Поиск на сайте

 

Размышления над фактом

Силовики утверждают: легальная преступность идёт на убыль. А латентная, то есть скрытая, – по ощущениям населения – в бурном росте. Потому что её участники и бенефициары (выгодоприобретатели) – это люди с большим административным ресурсом.
Чаще всего, сами силовики, перерожденцы из правоохранительных структур
 
Вадим ПАНКОВ

 

В начале года я внимательно следил за отчетами руководителей правоохранительных ведомств, в том числе и Ставрополья. Через них красной нитью проходила одна мысль, которой возглавляющие силовые структуры генералы гордились, – показатели легальной преступности идут на убыль.

Сокращение общего числа зарегистрированных преступлений как на Ставрополье, так и в России в целом должно означать только одно – жить стало спокойнее и безопаснее. Но так ли это на самом деле?

Недавно на страницах «Открытой» («Уголовное законодательство заметно ужесточено», №4 от 31 января с.г.) я знакомил читателей с изменениями в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве России, которые произошли в 2017 году.

С одной стороны, произошло ужесточение законов, а с другой – расширились полномочия адвоката, что, безусловно, положительно скажется на отстаивании интересов доверителя в уголовном процессе. Из этих изменений можно сделать такой вывод: законодатель пытается реагировать на новые формы преступного поведения в современной России.

Однако, если внимательно следить за реальными судебными историями, в том числе в Ставропольском крае (что блестяще делает «Открытая» газета), отчетливо видно: практика разрешения экономических вопросов через естественный в таких случаях гражданско-правовой спор стремительно переходит в сферу уголовных дел со всеми его грозными последствиями для бизнеса – разорением и переходом в руки конкурентов.

Иными словами, цель такой правовой «трансформации» – рейдерство с очевидным участием в процессе «отъема» силовиков. Ярко эту тенденцию иллюстрируют и последние публикации в «Открытой» – циклы расследований о разорении совхоза «Терский» в Буденновском районе и о попытках прибрать к рукам группу компаний «Агросоюзцентр» Андрея Кухаря.

Именно в этом причина сворачивания в России малого и среднего предпринимательства – им заниматься опасно: бизнесмены не в силах противостоять хищникам в погонах.

Кроме того, эксперты отмечают в современной России такой феномен, как «привыкание» граждан к самой преступности. Она в сознании людей становится обыденным явлением – и потому уже все больше граждан склоняются к преступному образу жизни (в том числе уходят в тень, от налогов).

Тем более что они «вдохновляются» примером преступников, ворующих у государства миллиарды и остающихся безнаказанными. Впечатляющий пример – дело министра обороны Анатолия Сердюкова и его подчиненной Евгении Васильевой, крепко запустивших руку в оборонный бюджет, однако оставшихся на свободе и не потерявших своего благополучия, построенного на бюджетных хищениях.

Есть подобные примеры и на Ставрополье. Ставрополец Евгений Ромас завалил Следственный комитет края заявлениями о хищениях десятков миллионов рублей, выделенных на гособоронзаказ, предпринимателем Александром Дыдымовым. Но правоохранители всеми способами уходят от необходимости возбуждать уголовное дело.

Директор ГУП «Крайводоканал» Владимир Вдовин, который присвоил более 400 тысяч рублей, поплатился... штрафом в 10 тысяч рублей и условным сроком. Еще одно уголовное дело в отношении Вдовина было возбуждено по статье «Халатность», но его прекратили по истечению срока давности.

Высокопоставленный сотрудник краевого УФАС Игорь Жуков, вымогавший взятку у бизнесменов-медиков, отделался небольшим штрафом и недопуском к госдолжностям на два года. И таких примеров в крае уйма.

***

Уменьшению количества зарегистрированных преступлений способствует не реальное сокращение их числа, а увеличение доли латентных преступлений – на фоне отлаженной системы укрытия нераскрытых посягательств от официального учета.

Один из элементов этой системы – нарушение сроков рассмотрения заявлений о совершенном преступлении. Уголовно-процессуальное законодательство России устанавливает трехдневный срок для проверки сообщения о преступлении.

По мотивированному ходатайству следователя или дознавателя этот срок может быть продлен до 10 суток, а при необходимости производства проверок, ревизий, экспертиз, исследований, проведения оперативно-розыскных мероприятий – до 30 суток.

Что же делают не только полицейские, но и сотрудники Следственного комитета на Ставрополье, чтобы незаконно затянуть и потом «замылить» рассмотрение «неугодного» им заявления о преступлении, которое касается должностных лиц или состоятельных граждан, способных и готовых купить себе «индульгенцию» от уголовного преследования?

Первый (и самый распространенный) способ волокиты – это незаконный и необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела. Подобный способ используется для получения дополнительного, не предусмотренного законом времени для проведения проверки и применяется как сотрудниками полиции, так и подразделений Следственного комитета.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела потом отменяется как незаконное и необоснованное прокурором или руководителем следственного органа, а исполнитель получает дополнительный 30-дневный срок для проведения проверки. И так по многу раз!

При внешнем соблюдении закона продлеваются сроки проверки заявления до бесконечности до тех пор, пока сам заявитель не отступится, потеряв терпение и надежду дойти до результата.

***

Еще один незаконный способ волокиты – повторная регистрация заявления в книге учета сообщений о преступлении. Особенно часто это практикуется в службе по борьбе с экономическими преступлениями МВД и подразделениях Следственного комитета.

Такая уловка дает возможность фактически растянуть проверку на два-три месяца.

Третий способ заволокитить рассмотрение заявления о преступлении – необоснованное направление материала по подследственности (как правило, в территориальное подразделение Следственного комитета).

Подобную уловку используют сотрудники полиции, чтобы получить дополнительное время для проведения проверки. В этом случае материал гарантированно возвращается обратно, но зато и срок исчисляется с момента возвращения материала.

Как показывает практика, все указанные способы зачастую комбинируются, в результате чего по отдельным сообщениям (особенно по заявлениям о нераскрытых преступлениях и преступлениях в сфере экономики) проверка затягивается на год и более.

Все это, разумеется, не только нарушает права и законные интересы потерпевших, но и подрывает доверие к государству и его правоохранительным органам.

Преступник получает время, чтобы уничтожить доказательства, надавить на свидетелей или потерпевших или попросту скрыться. Ну а статистика в правоохранительных органах год от года делается все краше и краше.

Все это играет на руку новому «типу» преступника, который стал абсолютно циничным, рассматривающим преступление не как способ выживания, но как способ самореализации. И особенно ярко это демонстрируют представители нынешней чиновничьей «элиты».

***

Едва ли не важнейший фактор, который способствует криминализации российского общества, – это автономизация судов. Нынешние суды Ставрополья сами устанавливают «правила» собственной деятельности и начинают создавать «понятийное» судебное законодательство, игнорируя процессуальные нормы.

Впору уже, по примеру «Реестра коррупционеров» (который предлагает создать правительство России), составлять «реестр» судей, которые систематически и осознанно нарушают закон. «Открытая» первой в нашем регионе пошла по этому пути, составляя список одиозных личностей, в том числе в судейской среде.

Негативные процессы в судебной системе стали возможными из-за бездействия квалификационной коллегии судей Ставропольского края. Судейский орган, по мнению многих, превратился в некий «междусобойчик», ставящий целью любой ценой отмазывать коллег, преследующих личные цели в ущерб законным интересам граждан и государства.

Иллюстрация – отписки, которые сочиняет как под копирку заместитель председателя квалификационной коллегии судей края Алексей Шкода. Шкода «рекомендует» гражданам-заявителям не вмешиваться в судейскую деятельность, а любые нарушения судьями моральных и этических норм квалифицирует как «несогласие с решением суда». И обжалуйте его, мол, в вышестоящей инстанции.

В этих условиях роль и значение адвокатуры как общественного и государственного института значительно возрастает. Убежден, что государству независимый защитник нужен как воздух.

Адвокат ежедневно сталкивается с гражданами лицом к лицу, и именно на него ложится ответственность за пропаганду законного «образа жизни», а также непосильное бремя профилактики превышения правоохранителями своих служебных полномочий.

Конечно, все это невозможно без кардинального пересмотра отношения адвокатов к собственной профессии и дальнейшего очищения их рядов от случайных людей, для которых важны материальные выгоды, а не права человека.

Приоритетом для адвоката должны быть законные интересы его клиентов. То есть в конечном итоге Судьба Человека. Адвокат всегда должен осознавать эту свою конституционную миссию и помнить о ней!

Вадим ПАНКОВ,
адвокат

Только цифры

По данным краевого управления Судебного департамента, в 2017 году в суды Ставрополья на рассмотрение поступило 15,5 тысячи уголовных дел – на 7,2% меньше, чем в 2016 году.
Принудительные меры к невменяемым применены к 121 лицу (это на 17% меньше, чем было в 2016 году). С нарушением процессуального срока рассмотрено 264 уголовных дела – почти в четыре раза больше, чем в предыдущем периоде.
Оправдано районными и мировыми судами 33 человека – по итогам 2016 года их было 44.
В апелляционную инстанцию поступило 789 дел, по сравнению с 2016 годом этот показатель практически не изменился. Каждое восьмое дело возвращено без рассмотрения.
По данным МВД, в Ставропольском крае в 2017 году зафиксировано 31,7 тысячи преступлений, что на 7,6% меньше показателя позапрошлого года. Раскрыто было 17,2 тысячи преступлений – на 11,2% меньше, чем в 2016 году.
Ставропольский край оказался в числе регионов – лидеров по темпам прироста числа погибших от преступлений (на 17,5% больше).
74% преступлений совершили лица, не имеющие постоянного источника дохода, а 63% – рецидивисты (ранее уже судимые).
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Анна (не проверено)
Аватар пользователя Анна

"Все это играет на руку новому «типу» преступника, который стал абсолютно циничным, рассматривающим преступление не как способ выживания, но как способ самореализации. И особенно ярко это демонстрируют представители нынешней чиновничьей «элиты».

Ну, рыба-то, как известно, гниёт с головы!

Василий (не проверено)
Аватар пользователя Василий

Преступность в России полностью об'единилось с силовыми структурами и судами, все вопросы решаются коллегиально! Та преступность, которая доступна "правоохранителям" - это бытовое хулиганство совершенное в нетрезвом виде, употребление и торговля наркотиками, и только людьми, которые для общества уже потеряны, все остальные на свободе!

Василий (не проверено)
Аватар пользователя Василий

Вадим, Вы смелый человек!!! Так прямо кто есть кто, ещё никто не высказывания! Действительно,преступность имеет громадный административный ресурс, и создала для себя ручные суды и ручных правоохранителей, которые вместе с коррумпированными чиновниками управляют страной! С уважением!

Анна (не проверено)
Аватар пользователя Анна

Присоединяюсь к Василию!
Маленькая добавка: чиновничья власть создала такие законы, по которым сами чиновники ни за что не отвечают. По закону! Суды и правоохранители действуют в рамках закона, который весьма разнится с понятием справедливости. В хитросплетениях новых кодексов сам чёрт ногу сломит - на что и было рассчитано. Обычному смертному жернова судейского ада пережить сложно, недаром тех, кто всё-таки сумел выгрызть что-то у властей предержащих, становятся чуть ли не народными героями.

Василий (не проверено)
Аватар пользователя Василий

Анна,Вы правы! Самое возмутительно то, что судьи не контролируются, их решения или приговор невозможно изменить или опровергнуть, опровергнуть можно, привести доказательства обмана или фальсификация можно, но ни одна надзора структура не будет рассматривать ваши или адвоката доводы (если адвокат вдруг окажется порядочным человеком,что очень большая редкость).Мой приятель написал аж Президенту РФ от фальсификация, даче ложных показаний должностнмы лицом (сотрудник ФСБ), ответ гласил,что ни Президент, ни Администрация не могут вмешиваться в решение судьи!!! А вмешиваться не надо, надо просто обязать надзором органы проверить жалобу,не может она оставаться без надзором, оказывается может, так как отписка от Президента покрывает веру в справедливость, и стимулирует беспрецедентно коррупции! Решить проблему надзорности за судьми на данном этапе беспрестанно - НЕВОЗМОЖНО!

Добавить комментарий