Поиск на сайте

 

 

Что считать фальсификацией краевой истории, рассуждает читатель «Открытой»

 

Здравствуй, уважаемая редакция! Обратиться к вам побудила меня публикация «Ставропольская Голгофа» («Открытая», №33 от 19 августа с.г.) с весьма интригующей подачей: «Писатель Герман Беликов о фальсификаторах краевой истории». Ну как пройти мимо такого материала!
Между тем с ходу напрашивается вывод: у Ставрополья есть две истории - добеликовская, фальсифицированная и послебеликовская, настоящая. 
А тут уже возникает вопрос: Беликов все-таки писатель или историк, ведь это, как говорят в Одессе, две большие разницы? Если он писатель, то с него один спрос, если историк - другой, ибо одно - результат художественного творчества, другое – научного исследования, не оставляющего места субъективным измышлениям. Однако Беликов выступает в качестве историка.
Итак, большинство ставропольских большевиков были «гимназистами и студентами», хуже того - «солдатами бежавших с фронта частей». Эти солдаты были распропагандированы на немецкие деньги большевистскими агитаторами. Никакого триумфального шествия советской власти не было: повсюду она захватывалась, как подсказывает интервьюер, рейдерским, бандитским способом, с чем  Беликов живо соглашается: «Да, дико!»
Репрессии невинных людей большевики начали первыми еще в 1918 году (приводятся жуткие факты их зверств). Удержать власть собственным авторитетом они не могли, а потому чуть что - сразу хватались за наганы. 
Красные уничтожили генофонд нации - людей «высокой нравственности» и потому жизнь у нас до сих пор идет наперекосяк. Лидеры большевиков были циниками - грабили Россию, открывали счета в швейцарских банках, а людям подсовывали утопические идеи.
И последнее, по поводу чего дружно негодуют историк и журналист. На Ставрополье до сих пор в почете имена «большевистских палачей» Ашихина, Трунова, Ипатова, Шеболдаева, Дзержинского. Зато преданы забвению имена замечательных ставропольцев, прославивших Россию, - Сургучева, Беневского, Ященко, Ширяева, Цветкова...
А теперь кто ответит мне: что в этом нового и научного? Кому неизвестно, что большевики - настоящие «изверги рода человеческого», а богачи-белогвардейцы всегда были «белыми и пушистыми». Еще лет двадцать назад исследование Беликова имело бы научную ценность, но сегодня, мягко говоря, устарело.
Смущает и выбранный метод исследования: факты нанизываются на изначально заданную идею: мол, «большевики так изнасиловали Россию», что она до сих пор не в состоянии рожать  нормальных людей. Но, позвольте, а как же островские, матросовы, жуковы, гагарины, королевы?.. Или их тоже следует причислить к недоумкам? 
Как быть с диалектикой, требующей объективности, всесторонности, выявления внутренних противоречий, раздвоения целого, рассмотрения явления в развитии, исследования всей совокупности фактов без единой купюры? Всё, кстати, по Гегелю. 
Научный подход, если уж касаться теории, предполагает взгляд на любое явление как минимум в четырех измерениях: макрообъективном, микрообъективном, макросубъективном и микросубъективном.
Автор берет лишь микросубъективный уровень, нанизывая на идею-шампур шашлычок жутких фактов большевистского террора. Но это ведь не наука - мы имеем дело с неприкрытой и агрессивной пропагандой!
В свете сказанного «Очерки русской смуты» А. Деникина являют собой образец объективности. Почему белый генерал оказался научнее многих современных российских историков? Вот проблема для исследования.
Но главное даже не то, что написано. Во имя чего это написано сегодня, когда трещат  последние скрепы российского государства, ежедневно что-то взрывается, рушится, падает, сталкиваются автобусы, процветают бандитизм и коррупция, гибнут люди, пропадают дети, растет безработица?.. 
Все это напоминает сознательное переключение внимания людей с кричащих проблем, которые мы можем и обязаны решить, на вещи, которые уже не решим никогда.

 

Николай БОНДАРЕНКО,
член Союза журналистов России
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий