Поиск на сайте

 

Такой вопрос главе минимущества края Алексею Газарову задаёт сирота, она же мать-одиночка, которая шестой год стоит в очереди на получение жилья

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! Мне 26 лет, я мать-одиночка с семилетней дочерью на руках. Своего жилья у нас нет, я прописана в квартире, находящейся в социальном найме.

Главным квартиросъемщиком является мать, лишенная родительских прав. В законе сказано, что проживание детей вместе с родителями, лишенными родительских прав, невозможно – это противоречит интересам детей.

На жилплощади в 28 кв.м кроме меня и маленькой дочери проживают мать, сестра с дочерью и брат с женой. У меня зарплата 8 тысяч рублей, и снимать отдельную квартиру я не имею возможности.

Я воспитывалась в детдоме, затем в 2011-м окончила техникум. В 2012 году администрацией поселка Анджиевский была поставлена на учет на получение жилья под номером два. Но квартиру не получила до сих пор!

В 2014 году меня поставили на очередь на получение жилья как сироту, оставшуюся без попечения родителей, в краевом министерстве строительства и ЖКХ, но уже под номером 931.

В июне 2015 года был готов к сдаче дом для детей-сирот в поселке Анджиевский – он находится в пяти минутах ходьбы от моего жилища. В этом году моя дочь идет в первый класс: школа находится рядом, недалеко и танцевальная студия, в которой она занимается.

Но этот дом, в котором я очень надеялась получить обещанную мне государством квартиру, так и не был заселен. Шли суды между компанией-застройщиком «Юг строй плюс» и краевым имущественным фондом, которые завершились лишь в феврале нынешнего года.

Незадолго до этого меня вызвали в краевое ГКУ «Имущественный фонд», чтобы заключить договор найма специализированного жилого помещения, расположенного в селе Гражданское. Когда я приехала в Ставрополь, мне сунули договор и принялись требовать подписаться под ним. Я отказалась поставить подпись, пока не увижу квартиру.

Нехотя чиновники показали мне несколько фотографий в компьютере, но даже по этим снимкам было видно – в квартире жить невозможно. Находится она в старом доме, которому почти сорок лет, на стенах разодраны обои, все обшарпано…

Дом расположен в 40 км от города Минводы, оттуда мне очень сложно добираться до работы. И я написала отказ от неблагоустроенной квартиры. Ведь я знала: в поселке Анджиевский стоит дом, построенный специально для детей-сирот, где рядом у меня и работа, и детский сад, и школа.

В мае я позвонила в «Имущественный фонд» узнать о получении квартиры. Из трубки слышу: вас, мол, сняли с очереди на получение квартиры из-за того, что вы отказались от неблагоустроенного жилья в старом фонде…

Министр имущественных отношений края Валерий Газаров несколько раз публично заявлял, что дети-сироты – это одна из самых незащищенных категорий граждан, и чиновники сделают все возможное, чтобы решить их проблемы с жильем. И при этом Газаров сам же целенаправленно создает эти проблемы! Не волнуют его проблемы и нужды детей-сирот!

Почему кто-то получает новенькую квартиру в недавно сданном доме, а мне вместе с дочкой-дошкольницей – обшарпанную комнату в старом фонде?! И сколько же таких людей, грубо обманутых краевым «Имущественным фондом»?

Я обращалась с жалобой во все инстанции. Губернатор края переслал мое письмо на рассмотрение главе администрации Минеральных Вод, но ответа я так и не получила. Писала я прокурору края Анатолию Богданчикову жалобу на действия ГКУ «Имущественный фонд», но мое обращение переслали… в сам фонд. Что, кстати, грубо нарушает мои права как заявителя.

Вот и хотелось бы напрямую спросить со страниц «Открытой» у министра Алексея Газарова и его подчиненных: куда они подевали мою квартиру?!

Кристина ЛОБАШОВА,
мать-одиночка
Минеральные Воды
 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях