Поиск на сайте

 

 

Пятигорские фармацевты создают эффективные препараты против лепры

 

Проказа – слово, кажется, давно выветрившееся из нашего лексикона. Действительно, так по-простому называют лепру – одно из самых, пожалуй, древних известных человечеству заболеваний.

Оно было описано еще несколько тысячелетий назад в летописях Индии, где к проказе относились, как к каре небесной. Больных изгоняли из сельских общин, лишали прав, оставляли умирать на улицах...

Индия и поныне остается страной, которая лидирует в трагическом списке заболеваемости. Однако лепра – болезнь специфичная не только для теплолюбивых стран, но и для Юга России.

Эндемичными регионами для нее являются Астраханская область, Краснодарский край, республики Северного Кавказа и Ставрополье. Борьбой с этой социально опасной болячкой озаботились еще большевики вскоре после Октябрьской революции.

В Астрахани был создан НИИ лепры, а лечебные учреждения (лепрозории) появились по всему Советскому Союзу. Один из самых крупных был создан в поселке Терском Георгиевского района: сейчас в нем лечатся около сотни человек (причем не только ставропольцы, но и жители других регионов).

Последний всплеск заболеваемости был в послевоенные годы, на фоне голода и бытовых проблем. И последние годы, к счастью, лепра у российских медиков уже не на слуху: за последние десять лет в стране было выявлено лишь девять заболевших ею.

Но это, конечно, не значит, что отечественные ученые больше не должны исследовать эту инфекцию. Во всем мире лепра остается огромной проблемой: достаточно сказать, что ежегодно ВОЗ регистрирует более 200 тысяч больных (из них каждый десятый – ребенок).

И не стоит думать, что на Ставрополье эта болезнь никогда не вернется: в крае немало приезжих (в основном, конечно, студентов) из Индии, Непала, Бангладеш.

«Пропустить» заболевшего легко: в организме человека возбудитель развивается годами, а то и десятилетиями, никак не проявляя себя «внешними» симптомами. А недавно в Санкт-Петербурге выявили уникальный случай: ученый-энтомолог, работавший за границей, заразился там лепрой. 

Чем же заняты сегодня российские ученые, изучающие проказу? Одно из направлений работы – это выделение возбудителя лепры in vitro (то есть в лаборатории). А без этого нельзя создать диагностические препараты и профилактическую вакцину. Кроме того, возбудитель лепры (палочка Генза) биологически очень близок микобактериям туберкулеза.

Поэтому и лечатся обе инфекции похожими антибиотиками.

Один из центров изучения лепры – это Пятигорский медико-фармацевтический институт (ПМФИ). Специалисты кафедры фармакологии (которой заведует проректор Андрей Воронков) пытаются синтезировать новые лекарства против лепры. В надежде на то, что они будут полезны и при лечении туберкулеза, который и для Ставрополья остается огромной проблемой.

Работу эту пятигорские фармацевты проводят с коллегами из астраханского НИИ лепры. Сегодня лекарство, которое является «золотым стандартом» в лечении лепры, – дапсон, синтезированный еще в 1930-е годы. Но у него есть и масса побочных эффектов: он поражает печень, кожу, может приводить к анемии и даже расстройствам психики.

И уже сейчас фармацевты ПМФИ имеют в своей «копилке» несколько новых молекул, которые потенциально могут стать лекарствами против лепры. Первые опыты демонстрируют, что они могут более эффективно «убивать» микробы, не приводя к осложнениям, как у существующих препаратов.

 

Антон ЧАБЛИН


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий