Поиск на сайте

 

Почему на Северном Кавказе боятся мигрантов
 
 
Покаяния не дождались
На днях во Владикавказе под эгидой российского фонда «Новая Евразия» стартовал новый проект, цель которого преодолеть ксенофобию, развивать толерантность и доброжелательное отношение к приезжим на Северном Кавказе.
- Вот уже пятый год правозащитники и ученые твердят о срочной иммиграционной амнистии, иными словами, о легализации по упрощенной процедуре для нелегалов поневоле, - констатировала идейный руководитель мероприятия, лидер «Форума переселенческих организаций», журналист Лидия Графова. - Такие амнистии регулярно проводят все развитые страны, использующие труд мигрантов. А вот у нас, несмотря на успешный эксперимент легализации, проведенной Федеральной миграционной службой (ФМС) в десяти регионах России, иммиграционная амнистия застопорилась. Государство объявило о дачной амнистии, налоговой, к юбилею Победы амнистировали уголовников, уже несколько раз легализовывали боевиков. Однако до бесправных соотечественников, без вины ставших нелегалами на своей исторической родине, руки не доходят.
Около двух лет назад в очередной раз сменилось руководство ФМС, и казалось, что Россия наконец-то взяла курс на выруливание миграционной политики к здравому смыслу. Появились даже рекомендации Совета безопасности, в которых фактически открыто признавалось, что России пора кончать с репрессивной миграционной политикой, проводимой МВД с осени 2001 года. В тех рекомендациях было всё, о чем только могли мечтать мигранты: и о том, что пора разрабатывать новую концепцию привлекательной миграционной политики, либерализовывать законодательство, срочно создавать государственную комиссию по миграции и демографии… 
По сути, в рекомендациях Совбеза шла речь об иммиграционной амнистии, о необходимости которой еще в 2002 году заявил Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту мигрантов. Однако слова словами, а реальных дел как не было, так и нет. Все сроки, отпущенные Совбезом, с треском провалены. А страна по-прежнему живет, не имея сколько-нибудь внятной миграционной политики.
- Я давно мучалась вопросом, почему само государство признало политику запретительных мер бессмысленной, но к лучшему ничего не меняется? – рассуждает Лидия Графова. – И вот к какому выводу пришла: дело в том, что исправлять ошибки миграционной политики президент доверил той же, ориентированной на репрессии команде, которая все эти годы давила мигрантов, проводила зачистки, депортировала, разлучая с детьми. Наивно надеяться, что чиновники вдруг поспешат покаяться, увидят наконец-то боль и отчаяние таких же, как они, людей.
 
Выехать - и сразу въехать
Недавно Россия запустила дорогостоящую программу добровольного переселения соотечественников из-за рубежа. Казалось бы, ну что в том плохого, если страна готова принять несколько тысяч человек. Шаг, пусть и несвоевременный, но, безусловно, правильный.
Однако лицемерие государственных мужей заключается в том, что, приглашая одних, они продолжают мытарить миллионы других соотечественников, приехавших к нам, причем за свои деньги, десять и пятнадцать лет назад. Их швыряют в спецприемники, собирают с них дань, высылают из страны.
Графова рассказала, как недавно она поинтересовалась у одного высокопоставленного чиновника президентской администрации, причастного к разработке программы добровольного переселения: «А что будет с теми, кто приехал к нам еще в начале 90-х, но до сих пор не может легализоваться?» И тот господин ответил ей с необыкновенной легкостью: «Ну, если нелегалы хотят законно жить в России, им надо всего лишь выехать от нас, а потом, хоть сразу, снова въехать...»
 Вот так всё просто: собирайте, милые, манатки, берите своих больных лежачих стариков, младенцев с пеленками и дуйте на свою покинутую малую родину. А там, как обзаведетесь справкой об отсутствии судимости, получите новую миграционную карту – начинайте процедуру легализации с нуля.
А что, если тот «добрый» чиновный дядя вовсе не шутил, и к его совету прислушаются миллионы нелегалов - даже страшно вообразить, как начнет лихорадить страну: заглохнут сотни производств, окажутся замороженными стройки, улицы потонут в грязи, уже никто и никогда не сможет вытянуть из коматозного состояния общественный транспорт. Да мало ли сколько еще дыр затыкают собой ради выживания бесправные, живущие в страхе, непритязательные мигранты. Кстати, те самые люди, благодаря которым в конце прошлого века России чудом удалось отсрочить демографический кризис. И чем же они, приехавшие без зова на свою родину, хуже тех, кого мы маним сегодня, обещая материальную помощь, быстрое оформление гражданства, что-то там еще?
После распада Союза из стран СНГ и Балтии в Россию переселилось около 11 миллионов человек. Только 1,3 миллиона успели получить официальный статус вынужденного переселенца или беженца, сулящий мизерные льготы. И лишь 500 тысяч из них за эти годы смогли эти льготы получить. Остальные выживают, полагаясь исключительно на себя. Выматывающая, опустошающая материально бюрократическая лестница для многих приезжих оказалась неодолимой. 
Миллионы соотечественников, жизненно необходимых России, не имеют правового статуса, живут в скотских условиях, «вкалывают» по-черному на своих «рабовладельцев», налогов государству не платят - и властям на это совершенно плевать. Странно? Ничуть. Просто иммиграционная амнистия – это мощный удар по коррупции, но на этот шаг Россия, видимо, решится еще не скоро, если, конечно, вообще дозреет до этого. Кто же добровольно лишит себя сверхдоходного бизнеса?
А пока «зреем», свою победу празднуют организации вроде ДПНИ – движение против нелегальных иммигрантов. Человеконенавистнические идеи активистов движения всё больше отравляют массовое сознание, а государственная машина всё увереннее становится на проложенные националистами рельсы – буква «Н» в аббревиатуре ДПНИ означает не «нелегалов», а «нерусских», о чем откровенничают ДПНИшники в Интернете.
Не видеть этой опасности для страны и для себя лично, значит, быть круглым идиотом. Но раскрыть глаза, растопить воск в ушах чиновных господ, от которых зависит претворение гуманной и в то же время эффективной миграционной политики, увы, пока невозможно.
 
По ту сторону России
Однако куда трагичнее глухоты чиновников глухота рядовых граждан. Очевидно, что плавильного котла коренных национальностей и народностей, с одной стороны, и приезжих - с другой, вроде того, что вовсю бурлит в Америке, на Северном Кавказе построить не получается. И дело тут даже не в разъединяющей людей государственной политике - уж больно тугоплавкий материал само население региона.
Характерно, что даже многие журналисты из соседних республик, съехавшиеся во Владикавказ, невольно допускали такой пассаж, что, мол, одно дело Ингушетия, Чечня или Дагестан, но совершенно другое – Россия. Такое ощущение, что встретились люди разных государств, живущих в разное время. Читаю в одном из последних номеров газеты «Чеченское общество»: «Чечня в очередной раз завоевана, и народ замирен. Для желающих дергать за нити патриотических чувств по-прежнему остается почва. Но это не значит, что те из «демократов» и «правозащитников», наезжающих из России, озабочены нашими правами или нашим бесправием…»
Нокуда круче в этом ключе не так давно высказался вновь избранный президент Чечни Рамзан Кадыров: «…с момента принятия Конституции Чеченской Республики в марте 2003 года в России принят ряд законов, которые противоречат некоторым статьям чеченской Конституции». Вот так, ни больше ни меньше. Оказывается, там, в России, напринимали законы, которые противоречат Конституции одного региона.      
Можно, конечно, возразить, что Чечня на карте России особая территория, и к тому, что там происходит, надо подходить с иными мерками, предельно осторожно, в чем-то даже с нотой раскаяния. Но примеры нашей «тугоплавкости» не так уж сложно, оказывается, отыскать и на Ставрополье, пока еще территории России.
Так, в середине апреля на Кавказских Минеральных Водах прошел совет атаманов Ставропольского казачьего округа. Говорили о том, где лучше служить молодым казакам: следует обратить внимание на службу в Новосибирске… Командование части патриотично настроено. Плюс ко всему, именно в этой части служат только славяне.
Вот и вся толерантность, дружба и братство народов, о дефиците которых мы с пафосом твердим при каждом удобном случае, создавая иллюзорную видимость благополучия.
Очевидно, что корень ненависти к мигрантам надо искать не только в действиях бесов-политиков, но и в душах каждого из нас, никогда не ступавших по лицемерным лабиринтам власти. Робкие росточки гражданского общества, которые одно время потянулись было к свету, мы собственноручно посыпаем дустом.
Где те мощные притягательные силы, нравственные ценности, способные скрепить в единую нацию тот конгломерат народностей, населяющих земли Северного Кавказа? Вместо единого некогда советского народа, россиян не получилось, каждый ассоциирует себя с ингушом, казаком, русским, татарином - но только не с россиянином. Понятие советский народ исчезло навсегда, а взамен ничего внятного так и не обрели.
«Свои» помогают «своим». В Пятигорске, например, к работе с мигрантами власти решили привлечь представителей диаспор. Ответственность за обустройство приезжих и,как было сказано в официальной информации, их поведение в России переложили на плечи общин. Нет, хорошо, конечно, что хоть кто-то будет опекать и благоустраивать мигрантов. Но до тех пор, пока они остаются нелегалами, это кураторство по принципу «свой-чужой» лишь многократно будет плодить взяточничество, сеять хаос и недоверие между представителями разных культур. Так национальный колорит региона уступает место феодальным порядкам, все глубже заражая людей мигрантофобией.
А приезжие все равно будут заселять Ставрополье, но уже не в качестве полноправных граждан, а нелегальных мигрантов. Настороженных, обиженных ледяным равнодушием власти, репрессиями местных силовиков, выкачивающих из них не только «отступные», но и веру в то, что они нужны этой стране.
 
Олег ПАРФЕНОВ

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях