Поиск на сайте

 

 

За 37 лет добровольного отшельничества этот человек вырастил в горах изумительный ботанический сад

 

Ахмату Джуккаеву от рождения был дан дар агронома. Но в силу жизненных обстоятельств он не смог даже закончить техникум по этой специальности. Однако природный дар взял верх, и в 36 лет он оставил семью и ушел на гору, чтобы посвятить себя тому, к чему тянуло с детства. С тех пор прошло 37 лет. Он создал на склоне горы изумительный ботанический сад. Сегодня он глубокий старик, но по-прежнему живет отшельником на горе и ухаживает за своим чудо-садом. Это единственное, чем он дорожит в этой жизни.

 

Ахмата Джуккаева из аула Верхняя Теберда односельчане прозвали «Чегет Ахмат», что в переводе с карачаевского означает Лесной Ахмат.
Его отшельничество длится уже 37 лет. Проживает Ахмат в железном вагончике на лесистом склоне горы, у самой ее вершины, примерно в полутора километрах от села. Живет совершенно один, без электричества и прочих благ цивилизации. Единственный отголосок современности в доме лесного жителя - это радиоприемник на батарейках да книги по садоводству, которые из-за плохого зрения, вероятно, уже давно не читает. Печку он топит дровами, а за водой и продовольствием на лошади спускается в аул.
Я отправился в Верхнюю Теберду, чтобы поговорить с Ахматом о его жизни и о любимом деле - ботаническом саде на горе, разузнать, что именно послужило причиной ухода Ахмата от людей. Ведь он ушел в лес в возрасте 36 лет, еще в 1970 году.
«Жизнь после войны была тяжелой, - рассказывает Ахмат, - после переселения в Среднюю Азию, по окончании школы, я хотел поступить в училище во Фрунзе. Но возможности такой не было, семье нужны были деньги, и я пошел работать пастухом в совхоз».
В 1950 году Ахмат поступил в аграрный техникум на заочное отделение. Проучился год, отсылал контрольные работы по почте, однако по семейным обстоятельствам не смог продолжить образование. «Обо всем теперь и не расскажешь», - говорит он.
В 1957 году Ахмат вместе со всем карачаевским народом вернулся из ссылки на родину. В родном ауле он успел трижды жениться, у него есть внуки, но он почему-то со мной об этом говорить не захотел.
«Я очень долго тогда просил участок земли, чтобы создать ботанический сад в ауле. На протяжении нескольких лет я обивал пороги администрации Карачаевского района, но мне всегда отказывали, меня никто никогда не понимал, и по сей день я остаюсь белой вороной», - вспоминает он.
В расцвете лет Ахмат ушел в лес, на уговоры, приказы и угрозы представителей властей и родственников он не обращал никакого внимания. А местные люди не могли смириться с тем, что Ахмат добровольно дистанцировался от общества. На Ахмата даже заводилось дело, подавали в суд, по статье «самозахват». Его принудили выплатить административный штраф в размере 75 рублей.
«Много они мне нервов попортили тогда, - вспоминает Ахмат. - Ведь этот склон горы - никому ненужная земля, не пахотная, не сенокосная и дохода не приносит. Помню, пришли люди сюда, обмерили землю и сказали, что я больше гектара земли незаконно занял. Наверное, Всевышний был за меня, и скоро от меня все отстали. Много лет спустя, в постперестроечное время, мне предлагали много земли в ауле, только бы я спустился туда, но я отказался, у меня уже был сад».
Сегодня Ахмат подрабатывает дворником в школе и получает пенсию. Раньше он работал начальником аульского почтового отделения, был почтальоном и сторожем в той же сельской средней школе. А еще у Ахмата есть две лошади и две коровы, которых он держит в селе у родственников, смотреть за животными ему помогает племянник. Раньше из коровьего молока он заготавливал сыр и сметану, но теперь говорит, что дело это слишком хлопотное и неблагодарное.
Осенью Ахмат собирает фрукты со своего сада и лесные ягоды, которые продает в городе Карачаевске на базаре. Это, пожалуй, все статьи доходов лесного жителя. «Денег на проживание, на приобретение новых саженцев все равно не хватает, всю свою жизнь я испытываю нужду в деньгах, но все-таки я горжусь своим садом. В то время, когда все люди строили двух-этажные дома, я сажал деревья, а теперь поглядите-ка, какой сад я здесь вырастил, и я считаю себя богаче их всех».
Действительно, его ботанический сад просто поражает воображение, настолько красивы, разнообразны деревья и растения, произрастающие в нем. Он собрал около 150 видов растений. За каждое из них Ахмат платил из своего кармана. Он посадил десятки голубых елей на этом склоне, десятки экзотических плодовых деревьев, кустарников, цветов. Единственное неудобство, по словам «верхнетебердинского Мичурина», это то, что нет электричества. «По вечерам я не оставался бы в темноте, - мечтает он, - купил бы телевизор, смотрел бы новости».
Для того чтобы зажёгся свет, нужны три столба и провод. Стоит это немалых денег, самостоятельно купить провод и столбы для Ахмата нереально. Он неоднократно обращался с просьбой помочь к главе местного самоуправления, но тщетно. На вопрос, жалеет ли он о чем-нибудь, Ахмат ответил: «Ни о чем не жалею, по большому счету, единственно жаль, что в свое время я не получил агрономического образования. Не получил знаний для продуктивной обработки земли и селекционирования».
«Труднее всего зимой, когда везде лежит глубокий снег, - говорит он. - Какие-то вандалы под Новый год повадились рубить мои елочки. Это люди, которые меня знают в лицо, было обидно и больно, что так отнеслись к моему делу. Приходится теперь мне разводить костер подле моих елочек и сторожить их каждую ночь напролет, пока не пройдут новогодние празднества.
Очень холодно бывает декабрьскими ночами, но я не могу своих «детей» оставить на растерзание этим вандалам, они даже представить не могут, сколько труда я вложил в каждую елочку, в каждый кустик здесь. Саженцы этих елочек я на свои деньги покупал в 1980 году, из Пятигорского питомника я их привез, специально за ними ездил…»
Ахмат показал нам свое сокровище - ростки неопалимой купины (кустарник, упоминающийся в Библии, в притче о Моисее и говорящем огненном кусте), которые ему прислали его знакомые садоводы из Саратовской области, с ними он ведет переписку.
«Я уже стар, - говорит Ахмат, - но оставить свой сад не могу, пока я жив, я буду здесь. А что там будет завтра, кто его знает, как закончится моя жизнь здесь, кому передать мне все это в наследство, кому нужен сад в лесу?
Давно, еще при советской власти, женщина приезжала сюда, сотрудница Ставропольского ботанического сада, долго ходила по моему участку, записывала что-то. Потом приехала еще раз и сказала, что ее начальник приглашает меня на работу, что дадут работу и квартиру, сказала, что зарплату назначат хорошую, но я отказался, сказал, что не могу бросить свой сад, что не поеду.
Я очень люблю животных, у меня было много овец и коз, я держал коров, лошадей. С детства меня привлекают диковинные растения и животные. Однажды я купил индийских буйволов. Молоко буйволов жирное, вкусное, целебное. А сыр вообще неотразимый получался из их молока. Держал я их здесь же, на склоне. Как-то ушел я на работу в смену, оставив буйволов на привязи.
А ночью медведь пришел, но буйвол-самец сильный, большой, медведь не тронул его, вокруг ходил, боялся, видимо. Когда я вернулся утром, бык был сильно напуган. Теленка утащил медведь, и следы оставил, а я сказал охотникам, и они его застрелили позже. Вот и пришлось избавиться мне от буйволов, не приспособлены они к суровым условиям лесной жизни. Холодно им было зимой, а летом мухи заедали их.
Хотя и красивые животные, эти буйволы. Подумываю теперь верблюдов завести, если не ошибаюсь, то ближайшее их место обитания Калмыкия. Хотелось бы съездить туда и привезти парочку особей…»
Честно говоря, когда я услышал о человеке, который живет в диком лесу совершенно один столько лет, моему воображению явился отшельник, можно сказать, «сверхчеловек» из теории Ницше, сильный духом и телом, твердый в своих убеждениях и принципах. Но нашел я лишь старого, больного человека, не понятого людьми, заблудившегося в дремучем лесу человеческого непонимания.

 

Науруз ИЖАЕВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий