Поиск на сайте

 

 

Почему молодёжь уходит в террористическое подполье

 
Новый полпред президента в СКФО Сергей Меликов объявил свою повестку дня. Сделал он это в Пятигорске на заседании обновленного состава Общественного совета Северного Кавказа (вместо прежних 43 членов в нем теперь всего 32 человека).
Свои посты в совете сохранили всего 10 человек, в том числе директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт, руководитель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев, представитель правительства Дагестана в Ставропольском крае Абдулла Омаров, председатель движения «Наша Осетия» Владимир Лагкуев и другие.
Выступая перед советом, Меликов заявил, что его главная задача сегодня в том, чтобы «вырвать корни религиозного экстремизма и терроризма... предотвратить [их] передислокацию... за пределы округа». К счастью, действовать он намерен не только силовым способом, поскольку понимает, что противостоять экстремизму на Кавказе нужно идеологическими методами.
Вот и членов совета полпред призвал к тому, чтобы этот орган стал открытой дискуссионной площадкой для представителей разных точек зрения, и не всегда комплиментарных власти. Поэтому новый Общественный совет возьмет на себя функции и ранее существовавшего (правда, лишь на бумаге) Экспертного совета при полпредстве в СКФО.
Своими приоритетами Меликов видит защиту прав человека и гражданский контроль за органами власти. Особо выделил он вопросы государственной информационной политики (читай: пропаганды). Полпред осознает, что сегодня государство вчистую проигрывает борьбу за умы молодых, поскольку играет с экстремистами на разных «полях».
Чиновники, ответственные за пропаганду, строят свою работу лишь с «традиционными» СМИ (это газеты, радио, телевидение). В то время как основной канал получения информации для молодежи на Северном Кавказе – это интернет и социальные сети.
Вот здесь-то у государства, считает Сергей Меликов, полный провал. Правда, что именно власти округа могут противопоставить интернет-радикализму, непонятно: решено, что предметно об этом поговорят на ближайшем заседании Общественного совета.
 
Каток идёт по Кавказу
 
Несмотря на то, что полпред обещает сделать новый Общественный совет независимой экспертной площадкой, сам процесс его формирования проходил в закрытом режиме. Кто и как принимал решение добавить или исключить отдельных членов совета, непонятно. Как непонятны и критерии отсева.
По крайней мере, многих крупных экспертов, которые всю жизнь занимаются проблемами ислама и Северного Кавказа, в совете нет. Как, например, и правозащитников, к мнению которых чиновники прислушиваться пока боятся.
Между тем в преддверии собрания Общественного совета северокавказские правозащитники дважды собирались на большие форумы. Один из них прошел в Нальчике, и был организован Институтом экономической политики, а второй провела в Пятигорске партия «Яблоко» («Открытая» уже писала о них).
В частности, «яблочники» приняли решение создать независимый Центр мониторинга и защиты прав человека на Юге России. Ведь позиция правозащитников относительно того, что происходит сегодня на Северном Кавказе, едина: всплеск радикализма среди молодежи – это ответная реакция на давление властей и силовиков.
Например, член Общественной палаты КБР Марат Хоконов сравнивает ситуацию в СКФО с Гражданской войной 1917-1922 годов. Тогда российское общество разделилось пополам по политическому признаку, а сегодня общество Северного Кавказа также разделено, но уже по признаку религиозному (на мусульман умеренных и нетерпимых к власти).
«Завинчивание гаек», которое началось в стране в «нулевые» годы, наиболее заметным оказалось именно на Северном Кавказе. Именно после захвата школы в Беслане, под видом борьбы с терроризмом, были отменены губернаторские выборы, а следом в республиках была ликвидирована почти вся оппозиция (и в первую очередь самые яркие национальные движения).
Обернулось это тем, что молодежь, более не видящая легальной возможности для реализации своих политических прав, стала брать в руки оружие. Один из примеров – это нападение на Нальчик в октябре 2005 года, в котором участвовали около двухсот молодых людей, большинство из которых происходили из вполне благополучных, светских семей.
Правозащитники сходятся во мнении: установка на то, что радикалы на Северном Кавказе – это лишь малообразованная или асоциальная молодежь, в корне неверна. Среди исповедующих нетрадиционные формы ислама множество интеллектуалов, вплоть до кандидатов наук. А что же толкает их в объятия радикалов?
 
Палачи или жертвы?
 
На обоих круглых столах прозвучало множество примеров неоправданных зверств силовиков. Например, когда в ходе спецоперации в той или иной республике вместе с предполагаемыми боевиками убивают их жен, а порой и детей. Почти каждодневно происходят задержания верующих: например, когда в отделение полиции скопом отправляют всех посетителей какого-либо религиозного кафе или прихожан мечети.
Вспомнили и такой пример. Молодой начальник УВД одного из дагестанских городов, чтобы выслужиться перед начальством, устроил «спецоперацию»: вход в мечеть перегородили полицейскими «Уралами» и всех прихожан, направлявшихся утром Курбан-Байрама на намаз, побросали в машины и повезли в отделение. Там сняли отпечатки пальцев, продержали несколько часов и без извинений отпустили.
А нередко сопровождаются такие задержания оскорблениями, избиениями, пытками, не говоря уже о том, что члены общественных наблюдательных комиссий (ОНК) не могут получить доступа к этим задержанным. На враждебный лад настраивает даже официальная риторика: как гласит ТВ, предполагаемых террористов и их пособников только «уничтожают» или «ликвидируют».
Впрочем, надо понимать, что подобные факты исчисляются вовсе не сотнями или десятками. Зато существуют интернет-сайты (часто англоязычные) и общественные организации, которые рядятся под личину «правозащитных» и жадно муссируют подобные истории, лишь бы нагнетать мрачную атмосферу.
В итоге, например, у западного читателя или зрителя создается впечатление, будто российские власти на Северном Кавказе ведут геноцид мусульман. Но ведь спецоперации проводятся вовсе не против мирных жителей (как, например, украинские вооруженные силы бомбят не только базы сепаратистов, но и мирные села), а против людей, взявших в руки оружие.
То, что происходит сегодня на Кавказе, в научной литературе описано как «круг насилия». Теракты и полицейские спецоперации поочередно сменяют друг друга, становясь все более жестокими, растет и озлобление в обществе с обеих сторон – сочувствующих «нетрадиционным» мусульманам и силовикам.
Именно это и имел в виду Марат Хоконов, называя происходящее на Кавказе «ползучей» гражданской войной.
 
Адаптация – лишь на бумаге
 
Создавать из «лесных братьев» образ неких героев-мучеников – это неправильно. Под личины идейных борцов, преследующих некие высшие цели, зачастую рядятся и обычные бандиты. Они насилуют, убивают ни в чем не повинных людей, вымогают деньги у бизнесменов под видом «налога на джихад».
Депутат горсовета Нальчика, замректора Исламского института Аслан Гедгафов считает, что основная причина появления «лесных братьев» на Кавказе – это недостаток качественного исламского образования. По канонам ислама, человек может стать имамом только в зрелом возрасте сорока лет (именно в этом возрасте Аллах избрал Мухаммада своим пророком), и только после этого он вправе издавать нравоучения-фетвы.
Сейчас же в среде салафитов, нетрадиционных мусульман, имамами провозглашают людей, которым чуть за двадцать. Голова у них по определению пуста, зато кровь кипит. Потому и учат своих последователей они вовсе не тому, как законными способами защищать свои права, а требуют немедленно брать в руки оружие и идти свергать власть.
Но если представителей нетрадиционного ислама на Северном Кавказе насчитывается несколько десятков тысяч, то среди них готовых воевать с оружием в руках (тех самых «лесных братьев») – считанные десятки. Только с ними государство и должно действовать жесткими методами. Но никак не проводить тотальные репрессии против всех людей, которые молятся «по-иному», носят бороду не той формы, надевают хиджаб или тюбетейку.
Подобные репрессии – это от непонимания, боязни всего чужого, незнакомого. Ведь люди, которые по долгу службы обязаны разбираться в тонкостях ислама, демонстрируют в таких вопросах потрясающий непрофессионализм.
Правозащитник Валерий Хатажуков напомнил, что после нападения на Нальчик в 2005 году в республике не было проведено ни одного круглого стола или научной конференции, посвященной проблемам экстремизма. Государственные вузы и экспертные центры, которые существуют в регионах СКФО, эту тему боязливо обходят.
Между тем почти во всех республиках Северного Кавказа имеются так называемые комиссии по адаптации. Туда может обратиться молодой человек, который ушел в «лесные братья», но затем раскаялся и захотел вернуться к мирной жизни.
Но вот парадокс: скажем, в Кабардино-Балкарии такую комиссию возглавляет генерал, бывший начальник Центра противодействия экстремизму. Поэтому и последние два года работу она ведет лишь на бумаге.
 
Кто разорвёт замкнутый круг?!
 
Что касается Ставропольского края, то здесь проблема религиозного радикализма среди молодежи, к счастью, стоит не так остро, как в соседних республиках. Но все равно само мусульманское сообщество (умма) уже явственно разделилось на две неравновесные части – горячую, нетерпеливую молодежь и умеренных, умеющих выжидать людей среднего возраста.
Первые требуют от властей все большего, порой не считаясь с правами и свободами других социальных групп. Достаточно вспомнить историю с запретом хиджабов в нескольких школах Нефтекумского района: всероссийский резонанс ей сознательно придали несколько молодых активистов, напористость которых затем осуждали их более зрелые собратья.
Ведь те мусульмане, которым сейчас больше сорока, застали советские годы, когда на Северном Кавказе в принципе невозможно было отправлять религиозные обряды. Потому они с благодарностью воспринимают нынешние свободы: еще ведь четверть века назад было невозможно представить, чтобы в каждом ауле восточной зоны Ставрополья была своя мечеть с имамом.
И эти люди понимают: чем наглее молодежь будет ставить властям все новые ультиматумы, тем жестче будет противодействие (причем как стороны чиновников и силовиков, так и светской части общества).
Именно так, похоже, произошло со строительством соборной мечети в Пятигорске, которая появилась три года назад на земле, принадлежащей частному лицу на углу улицы 50 лет ВЛКСМ и переулка Сквозного. Оформленный под ИЖС участок «приютил» огромное культовое сооружение с минаретом, возведенное без единого разрешительного документа. А ведь дело это небогоугодное – строить «дом Аллаха на земле» в обход земных законов!
Администрация Пятигорска потребовала мечеть снести и получила предсказуемый результат: резонанс в социальных сетях, открытые письма, угрозы проведения коллективного намаза на центральной площади города.
Тем не менее в ноябре горсуд Пятигорска потребовал снести минарет, и этот вердикт в конце апреля подтвердила апелляционная инстанция краевого суда. Причем демонтаж сооружения за собственный счет должен осуществить собственник участка, некий гражданин Коков.
Но вот что вызывает удивление: своим решением суд запретил использовать для религиозных обрядов все соседние здания в переулке Сквозном. А ведь в одном из них уже много лет (и вполне легально!) находится молельная комната Духовного управления мусульман края. Выходит, слепо следуя букве закона, Фемида с водой выплеснула и ребенка?
И эта история со сносом мечети снова демонстрирует: чем бескомпромисснее требования религиозных активистов, тем жестче ответная реакция власти, что, в свою очередь, порождает новый виток противостояния. Сначала слова, затем угрозы и, наконец, насилие. Кто же разорвет этот замкнутый круг?!
 
Антон ЧАБЛИН,
кандидат политических наук, обозреватель
«Открытой»


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Дмитрий Кокаев (не проверено)
Аватар пользователя Дмитрий Кокаев

Вот и остановите строительство мечети. Не нужен рассдник мракобесия. Жители села в Ставропольском крае провели сход против строительства мечети Создано 11.06.2014 09:54 В селе Винсады Предгорного района Ставропольского края 8 июня прошел народный сход против строительства мечети. В стихийной акции протеста участвовали 600 человек. Недовольные сельчане разошлись по домам после того, как местные власти пообещали им провести публичные слушания по поводу строительства мечети. Как писал "Кавказский узел", в ноябре 2012 года суд Пятигорска признал незаконным и самовольным строительство мечети, которое, по данным администрации города, велось без необходимого оформления документов. В сентябре 2013 года горадминистрация обратилась в суд с иском о сносе мечети. Суд обязал собственника здания за свой счет демонтировать два верхних кирпичных фрагмента башни, выступающей над крышей здания. Демонтаж минарета недостроенной мечети был завершен в конце февраля, а само здание осталось опечатанным. Впоследствии взамен недостроенной мечети в Пятигорске власти Ставропольского края выделили земельный участок в Винсадах площадью 2,5 гектара для строительства новой мечети. Узнав об этом, жители сельского поселения устроили народный сход, на котором потребовали запретить строительство, сообщил 9 июня местный интернет-ресурс "Блокнот". На стихийную акцию протеста вышли примерно 600 человек, среди которых, помимо самих сельчан, оказались жители соседнего города Лермонтов, а также казаки из Ессентуков, Пятигорска и того же Лермонтова. К участникам акции протеста вышел глава администрации Предгорного района Николай Гюльбяков. Он заверил собравшихся, что без их желания и ведома в Винсадах ни одного общественно важного здания построено не будет. В любом случае должны быть публичные слушания сказал Гюльбяков по поводу строительства мечети. Также к месту схода граждан приехал депутат Государственной думы РФ Виктор Гончаров. Он пообещал собравшимся проверить, на каком основании и каким образом было принято решение согласительной комиссии о строительстве мечети в Винсадах. Я посмотрел этот документ. Он нелегитимен. Будем разбираться, кто это устроил, и решать вопросы законно сказал Гончаров по поводу решения согласительной комиссии по строительству. Казак Лермонтовского подразделения Пятигорского казачьего общества Даниил Мариуца рассказал, что "не так давно" казаки попросили местные власти выделить землю для строительства православного храма. Но выделили почему-то мусульманам, хотя здесь их даже трех процентов не наберется. Где логика задался вопросом казак. Председатель Духовного управления мусульман Ставропольского края Мухаммад Рахимов в свою очередь заявил, что в случае сильного недовольства жителей Винсадов от строительства мечети придется отказаться. Мы не хотим создавать конфликтную ситуацию и, конечно, если население будет категорически против, откажемся от этого участка. Хотя он по всем параметрам соответствовал нам - не в черте города и на хорошей транспортной развязке. Но пока попробуем поговорить с казаками, с населением, объяснить, что там будет крупный центр дружбы народов Кавказа, и ничего плохого в этом нет. Другого участка у нас нет, этот был единственный за три года, который нам предложили власти. Пока еще не решили, как поступим, но нагнетать обстановку в любом случае не будем цитирует "Комсомольская правда в Ставропольском крае" Рахимова. После того как власти Пятигорска потребовали снести почти достроенную мечеть в городе, Рахимов публично обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой вмешаться в ситуацию со сносом здания, попросив разрешения завершить начатое строительство. Он тогда отметил, что треть населения Пятигорска составляют мусульмане, а сама мечеть могла бы стать консолидирующим центром для проповедующих ислам не только на территории Ставропольского края. Однако о каких-либо решениях со стороны Владимира Путина или администрации президента тогда не сообщалось. via Кавказский узел

Арсен Саркисов (не проверено)
Аватар пользователя Арсен Саркисов

Бред какой то. На самом деле зачем появляются лесные братья? Ответ простой. У всех кавказских народов, есть определенный уровень гордости помноженной на необходимый уровень стабильности и порядочность (которые согласитесь в настоящее время в обществе напрочь отсуствуют). При отсутствии данных необходимых компонентов, возникает потребность в правосудии (которое также напрочь отсутствует), что подталкивает многих просто братьев искать сначала утехи в религии, но когда традиционная религия не дает ответа на вопрос как с данными явлениями бороться, тут всегда на готове радикальная. Для того, чтобы в эволюционном порядке снова загнать братьев из леса в дома, нужно прежде всего восстановить правосудие, в котором не только братья, но и все остальные члены нашего общества найдут правду (от сюда собственно и слово правосудие), в противном случае у нас ряды лесных братьев довольно скоро пополнятся лесными отцами, матерями, дедами, дядями с тетями и т. д. Опомнитесь господа, не нужно искать все беды в Америке и Европе. Это не американские суды у нас тут порождают ненависть людей к власти в России, лицом которой, прежде всего являются суды.......

Добавить комментарий