Поиск на сайте

 

 

На днях в редакцию «Открытой» позвонил житель проспекта Карла Маркса Ставрополя. Он рассказал, что вместе с соседями ведет сбор подписей под коллективным письмом в мэрию и администрацию Октябрьского района Ставрополя. Горожане требуют разобраться, кто и по какому праву испортил архитектурный облик одного из самых красивых памятников Ставрополя - старинного особняка на пересечении проспекта Карла Маркса и улицы Голенева, где ныне находятся аптека Байгера и Ставропольский институт кооперации.

 

Битва за Байгера
Старинное здание в стиле европейского модерна было включено в «Список памятников истории» еще в 1981 году решением Ставропольского крайисполкома. Несколько лет назад у особняка обновили фасад, любовно сохранив все редкие архитектурные детали (подробнее – ниже в справке «Открытой»).
В частности, строители «освежили» бордовый цвет камня-руста вокруг центрального входа, восстановили шахматный рисунок плитки на купольной башенке с часами, граненых чердачных выступах-эркерах и обоих боковых фасадах.
Впрочем, усилия реставраторов оказались напрасны: пару месяцев назад здание почти целиком выкрасили в ужасный желтый цвет с ярко-белыми вставками, и под кистями маляров исчезла и «голландская» мозаика, и все оттенки ручной лепнины… 
Это вызвало справедливое возмущение не только рядовых горожан, вроде звонивших в «Открытую». Например, известный краевед Герман Беликов в беседе с автором этих строк оценил ситуацию с историческим особняком как «чудовищное варварство». Ведь особняк, без преувеличения, – сама история Ставрополя: это единственное здание в городе, которое удостоилось отдельной книги, авторства самого Беликова. 
И как же стало возможным это варварство? Куда глядели чиновники, если всего в сотне метров располагается администрация Октябрьского района?! Именно туда первым делом «Открытая» и обратилась с этим вопросом. В приемной ответили, что памятниками вообще не занимаются, и отправили в комитет градостроительства.
Там долго «футболили» между разными отделами, пока не выяснилось, что администрация Ставрополя вроде как тоже не имеет никакого отношения к памятникам, а следить за сохранностью их архитектурного облика должно исключительно Минкультуры. 
Замминистра культуры края Ирина Маркасьян рассказала, что ситуация с нелепой «реконструкцией» уникального особняка уже рассматривается на административной комиссии министерства, и решение будет принято всего через неделю. О результатах рассмотрения комиссии «Открытая» обязательно известит читателей.
Ну а заместитель главного архитектора города Юрий Расходов уверенно заявил газете, что первоначальный облик здания однозначно будет восстановлен, причем за счет собственника – Ставропольского института кооперации. Он же оплачивает и проведение экспертизы, которая должна оценить масштаб культурного ущерба, нанесенного перекраской. В самой же администрации института «Открытой» пояснили, что при реорганизации вуза просто «потерялись» охранные документы на памятник.

 

Бордель на Крепостной горе
Сегодня в Ставрополе насчитывается порядка 160 архитектурных и исторических памятников-зданий. И это еще не считая тех старинных особняков, которые de facto не имеют особо охраняемого статуса (это так называемые «средовые» постройки). Памятники вместе со «средовыми» объектами составляют единое целое, придавая улицам Ставрополя особую атмосферу старинного провинциального городка второй половины XIX столетия.
Историческая часть города – кварталы в пределах улиц Пушкина, Ленина, Карла Маркса и Гражданской: собственно, до начала XX столетия город и занимал эту территорию, прирастая новыми микрорайонами уже в советские годы. На периферии находятся лишь отдельные памятники, например, пивоварня Ивана Алафузова на улице Черняховского или комплекс зданий Иоанно-Марьинского женского монастыря на улице Октябрьской.
Казалось бы, не таких уж больших усилий чиновников требует сохранение нашего исторического наследия. Все ж таки не Питер и даже не Нижний Новгород, где старина на каждом углу. Два года назад в мэрии Ставрополя с помпой презентовали сразу две бюджетные программы – сохранения и развития архитектурного облика исторической части города и историко-культурной зоны «Крепостная гора». С тех пор, правда, про них больше ничего не слышно… 
Зато чиновники исправно выполняют другую «программу» – по уничтожению исторической среды Ставрополя. Вот живой пример. Пять лет назад предприимчивые владельцы некоего ООО «Авангард» пытались построить прямо посреди Крепостной горы по сути бордель (под видом «культурно-оздоровительного центра»).
Мало того, что территория Крепостной горы относится к особо охраняемым, так стройка еще и «вторгалась» в охранные зоны сразу двух памятников истории – здания пожарной части, построенной в начале XIX века, и ресторана «Горка» 1963 года постройки. В фундамент борделя «вцементировали» уникальные остатки вымощенного известняком тротуара и старинных крепостных колодцев. Восстановлению всё это уже не подлежит.
Разрешение на строительство подписал тогдашний мэр Дмитрий Кузьмин, а одним из владельцев нового «объекта» числился его приятель, ныне депутат краевой думы Максим Василенко. Минкультуры края обратилось с иском в суд (кажется, впервые за последние годы), требуя снести самострой. Несмотря на отчаянное сопротивление мэрии Ставрополя, все судебные инстанции встали на сторону ревнителей старины.
Однако решение суда до сих пор не исполнено, поскольку компания «Авангард» благополучно ликвидирована. Так и стоят за покосившимся забором заплесневелые стены из красного кирпича, густо поросшие карликовыми деревцами. И в таком виде, поверьте, они портят вид Крепостной горы ничуть не меньше, чем если бы здание уже подвели под крышу.

 

От стыда подальше
На минувшей неделе автор этих строк осмотрел почти все полторы сотни архитектурных памятников Ставрополя и убедился: горожан поразила эпидемия исторического беспамятства, в которой ситуация с перекраской аптеки Байгера кажется даже не самой возмутительной. 
Например, полностью утрачен уникальный облик улицы Советской (в прошлом Александрийской), некогда представлявшей собой единый архитектурный ансамбль. Северная сторона улицы, начиная с 1840-х годов, была административным центром Ставрополя: здесь располагался комплекс зданий губернского присутствия (правительство, прокуратура, суд, министерства) и земское собрание (парламент), построенные по проекту знаменитого архитектора Александра Бернардацци.
Несколько лет назад, прямо промеж жилых домов с полуторавековой историей, выросла офисная многоэтажка. Компания «Гарант» планирует выстроить тут огромный торговый центр-атриум (под него уже огорожена строительная площадка), ну а «жемчужиной», видимо, должен стать девятиэтажный жилой дом с элементами подражания классицизму, который строит компания «Стройресурс». 
Самое крупное и красивое здание Александрийской улицы – первая на Кавказе женская гимназия, где в 1917 году состоялся крестьянский губернский сход. Это памятник истории краевого значения. Ныне здесь жилой дом, который недавно даже отремонтировали и подкрасили.
Но все равно здание уже безнадежно испоганено огромными вывесками, крылечками, пристройками и промышленными кондиционерами. Какой-то умник оббил свой старинный балкончик железными листами. И, словно бы в издевательство, вывеску о том, что этот памятник истории «охраняется государством», прикрыли сверху вывеской «Гастроном на Советской».
В ужасающем виде здание, где в XIX веке располагалось казначейское правление Кавказской области. Ныне это Октябрьская налоговая инспекция. Контора явно не бедная, но позволить себе ремонт родных пенат не может – с фасадных стен кусками отпадает штукатурка, «зияет» кирпичная кладка, развалились каменные карнизы и наличники.
От стыда подальше чиновники попросту задрапировали фасад маскировочной сеткой. Соседнее здание конюшен казначейства (до последнего времени здесь была краевая рыбстанция) и вовсе ныне заброшено, покосившись набок, вот-вот грозит завалиться.
Грозится вот-вот завалиться на головы горожан многометровый шпиль, декоративные балконы и советско-патриотические барельефы, венчающие знаменитый «Дом под шпилем» 1950 года постройки. В жутком запустении (особенно в сравнении с соседними зданиями) ресторация знаменитого грека Алексея Найтаки по проспекту К. Маркса, 64, где бывали сосланные на Кавказ декабристы и Михаил Лермонтов. Ныне особняк напичкан магазинами: скинулись бы, что ли, торгаши на покраску фасада – неужели самим не стыдно?!
Но в самом ужасном состоянии доходный дом начала XX столетия на улице Горького (бывший особняк Сахацкого-Синельщикова), где в советское время располагалась художественная мастерская «Радуга». Сейчас в здании нет даже крыши, окон, боковой стены (см. фото). 
Уничтожен и дом купца Игнатия Волобуева на улице Комсомольской, 100 (бывшей Барятинской), напоминающий старинный замок в четыре этажа. Окна заколочены досками, стекла побиты, на фасаде огромными буквами написано: «Опасно!»

 

Что покажем потомкам?
Испорчены новоделами многие архитектурные памятники Ставрополя. Например, прямо впритык к зданию №24 на проспекте Октябрьской Революции в прошлом году выстроили трехэтажный бизнес-центр тоже в «дешевом» псевдоклассицизме. А вот здание магазина Incity на проспекте Карла Маркса, 92, где раньше располагался доходный дом (памятник градостроительства регионального значения), вообще перестроили – тут появился второй этаж, а фасад заняла огромная витрина.
Приятно были удивлены горожане тщательной и красивой реконструкцией магазина «Пассаж», построенного в 1910 году как частный театр братьев Меснянкиных (одним из его совладельцев, кстати, был действующий мэр, из-за бизнеса вынужденный оставить чиновный пост). Правда, радость длилась недолго – нынче у здания появилась пристройка в стиле «стекло плюс бетон», которая едва ли не больше самого «Пассажа».
Еще один охраняемый государством памятник, доходный дом 1909 года постройки на проспекте Карла Маркса, 37, недавно перестроен в трехэтажный винно-коньячный магазин. И какой же чиновник подписал разрешение на это безобразие? Или строили вообще без разрешения?
Дом, где жил военный историк-кавказовед, генерал-лейтенант Иван Попко (ныне один из корпусов Ставропольского аграрного университета). За то, что в его охранной зоне было согласовано строительство аляповатой кафешки «Белые ночи», под уголовное дело попал даже непотопляемый директор комитета градостроительства Ставрополя Владимир Еличев. Ныне же Еличев сух, как гусь, а кафешка стоит на месте, загораживая исторический памятник. 
В ужасном состоянии находится дом Иоганна Байгера (того самого, которому и принадлежала одноименная аптека) 1876 года постройки на перекрестке улицы Дзержинского и проспекта Октябрьской Революции. Ранее здесь был филиал Госсанэпиднадзора, который в рамках федеральной целевой программы должен был надстроить третий этаж стоимостью почти 90 млн. рублей.
Согласно заключенному еще три года назад госконтракту, здание уже должно быть полностью готово. Реально же здесь огромный забор, выкрашенные наполовину, осыпающиеся стены, которые стыдливо прикрыли огромной рекламной вывеской какого-то автосалона.
В таком же ужасающем состоянии краевой театр кукол, построенный в 1905 году (тогда это был народный дом имени А.С. Пушкина) – памятник регионального значения. Даже косметического ремонта особняк не видел с советской поры. Причем для Минкультуры края должно быть стыдно не столько за утрату уникального памятника, сколько за отсутствие в регионе стационарного кукольного театра. Кто только не обещал этот вопрос решить – губернатор, министры, депутаты, а воз и ныне там.

 

Диагноз: беспамятство
Вот так всегда: ответственные ведомства начинают принимать меры, когда памятник уже разрушен. Вспомните хотя бы историю стелы памяти героев-доваторцев на пересечении улиц Доваторцев и Шпаковской, воздвигнутой в 1975 году. Справедливости ради нужно сказать, что государством памятник не охранялся, но все равно ведь это исторический монумент!
Уничтожили его четыре года назад с солидарного согласия краевых и городских властей, причем ни у одного чиновника не хватило мужества признаться, что сносили именно по его приказу. Краевая прокуратура потребовала памятник восстановить, было даже выбрано место – выезд из города в сторону Татарки, но силенок не хватило. Вот уж верно: ломать – не строить…
С такой же легкостью власти «распрощались» с кинотеатром «Родина» 1954 года постройки, памятником архитектуры регионального значения. Не имея возможности содержать его, мэрия почла за лучшее отдать постройку Северо-Кавказскому пограничному управлению. Переделав его до неузнаваемости, пограничники за неимением денег на содержание здания вообще от него отказались. В итоге «Родину» сняли с государственной охраны и попросту снесли.
Множество памятников разной степени ценности пострадало в ходе перестройки Ставропольского летного училища в кадетский корпус нынешним летом. В частности, был снесен один из корпусов первого на Кавказе военного госпиталя, где во время Кавказской войны оперировал еще Николай Пирогов (памятник регионального значения, постройка конца 1840-х годов). Представителей Всероссийского общества охраны памятников (ВООПиК), которые попытались встретиться с руководством части и заставить их одуматься, дежурившие на КПП десантники прогнали прочь, едва не поколотив.
Остальные же три корпуса госпиталя XIX века сейчас перестроены в едином безликом стиле вместе с другими, уже советской постройки, зданиями бывшего училища. Так что, фактически, с точки зрения архитектуры они также полностью утрачены.
Строители хотели снести и памятник героям-летчикам (истребитель МиГ-17), установленный еще в 1968 году на перекрестке улиц Ленина и Ломоносова. Он официально государством не охраняется, но все равно для каждого горожанина несет огромную ценность. Минобороны отказалось от сноса «самолета» только после громкого протеста офицерских и ветеранских организаций Ставрополя.
Только представьте: людям приходится униженно упрашивать чиновников сохранить их общую историческую память! Зато все остальные памятники на территории училища разломали. К счастью, от полного уничтожения их чудом удалось спасти.
Бюст дважды Героя СССР летчика-космонавта Владимира Комарова и мемориальные доски выпускников – летчиков и штурманов, погибших при выполнении боевой задачи, забрал парк Победы для установки на Аллее воинской славы. А бюст маршала авиации Владимира Судца (училище носило его имя) забрал себе город, за счет которого его реконструировали и сдали в музей «Память».
Вот и получается: президент требует, чтобы кадетов в Ставрополе учили патриотизму, а ставропольские солдафоны ретиво разрушают военные мемориалы, с которых ребята и должны начинать постижение азов любви к Родине. Откуда только у российских офицеров такое рвение в стремлении «стереть» коллективную историческую память?! Кстати, в скором времени Минобороны снесет еще один памятник истории – здание постройки архитектора Александра Бернштейна, в котором в 1918 году формировались отряды Красной армии. Оно находится на углу улиц Ленина и Артема, это один из корпусов факультета авиационного вооружения бывшего училища связи. Уже есть проект, согласно которому все здания факультета будут снесены, и на их месте выстроят несколько типовых многоэтажек для штабистов.
Очень, знаете ли, символично для нашего бездуховного времени – безликие, быстровозводимые новоделы вырастают на месте «штучных» старинных особняков, у каждого из которых история сохранила имя архитектора и владельца. Нынче же личности измельчали – кто через пару лет вспомнит фамилии современных архитекторов, споро штампующих типовые «бараки» для каменных «гетто»? От того, наверное, и все беды нашей страны: раз не помним, откуда пришли, то как можем понять, куда идем?

 

Антон ЧАБЛИН

 

Дом - история

 

В конце прошлого века на пересечении Николаевского проспекта и Архиерейской улицы (современных проспекта Карла Маркса и улицы Голенева) располагалась одноэтажная усадьба купца 3-й, самой низшей, гильдии Николая Тутова.
Затем домик купил провизор Израиль Пейсахович, который в 1907 году решил построить здесь аптеку. Проект он заказал знаменитому архитектору Адриану Булыгину, который к заданию отнесся крайне ответственно. Двухэтажное здание аптеки было выстроено в стиле европейского модерна: антресоль, чердаки-аттики, витражи, лоджии, граненые эркеры, купольная башенка с часами над главным входом. 
Дом располагается на самом оживленном в городе перекрестке и имел два равнозначных фасада – северный и западный, облицованных темно-красным гранитом особой обработки с лепным растительным узором. Внутри убранство тоже поражало роскошью: на полу – мраморная мозаика, стены отделаны редкими породами дерева, а украшением центрального торгового зала стали богемские зеркала и опоясывающий балкон. 
Пейсахович был человеком небедным и плитку для мозаичной облицовки фасада выписал прямиком из Голландии, а зеркальные «корабельные» стекла для окон и мебель по спецзаказу изготовили в Германии. По тем временам здание было совершенно не только архитектурно, но и технически: отапливалось газом и освещалось электричеством. 
Однако в историю аптека вошла благодаря не Пейсаховичу, а его приятелю по медицинскому факультету Варшавского университета Иоганну (Ивану) Байгеру, арендовавшему у приятеля часть помещений – торговый зал, рецептурную, материальную комнату, лабораторию и хранилища.
Называлась аптека тогда «3-я вольная» (то есть частная). Байгер заказал в Москве медицинские склянки, банки и пузырьки с изображением фирменного аптечного знака. Знак этот ставился и на всех рецептах. Из Германии и Австрии выписали оборудование, чтобы делать порошки и настойки из местного натурального сырья. Продавались здесь патентованные средства крупнейших фармкомпаний Европы и Америки. В Первую мировую войну аптека снабжала медикаментами несколько военных госпиталей. 
Второй этаж здания Пейсахович сдал другому приятелю, гинекологу Бухштату. Тот оборудовал здесь женскую консультацию и родильный приют для состоятельных дам. А в южном крыле дома обосновалась первая в губернии фельдшерская школа. 
Чувствуя скорое приближение революции, Пейсахович продал дом известному купеческому клану Венециановых и покинул Россию. В 1918 году здание «Венециановской аптеки» было реквизировано Красной армией, красный командир Яков Петров разместил тут комендатуру и штаб формирования, а в огромном подвале – пыточную для «буржуазных элементов». Позднее здесь находили скелеты, в том числе женщин и подростков-гимназистов. 
В 1920 году в здании снова открылась аптека, сменившая множество названий: «Первая Советская», «Третья Советская», «Аптека №103». В 1934 году около здания была создана первая в городе автобусная остановка – маршрут шел до Тифлисских ворот. 
В 1943 году, отступая из осажденного города, фашисты заложили в здании аптеки фугас и подожгли. Однако пацаны из соседних дворов не дали пожару разгореться, спасая аптеку от полного уничтожения. В послевоенные годы на верхнем этаже здания расположился техникум, а затем – краевое управление потребительской кооперации. 
 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий