаказанно издеваться и унижать людей, которые не могут дать ему отпор. Но когда понимают, что могут-таки получить в лоб и по лбу, спесь с них разом слетает, пятятся задом, назад в кусты.  

За 29 лет царствования и барствования совесть у Сергея Викторовича явно атрофировалась, расплылась по карманам, смешавшись с левым баблом, но в бытовой изворотливой хитрости ему точно не откажешь.  

Может, и впрямь не исключена версия (высказанная одним из станичников на заседании), что Пьянов со своими покровителями заранее продумал  факт возвращения себе председательского кресла с помощью судов - в случае голосования против продления его закончившегося срока.  

Ведь он не раз дурачил станичников, отвечая на молчаливый вопрос мрачнеющих на встрече с ним людей: мол, он больше не будет выдвигать свою кандидатуру (после без малого тридцати-то лет своего убойного «хозяйствования»!), пусть-де другие придут.  

Своим преемником как раз и называл Гринева, но неохотно, по сути, вынужденно, потому что знал: именно Александра Викторовича Гринева колхозники чаще всего называли в мечтательных разговорах о новом председателе... Пьянов об этом знал и подыгрывал общим настроениям, изображая эдакую озабоченность будущностью хозяйства. 

Но когда «страшный сон» потери царствования обернулся реальностью, маска с лица прожженного хитреца сползла чулком, как кожа со змеи. 

Сломя голову он бросился в Новоалександровский райсуд и краевой Арбитраж с требованием признать собрание недействительным, наложить обеспечительные меры, которые сразу свяжут руки новому председателю и поставят на прикол всю хозяйственно-финансовую деятельность СПК.  

Пьяновские требования с ходу были исполнены обоими судами 

Да, пьяновские требования с ходу были исполнены обоими судами с такой поспешностью и договорной безотказностью, что было ясно: к восстановлению своего толстого «кошелька» в лице Пьянова подключились бо-о-ольшие люди, которые вышли на руководство Арбитража и Ставропольского краевого суда, взявшее под козырек.  

На роль исполнителей высокого заказа определили не абы кого, а людей к этому склонных и опытных - экс-председателя Арбитража А. Кичко (о нем в очередной раз будем говорить ниже).  

А в ведомстве Константина Бокова (председателя крайсуда) исполнение доверили федеральному судье Дмитрию Мирошниченко, спалившемуся в первый же день «рассмотрения жалобы СПК «Россия» на определение Новоалександровского суда.  

Как это происходило, мы рассказали в прошлом номере, но повторим сюжет - и будем обязательно напоминать при каждом случае как пример абсолютного судейского бесстыдства – человеческого и профессионального.  

В колхозе очень надеялись, что уж в краевом-то суде путы в виде обеспечительных мер с хозяйства снимут, и ждали, когда их жалобу рассмотрят. Но разве могли колхозники даже подумать, что и в «храме правосудия» их будут дурить, скрывать даже день и время рассмотрение жалобы.  

Без извещения сторон заседание назначили аж на восемь тридцать утра, а сообщение о нем разместили на сайте суда аж поздним вечером... накануне (!). Ну кто его по ночам искать будет?!  

На то и рассчитывали: втихую сляпать решение, как и приказало начальство, в пользу «кошелька» - ведь впереди еще затратные выборы, а Пьянов – их «спонсор» ...  

Но надо ж, так прискорбно судью Мирошниченко подловила случайность (которая, говорят, всегда божье провидение, а здесь-то скорее предупрежденье).  

Как было сообщено прибывшим журналистам, судья «решение уже принял» - еще до начала объявленного заседания - и понятно, что не в своем кабинете и не в это раннее утро. 

Окончательно он выдал сценарный план тем, что отказался сообщать (?) суть принятого (где, когда, кем?) решения. Кто из юристов или просто людей, чуть знакомых с вопросами права возразит против вывода: налицо фальсификации судопроизводства, преступление против Правосудия. 

Зная «подпольную механику» принятия решений по делам, где засвечиваются большие деньги, большие люди и большие интересы, я не сомневалась в том, что и в этом процессе слово «судья» можно смело менять на другой термин - «исполнитель» .  

Судья затыкал всем рот, как только факты путали его карты  

Стопроцентно была уверена, что решение арбитражный судья будет принимать в пользу Пьянова, даже если б в этот миг над судьей «раздался гром небесный». Да он, гром небесный, в предпасхальные недели, похоже, и случился в виде практически одномоментных (с разницей в считанные часы) прямо противоположных решений судьи Кичко – словно одной его рукой водил ангел, а другой – бес.  

Продолжая аналогию, замечу без подтекста и иронии: силы зла на Ставрополье куда значительнее и могущественнее: третье место в стране по коррупции – это вам не случайность...  

Александр Кичко, безусловно, был заточен на исполнение чужой - разрушительной! - воли, однако исполнял ее добровольно, не под дулом пистолета, а лишь ради «услужения» тем, чья власть повелевать своим служебным долгом и совестью признавалась им самим.  

Признавал в безусловной степени, подтверждая образом жизни, на что и указала ее черная полоса, внезапно вышедшая из-под покрова тайн, тщательно скрываемых в Арбитраже. Я имею в виду уже упоминавшийся в наших публикациях скандал, связанный с передачей особо важных дел (где деньги и чиновники) нужным судьям, «работавшим по заказным делам в пуле доверенных лиц главного человека в Арбитраже, коим в то время (целых 12 лет) и был Александр Иванович Кичко.  

С компьютерной программой якобы независимого распределения поступающих дел мухлевал (не по свой же охоте!) системный администратор Арбитража, в здании которого его и задержали со взяткой (а кому нес - ха-ха! - не выяснили) и тихо осудили.  

А Александр Кичко из кабинета председателя переместился в кресло рядового судьи также очень тихо – не развиться ситуации до уголовного дела ему, как подозреваю, помогли те же большие люди, не забывшие арбитражных услуг и наверняка рассчитывающие на них в будущем.  

То, что дело «Пьянов против «России» попало именно к Кичко, лично я считаю «закономерным» именно в русле вышесказанного. У кого еще из его бывших подчиненных столько связей и обязательств в кругах, где общаются только в приватном порядке и в основном шепотом или громовым матом! 

На заседание 26 апреля (в понедельник) прибыли два десятка колхозников «России» с тем, чтобы донести до суда не просто мнение, а задокументированные факты многолетнего разграбления некогда знаменитого хозяйства Пьяновым, набивавшим карманы за счет труда сотен колхозников, с которыми он обращался как с крепостными.  

Жители станицы привезли с собой даже видеозаписи, на которых зафиксировано скотское поведение Пьянова, его хамское отношение к людям – истерический ор и изощренный мат в адрес тех, кто пытался лишь высказать мнение по поводу происходящего в колхозе. Ну а тех, кого он считал соперниками, буквально сживал со света вместе с их семьями, изгонял из колхоза, лишал средств к существованию. 

Конкретные примеры безумств бывшего председателя колхозники мне рассказывали в перерыве заседания, когда судья пару раз удалялся в совещательную комнату.  

Им об этом рассказывать здесь было больше некому – судья затыкал рот каждому, кто пытался приводить неудобные для суда свидетельства незаконности и необоснованности требований Пьянова, рвущегося в старое кресло.  

Кичко перебивал на полуслове колхозников, чьи показания ломали заведомость решения, но главное, оставались бы в аудиозаписи обличающим свидетельством недобросовестного ведения процесса.  

Заполняя паузы после «затычки ртов», судья задавал ответчикам отвлеченные вопросы, не имеющие никакого отношения ни к ним самим, ни к материалам дела, ни даже к содержанию иска. Но все они отражали нескрываемую неприязнь судьи к людям, своими показаниями путавшими ему карты.  

Ни один из присутствующих не мог понять, какое решение вынес судья  

Короче: абсолютно убежденная в том, что решение против «России» уже принято «наверху», а заседание 26 апреля будет лишь внешней оболочкой «правосудия», я тем не менее уже заранее изумлялась предстоящему шоу.  

Какая же фантастическая (прямо-таки дьявольская) изворотливость будет продемонстрирована всем присутствующим на заседании, чтобы отмести положения целого ряда законов, задокументированные факты и свидетельства самих уполномоченных – участников того выборного собрания?! 

Каким образом, с каким выражением лица и даже каким голосом объявит бывший глава ставропольского Арбитража заведомое решение в пользу мошенника?! Какими глазами будет смотреть на ошеломленных колхозников, объявляя незаконным увольнение Пьянова - при полном отсутствии законных оснований для удовлетворения иска экс-председателя, срок полномочий которого к тому же практически закончился?!  

В ожидании заведомого финала неправосудного шоу даже я, человек, подготовленный к случающимся здесь процессуальным дикостям, не могла предположить, что судья Кичко и на этом заседании учудит такое, от чего войдут в ступор буквально все присутствовавшие, включая его помощника и пресс-секретаря (которой поручили сопровождать меня – не поняла для чего).  

Это случилось в минуты, когда все ждали Кичко, ушедшего в совещательную комнату для принятия определения о принятии или отказе в приобщении к делу очередного ходатайства представителей сельхозпредприятия. 

И вдруг видим, как вылетевший из двери в зал Александр Иванович Кичко с листком в руках, не поднимая от него глаз, начинает быстро-быстро зачитывать нечто, из чего буквально никто не понял ни слова – и снова стремительно убегает в ту же дверь.  

Это было похоже на какую-то больничную сценку с невменяемым пациентом: влетел-вылетел, что сказал, чего хотел, персонал не понял и махнул рукой - чего с больного возьмешь...  

Два десятка остолбеневших участников заседания с трудом осознали, что ушедший после заявленного ходатайства в совещательную комнату Кичко вышел из нее уже с готовым текстом решения по иску Пьянова к колхозу, но никто не понял с каким.  

Два десятка до крайности изумленных людей продолжали оставаться в зале в ожидании того, чтобы все-таки услышать суть решения по записи в телефоне, пока их владельцы нащупывали ту самую конечную аудиозапись заседания.  

Однако и в аудиозаписи бормотанье Кичко было очень невнятным, понять можно было с трудом лишь отдельные слова - одно слово через три... Но суть решения все-таки поймали: Кичко признал собрание уполномоченных недействительным... 

Не могу даже представить, что вообще судья может написать в обоснование решения, на котором будет клейма ставить негде из-за огромного числа процессуальных нарушений и ломки через колено законов, а уж о соблюдении этических норм судьей и говорить не приходится.  

Представление об этом читателю можно дать только через художественные образы «психиатрички», куда попадает здоровый человек и шалеет там от увиденного, или притона разбойников, против которых у жертвы нет приема типа лома.  

Александр Кичко провел процесс так, что для характеристики его собственного в нем поведения уже и соответствующих слов в русском языке не подберешь (кроме абсцентной лексики, но она для меня неприемлема абсолютно). 

Вопрос чекистам, конечно, риторический... Но  что ждать дальше? 

Ко дню написания статьи полное решение судьи Кичко не поступало, и потому не получится пока рассказать в доступной форме читателям о том, чем и каким образом судья мотивировал «право» мошенника Пьянова на уничтожение «России». 

Ясно одно: происходящее с колхозом «Россия» - это не какой-то отдельный случай противостояния должностных коррупционеров и тружеников некоего села, восставшего против воровской шпаны. Или частный случай безуспешной борьбы отдельно взятого предпринимателя против высокопоставленного мздоимца (см. «Пожизненная взятка с «гарантией в 10 лет»).  

Эти истории - иллюстрация проблемы огромного масштаба и огромной государственной важности, которую не решить без усилий самого государства, тех его мощных сил, которые охраняют конституционные основы страны.  

А потому впервые в обоих расследованиях задаем один и тот же вопрос начальнику УФСБ по Ставропольскому краю генерал-лейтенанту Усову Олегу Леонидовичу: 

- Ваша реакция, генерал, на факты безудержно запредельного разгула разрушителей государства в больших чинах и статусах? Тех господ, которые готовятся вести «Единую Россию» к победе на сентябрьских выборах? 

Кого приведет за собой губернатор Владимиров, ближнее окружение которого почти сплошь оказалась ворьем?! 

Вопрос, разумеется, риторический: ответ на него не ждем в силу понятной секретности действий чекистов в сфере обеспечения безопасности страны и защиты ее конституционного строя, но означающий все возрастающую обеспокоенность российского общества и, в частности, населения Ставрополья. 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА 

 

Добавить комментарий

Голос за!

Голоса: 28

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях