Поиск на сайте

 

 

Как простодушная наглость одного не дала пропасть другому

 

Со времен учебы мы привыкли ездить в гости к своим однокурсникам по Литературному институту. Так уж повелось – мы обязательно должны были хоть изредка встречаться, потому что скучали друг по другу. 
Однако годы шли, поездки стали обременительными для кошельков простых российских граждан, и дружба наша не то чтобы начала остывать, но вроде того. У каждого была своя жизнь, друзья в ней появлялись уже не литературные.
Но вот однажды мы получили отчаянное сообщение: «Ребята, приезжайте! Поддержите морально!» Наш друг развелся с женой и обретался теперь в общежитии, где ему явно не хватало не только домашнего уюта, но и качественного человеческого общения. Мы сели и поехали. Друг наш жил от нас не очень далеко.
К нашему приезду он подготовился как следует: наловил ведро карасей в близлежащем озерце и как раз начинал их жарить на домашнем подсолнечном масле. Мы сразу почувствовали аромат, как только вошли в общежитие. 
Радушный хозяин кинулся к нам с распростертыми объятиями, но тут же метнулся к плите: ведь караси могли сгореть! Мы расположились прямо на кухне, чтоб послушать печальный рассказ друга о его горькой судьбе, ну а тем временем горка поджаренных рыбок на тарелке все росла.
Тут, опять же на запах, на кухню потянулся общежитский народ – с различной степенью небритости, в трениках с пузырями на коленях, с брюшками немалых объемов. Увидев нас, народ тут же исчезал, и лишь одна личность исчезать и не думала. Был это, в отличие от всех прочих, молодой человек приятной наружности, подтянутый, в очечках и с прилизанной прической. Звали соседа, как мы узнали потом, Саша Иванников. 
«Брат, угости рыбкой!» – сказал молодой человек, умильно глядя в лицо нашему другу, который тут же высыпал на тарелку просителя целую сковородку золотистых карасей. Молодой человек моментально умелся к себе в комнату, а мы продолжили разговор. 
Минут через десять Саша опять возник на кухне с пустой тарелкой. «А еще можно?» - «Можно», – вздохнул повар и поделился с соседом следующей порцией жареной рыбы. Так повторилось несколько раз, пока, наконец, наш друг не заметил: «Саш, но мне же нужно и гостей чем-то угощать. А то получается, я жарю только для тебя». - «Ну дай еще хоть две штучки. Знаешь, я в жизни ничего вкусней не ел!» 
Наконец готовка закончилась, мы перебрались с остатком карасей в комнату и начали свое неспешное застолье, не осилив и половины того, что не успел умять прожорливый Саша.
А наутро наш друг разбудил нас фразой: «Нет, вы представляете! Этот вчерашний едок - помните? – со мной не поздоровался! Я ему: «В чем дело?» А он: «Подсунул ты мне своих карасей! У меня из-за тебя всю ночь живот болел!» А удобства-то у нас на улице… – щедрый рыбак добродушно рассмеялся. – Я еще и виноват остался! Что поделать, Саша Иванников есть Саша Иванников. Такие не пропадут». Мы поняли, что теперь не пропадет и наш однокурсник. Его депрессия после развода явно шла на убыль.

 

Галина ТУЗ,
литератор,
специально для «Открытой»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий