Поиск на сайте

 

«Внутренний враг» российской медицины – консерватизм самих медиков: нежелание и неумение учиться новому

Медицинский клуб «Будем здоровы!»   (газета в газете)

Россияне должны жить дольше – такую задачу поставил президент Владимир Путин в недавнем «майском указе». Сегодня продолжительность жизни в стране – почти 73 года, а через шесть лет должна быть уже 78 лет.
Чтобы выполнить эту задачу, придется бороться с двумя главными «внутренними врагами», крадущими жизни россиян. Это онкологические и сердечно-сосудистые заболевания.
А вот как с ними нужно бороться, обсуждали на минувшей неделе в Ставрополе на съезде терапевтов Северного Кавказа. В краевую столицу приехала почти тысяча делегатов, были и ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля и даже Сербии.
Начался форум с вручения дипломов от Российского общества терапевтов, который получили доктора из районов Ставрополья. Все – за многолетнюю работу. Хотя, возможно, скоро такая формулировка может вообще исчезнуть: доктора старой закалки признаются, что не поспевают за радикальными реформами в медицине, и подумывают об уходе из профессии.
 
Кто нас вылечит завтра?
 

«Кадровая» революция в отечественной медицине стартовала два года назад. Отныне для выпускников медицинских вузов для допуска к практической работе недостаточно одного лишь диплома – нужно проходить так называемую аккредитацию.

Для пущей объективности проводят ее не преподаватели, которые учили студента, а представители профессионального сообщества – работающие врачи.

Одновременно с введением аккредитации в медвузах упразднили интернатуру – чтобы будущие медики прямо со студенческой скамьи уходили в практическое здравоохранение.

Коснется реформа и уже работающих врачей, которые будут обязаны доказывать свой профессионализм каждые пять лет. Чаще – если на доктора накопилось много жалоб в Росздравнадзоре и страховых компаниях.

Чтобы пройти аккредитацию, доктор обязан непрерывно повышать свою квалификацию: посещать учебные курсы, стажировки, научные форумы, выставки… В «зачет» идет даже просмотр специализированных медицинских телеканалов. В России их, оказывается, уже с десяток.

Правда, как рассказал на съезде президент Российского общества терапевтов, академик Анатолий Мартынов, многие врачи «старой» школы к нововведению оказались не готовы. По словам Мартынова, пожилые терапевты (особенно в провинции) ему жалуются: дескать, когда попросят пройти аккредитацию, не раздумывая, напишу заявление об уходе.

Но такое недопустимо, уверен главный терапевт России, ведь при этом из здравоохранения окажутся «вымыты» самые опытные доктора. Значит, нужно их  готовить к нововведениям в профессии, привлекать психологов, кадровых консультантов.

Мартынов рассказал, что на съездах терапевтов обязательно есть образовательная программа. До и после прохождения клинической школы врачи пишут тест на знание внутренних болезней – никаких премудростей, все в пределах вузовской программы.

И на Всероссийском съезде на вопросы теста правильно ответить сумела только треть докторов. Но это вовсе не значит, что только каждый третий терапевт в России знает азы профессии.

Академик Мартынов объяснил такой результат «синдромом ЕГЭ»: взрослые, уже состоявшиеся медики просто не подготовлены к тестированию, для них сложно поменять сам образ мышления. Но вот как помочь им перестроиться?! Ответа пока нет!

Один из научных докладов по кардиологии на пленарном заседании читал сербский терапевт Драган Лович. Поздоровавшись на русском, он извинился перед залом и стал читать доклад на английском языке (слайды были на русском).

По задним рядам тут же пролетел недовольный шепоток. Сидевшие рядом со мной две немолодые женщины возмущались особенно громко: мол, ничего непонятно! Очень показательно, ведь сегодня именно английский – язык международного общения в терапевтической науке. И не зная его хотя бы на элементарном уровне, просто невозможно двигаться в ногу с медицинским прогрессом.

«Омики» заступают на стражу

С неутешительных цифр начал свой доклад генеральный секретарь Российского общества терапевтов, профессор Андрей Спасский.

По его словам, сегодня во всем мире 80% всех медицинских исследований приходится на лабораторную диагностику.

А вот российский врач использует не более 10% возможностей этих лабораторных методов. Причина банальна – отсутствие знаний. Доктора порой даже не представляют, какие конкретные анализы помогут для уточнения сложного диагноза. И даже когда пациент их сдал, то врач не может верно «прочитать» результаты анализов.

Что уж говорить о провинциальных врачах, если за изменениями не поспевают даже чиновники Минздрава, которые и разрабатывают стандарты лечения и диагностики.

А ведь прогресс идет с огромной скоростью: уже сейчас появились такие виды исследований, которые еще недавно казались фантастикой.

Только за последние годы появились целые науки, названия которых звучат очень непонятно для специалиста – геномика, протеомика, транскриптомика, метаболомика и другие «омики».

Каждая из этих наук описывает разные ступени, которые человеческая клетка проходит за свою «жизнь».

Сегодня ученые могут полностью «прочитать» генетический код человека и опознать химические «отпечатки пальцев» каждого из его внутренних органов (на них влияет не только болезнь, но и прием пищи, стрессы, лекарства, биодобавки).

Зная генетический паспорт пациента, врач может не только стопроцентно точно поставить диагноз, подобрать лекарство и его дозу... но даже отыскать предрасположенность к той или иной болезни. Вам скажут, чего больше бояться в старости: инфаркта или, скажем, болезни Паркинсона. А может, вы без прочих болячек доживете до ста лет – таков ваш «запас прочности», заложенный в генах!

Профессор Спасский рассказал коллегам-терапевтам о конкретных клинических случаях, с которыми сталкивался в практике.

Приходит к доктору женщина, которая десять лет не может забеременеть. И она, и муж проверялись во многих клиниках – все в порядке. У женщины внимательно изучили генокод, который отвечает за репродуктивную сферу. И выявили сложный генетический дефект: оказалось, она просто неспособна выносить беременность.

Значит, ей не нужно тратить время и деньги на лечение, которое все равно окажется неудачным, надо искать суррогатную мать или брать ребенка из приюта.

Или иной пример. Мамочка хочет отдать ребенка в спортивную секцию, но мечется между разными вариантами. У ребенка изучают гены, которые отвечают за формирование мышечной ткани.

И становится понятно, к какому виду физических нагрузок «готов» детский организм – будет ли ребенок спринтером или марафонцем, борцом или пловцом. А может быть, вообще не стоит грезить о спорте высоких достижений?!

С помощью «омных» технологий можно бороться даже с инфекциями. Снова конкретный пример. К терапевту обратился мужчина в расцвете лет, у него вялотекущая пневмония. Перепробовал по настоянию других врачей массу антибиотиков, но становится только хуже. Что делать?!

По словам Спасского, ситуация, увы, сегодня типичная: почти половину вредоносных бактерий (в том числе вызывающих таких тяжелейшие заболевания, как пневмония) даже в больничных лабораториях невозможно «распознать». По крайней мере, используя традиционный метод: мокроту высевают на питательную среду, надеясь, что бактерии размножатся...

А они в стеклянной банке, за пределами человеческого организма, размножаться не хотят! Тут-то на помощь и приходит метод метаболомики – тех самых химических «отпечатков пальцев», которые оставляет каждый микроб.

Взяли у пациента мокроту, прогнали через химический анализатор - и через десять минут можно стопроцентно назвать бушующую в организме инфекцию. И мгновенно назначить антибиотик, который идеально точно подойдет конкретному пациенту!

«Ева» убивает россиян

Почти все полезные приобретения в отечественной медицине, что греха таить, – с Запада. Оттуда, скажем, пришел «Принцип 4П», о котором рассказала профессор Мария Евсевьева. Названия этих принципов – предиктивный, превентивный, персонализированный, партисипативный – покажутся вычурными не только пациенту, но и, что греха таить, многим провинциальным докторам.

Но выучить назубок их придется: Минздрав России уже закрепил «Принцип 4П» своими приказами как основу для работы отечественного врача.

Правда, при ближайшем рассмотрении привнесенное в XXI столетии с Запада оказывается... советскими наработками, которые предложил еще столетие назад Николай Семашко. Именно он первым и провозгласил: болезнь легче предупредить, чем лечить.

Потому, по словам Марии Евсевьевой, сейчас в медицину и возвращается санитарное просвещение, диспансеризация, медпрофилактика. Правда, еще с советского времени даже у самих терапевтов эти названия вызывают оскомину: мол, бюрократия, бумажки!

Поэтому, убеждена Евсевьева, и надо наполнять «хорошо забытые» принципы современным содержимым, чтобы профилактическая работа не превращалась в написание пустых отчетов, а была интересна и полезна для врача и пациента.

Пример того, как это можно сделать, – работа студенческих центров здоровья Ставропольского медуниверситета. Сегодня здесь есть уникальные японские приборы – ангиографы, которые позволяют определить ваш «сосудистый возраст» (насколько эластична стенка кровеносных сосудов).

Принцип, который лежит в основе работы ангиографа, заложили еще в конце XIX столетия русские медики. Потом он оказался забыт. Незаслуженно, ведь «сосудистый возраст» – это едва ли не главный показатель здоровья человека. Ибо если ваши сосуды быстро «стареют», теряя эластичность, – это прямой путь к закупорке тромбами, инфарктам и инсультам, болезням ног и почек...

Называется это синдром EVA. Чем раньше удастся у человека его выявить, тем быстрее удастся предотвратить тяжелые сердечно-сосудистые болезни.

Евсевьева поделилась на съезде результатами скрининга, проведенного в центрах здоровья среди студентов медуниверситета. Среди парней (в возрасте от 17 до 23 лет) почти у каждого седьмого уже есть синдром EVA.

То есть их сосуды значительно «старее», чем остальной организм. Кстати, среди девушек-студенток синдром EVA выявили лишь у каждой двенадцатой – заметно реже, чем среди парней!

А вот, скажем, если брать российских мужчин среднего возраста (40-45 лет), то проблемы с сосудами – уже у каждого третьего. Ведь влияет на это, конечно, не только генетика, но и вредные факторы – алкоголь, курение, жирная пища, гиподинамия...

Ошибка ценою в жизнь

Население всей планеты стремительно стареет, а значит, и чаще болеет, – поэтому на здравоохранение требуется все больше денег. Да и постоянно появляются все новые технологии – тоже очень недешевые, разумеется. Конечно, до бесконечности наращивать бюджетные траты невозможно, пора думать и об экономии.

Профессор Ольга Боева на съезде рассказала о программе «Разумный выбор», которая пришла в Россию из США и Великобритании. Ее главная задача – как раз в сокращении «ненужных» расходов на здравоохранение.

Оказывается, сегодня во всем мире почти треть средств тратится именно на вредные, опасные, неэффективные и излишние манипуляции. Так не лучше ли избавиться от этого «балласта», а деньги направить на другие виды лечения?!

Боева привела пример. Для лечения рака кишечника пытались внедрить новый химиотерапевтический препарат... который, как выяснилось, почти не отличался от предыдущей модификации лекарства. Новое лекарство было крайне токсичным, да еще и дорогим.

А когда ученые проанализировали результаты лечения, то оказалось, что жизнь пациента удается продлить лишь на два-четыре месяца. Конечно, такое лекарство никому не нужно!

В рамках программы «Разумный выбор» сами врачи и выявляют те самые ненужные вмешательства, от которых надо нещадно избавляться. Кстати, речь идет вовсе не только о высоких медицинских технологиях. Часто врачи сами боятся новых технологий, не умеют рассказать об их пользе пациентам, – поэтому и действуют по старинке.

Скажем, в Швейцарии доктора, прошедшие через сито программы «Разумный выбор, предложили отказаться от того, чтобы пациентам после операции ставили мочевые катетеры (они слишком часто приводят к инфекции) или переливали эритроциты.

Российские доктора, как рассказала Боева, тоже недавно провели «отсев» самых вредоносных медицинских вмешательств.

Во-первых, они предложили отказаться от того, чтобы пациентам без видимых симптомов (просто так, для перестраховки) проводили коронарную ангиографию.

Во-вторых, чтобы пациентам, у которых повышена температура и уровень лейкоцитов – но больше нет никаких симптомов инфекции! – давали антибитики (тоже просто так, для перестраховки).

И наконец, предложили терапевты не делать развернутый анализ крови и мочи пациентам сразу после госпитализации в больницу. Это лишняя трата денег, а результат вряд ли будет отличаться от предыдущих анализов.

А какие еще типичные ошибки совершают российские врачи, профессор Ольга Боева подробно рассказала «Открытой» в интервью, которое вы прочитаете в следующем выпуске медклуба «Будем здоровы!».

Антон ЧАБЛИН,
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий