Поиск на сайте

 

 

Журналисты Ставрополья и Дагестана знакомились с жизнью и работой грузинских коллег

Программа, по которой мы, журналисты из Ставропольского края и Дагестана, оказались в Грузии, называется «Личный контакт».
Зачем журналистам районных газет и новостных сайтов (в основном муниципальных СМИ, среди которых большинство, скажем честно, не имеет никакого другого опыта, кроме опыта обслуживания власти), профессиональная учеба на территории чужой страны?
Зачем надо изучать виды недостоверной информации, вспоминать об обязанностях журналиста и об ответственной журналистике - не у себя дома, а в бывшей союзной республике, которая, обретя суверенитет, никаким добром в наших СМИ не поминается: то вооруженные конфликты организует, то День Победы отменяет. А бывший руководитель вообще клоун и трус - галстуки жует, от гула самолетов прячется…
Но выбор места для учебы, на мой взгляд, оказался очень удачным. Услышанное и увиденное для многих стало настоящим откровением. Согласитесь, узнать страну не через обкатанные экскурсии, а через ярких личностей, подвижников своего дела - большая удача.
Удача, тщательно подготовленная организаторами из общества «Технология успеха», специализирующемся на организации учебы разных социальных групп (и журналистов в том числе). Это они выбрали для нас ньюсмейкеров, известных далеко за пределами Грузии, которые проводили «круглые столы», на которых мы задавали им множество вопросов.
 

Площадь Свободы

Кто представляет прессу Грузии

«Круглые столы» скорее можно было назвать пресс-конференциями, потому что они строились так же: грузинский журналист (редактор) рассказывал о себе и своем издании, а потом на него обрушивался град вопросов с нашей стороны.

Многолетний спецкор еженедельника «Московские новости» в Тбилиси Акакий Микадзе смог, в силу своего опыта, проанализировать нынешний и советский периоды и сравнить российское и грузинское законодательство в медиасфере.

Он убежден, что свобода слова, особенно после правления Саакашвили, лучше, чем в других регионах Кавказа и, в целом, России. Это он выразил кредо местной прессы: «Главное для СМИ - личность, а потом государство, иначе у нас будут не Лихачевы, а Ленины и Троцкие».

Акакий Микадзе

С Райнером Кауфманом, редактором и владельцем частной газеты Kaukasische Post, выходящей на немецком языке, мы встретились в его ресторанчике (он еще и удачливый бизнесмен).

Приехал в Грузию тележурналистом, когда она была еще союзной республикой. В 1993 открыл в Тбилиси свое турагентсво, затем отель, ресторан. Газету (была основана двести лет назад немецким бароном для немецкой общины) выпускает раз в месяц тиражом в тысячу экземпляров.

Красочное издание из двенадцати полос на отличной бумаге обходится недешево, но бизнесмен Райнер может это себе позволить. Он не ставит перед газетой особых целей и задач, не напрягается с ее обязательным распространением внутри немецкой общины.

В газете аналитические статьи о том, «как влияет политика Германии на Грузию и наоборот», репортажи на социальную и культурную темы, и непременно кулинарный рецепт от самого редактора.

Газета Райнера «KaukasischePost»

Райнер основательно изучает землю, ставшую его второй родиной. Первый документальный фильм о Сванетии он снял в 1994 году. Потом последовали еще 14 - о Тбилиси, туризме, Сталине…

О любви к стране

Сейчас пишет книгу о Грузии с временными рамками со дня независимости до сегодняшнего дня, в ней личные впечатления от встреч со всеми грузинскими президентами и от войны 2008 года. Замечает: «Не всем грузинам понравится то, что я напишу». На вопрос, полюбил ли он Грузию, мы услышали: «Почему я должен любить страну? Это страна должна любить меня!»

Однако в конце застолья так проникновенно спел на грузинском языке «Сулико»…

Райнер (справа) поет «Сулико»

Нино Кахишвили, недавно ставшая редактором портала/газеты «Netgaseti» - представитель новой журналистики, незнакомой с советскими реалиями (и уже по-русски говорящая хуже своих старших коллег), не скрывала, что основное финансирование ее издания осуществляет Фонд Сороса. Каждые три месяца редакция пишет новый проект для грантодателя.

А Лашу Тугуши, редактора тбилисской газеты «Резонанси», мы слушали вообще с огромным интересом и пиететом, и потому, что говорил он по-русски лучше некоторых из нас, и потому, что ежедневная газета в наше время, да еще на самофинансировании - вообще фантастика.

И потому, что не боится будущего, того, что журналистика может полностью перейти в виртуальное пространство и стать уделом блогеров: «Мы не фанаты бумаги, мы - фанаты текста. И здесь мы всегда будем впереди, потому что блогеры не придерживаются журналистских стандартов, у них всегда будут репутационные потери».

Лаша Тугуши

О законах для СМИ

Перечислю то, что поведали нам редакторы и журналисты этих очень разных изданий, то, что для многих из нас стало откровением и заставляло вновь и вновь переспрашивать, так ли это:

- в Грузии нет государственных СМИ (и уже давно, со времен Шеварнадзе);

- регистрация (точнее, авторизация СМИ) возможна за 24 часа, причем без участия чиновников;

- финансовая отчетность СМИ абсолютно прозрачна, открытость собственника регулируется законом, запрещены офшорные компании в медиа;

- доля иностранного капитала в грузинских СМИ не ограничена;

- в Конституции зафиксировано право каждого на доступ к Интернету, нет никаких блокировок сайтов;

- в стране реальная медиаконкуренция.

Грузинское законодательство в сфере СМИ международными экспертами оценивается как «хорошее». При этом ни СМИ, ни журналисты в Грузии не жируют, живут скромненько, «рекламный пирог» (туризм, вина, гидроэнергетика… что еще?) у них гораздо беднее нашего, как, впрочем, и беднее сама страна.

Не очень-то приятно было сознавать всем нам, что по свободе слова бывшая союзная республика так обогнала своего бывшего «старшего брата», осознавать, что мы даже не участники гонок, скорее, пятимся назад…

На фоне грузинской журналистики наши проблемы были особо очевидны и безнадежны. Даже не зная точную цифру принятых за последние десять лет в России законов, ухудшающих положение прессы (по некоторым оценкам, их около пятидесяти), каждый из нас чувствует эту «зачистку» в повседневной работе: куда ни кинь - всюду клин.

Не только критические, аналитические материалы, а даже простой, «положительный» теле-фото-репортаж стал проблемой, каждый, мелькнувший в кадре, может потом предъявить, что не давал согласие на съемку, на разглашение персональных данных, на вторжение в частную жизнь.

О наших реалиях

Организаторы учебы преподнесли еще один сюрприз, предложив каждому из нас провести свой мини-семинар. Пришлось рассказать, в чем ты силен или поделиться опытом или проблемой.

Мы услышали, с какими трудностями в Дагестане сталкивается журналист, если она женщина, как может районная редакция монетизировать свою продукцию, какие фатальные ошибки допускаются при организации сайта, как брать разрешение на фотосъемку репортажа, как избежать заразительной речевой агрессии.

Наша коллега Эльвира рассказывает, с чем сталкивается  в Дагестане женщина-журналист

Меня, как многолетнего собкора Фонда защиты гласности, попросили рассказать о деятельности организации. Выяснилось, что о нем у моих коллег самое смутное представление, хотя президента фонда Алексея Симонова знают все.

С удивлением и даже некоторым недоверием, как мне показалось, восприняли информацию о том, как удвоилось, а в некоторых регионах утроилось количество поползновений на гласность - убийства, избиения, угрозы, поджоги, задержания, уголовные и гражданские преследования…

При том что, по моим ощущениям, я вылавливаю для мониторинга лишь треть правонарушений. О попытках цензуры, отказах в доступе к информации, штрафах узнать часто не удается, редакторы считают их мелочью.

Рассказала и о том, каким образом попадают в «иностранные агенты» организации, вообще не занимающиеся политикой – экологи, историки, матери жертв Беслана…

О гражданском обществе

У нас были встречи и с тремя нежурналистами: художником, правозащитником, руководителем проекта по адаптации «особенных» детей.

Свободного от учебы времени почти не было, но единственную экскурсию нам подарили, и она была уникальной! Под названием «Вертикальный Тбилиси».

Господи, по каким ступенькам мы только ни карабкались, замирая от высоты и поражаясь тому, как в таких домах, куда транспортом не подъедешь, живут люди, особенно старики. А зимой, в гололед? Это был абсолютно непарадный, но щемяще-трогательный Тбилиси.

Нашим гидом был художник Вато Церетели. Он влюбил нас и в эти отполированные каменные ступени, и в полуразрушенные караван-сараи, в полутемную крохотную мастерскую, где у горящего горна бородатый кузнец ковал кинжал, в Королевский театр, в котором все дышит стариной… Он учил нас распознавать настоящую реставрацию от кича, не скажу, что мы с ходу усвоили его уроки.

Вато пишет картины не покупными красками, а самодельными, из камней, которые сам собирает и измельчает. Цветовая палитра при этом не широка, но он считает, что… «ограничение дает свободу».

Вато - основатель Кавказского центра культурного развития и группы «Кумбо» (свободно управляемого художниками пространства). А еще создатель Музея современного грузинского искусства - нам удалось побывать в нем накануне его торжественного открытия.

Вато показал нам совсем непарадный Тбилиси

Непарадная Грузия. Караван-сарай

…Мы сидим в социальном кафе «Галерея», у фуникулера, у самого подножия горы Мтацминда. Пьем лимонад по старинному рецепту и любуемся интерьером кафе, где все сделано с любовью к деталям: массивные деревянные балки под потолком, старомодный дозатор сиропов на барной стойке, элегантные венские столы и стулья.

В соседнем помещении - выставка самодельных сувениров, которые мы с удовольствием приобретаем. Но самое удивительное: повара и официанты в этом кафе - бывшие «особенные дети», сейчас они уже почти неотличимы от нормальных взрослых.

Об иностранных агентах

Кафе принадлежит интеграционному центру «Рея», руководитель которого Элисо Рехвиашвили рассказала, как десять лет назад группа энтузиастов, в основном мам детей с нарушениями в развитии, задумали проект по учебе, адаптации и дальнейшем трудоустройстве этих детей.

Шесть раз в неделю пятьдесят молодых людей приходят сюда, чтобы развивать свою речь и моторику и обучаться разным профессиям.

Сейчас у центра три филиала в Грузии, где работают двадцать пять педагогов, психологов и других экспертов. «Рея» ежегодно проводит летние лагеря и спортивно-творческие фестивали с участием своих особых подопечных.

Вначале проект реализовывался с помощью европейских стран, но, наконец, власти Грузии стали разворачиваться к активистам лицом.

Элисо Рехвиашвили

Вато и Элисо… Хотелось заглянуть им за спину в поисках крылышек. Поражало, как эти бессребреники, не играющие по законам государства, а движимые только любовью, придумали и создали нечто абсолютно новое, что изменило окружающий мир, воплотившись в материальное.

В отличие от них правозащитник Темур Кобалия оставлял ощущение закаленного бойца, не боящегося отстаивать гражданские права.

Директор Грузино-Российского форума неправительственных организаций и «Молодежного центра консультации и тренинга», гражданин России Темур Кобалия уверен, что российское законодательство мешает «народной дипломатии».

Его центр, действующий в Волгограде, по требованию Минюста России признали «иностранным агентом». Политической деятельностью посчитали даже велопробег в поддержку улучшения отношений между Россией и Грузией, который организовывал Кобалия.

Сейчас он опротестовывает штрафы, наложенные Минюстом, через Европейский суд по правам человека. Законодательство в России таково, что когда Европейский суд по правам человека выносит решение в пользу заявителя, чиновникам, сотворившим беззаконие, это ничем не грозит, ущерб по решению суда выплачивается из карманов налогоплательщиков.

Темур использует каждую площадку, предлагая ввести в России персональную ответственность за незаконные действия или бездействие должностных лиц.

К ТемуруКобалия было много вопросов

О свободе слова

Подытожу то, что узнали мы о гражданском обществе в Грузии.

У них реально работающая парламентская форма правления. Главная властная фигура в государстве - премьер-министр. У нас же такая форма вопроса закономерна.

К неправительственному сектору, к некоммерческим организациям в Грузии относятся с уважением, понимая, что это огромная экономика, гигантское число занятых людей, и, самое главное - там работают энтузиасты, старающиеся помочь своей стране создать нормальное общество.

Никаких стоп-листов, никаких законов об «иностранных агентах». Законотворческой инициативой обладает любая группа людей, собравшая необходимое число подписей.

К Саакашвили отношение разное, но то, что он победил коррупцию, причем не только среди гаишников, как у нас любят представлять, а на всех уровнях, признают все. Дом юстиции, построенный при нем - их гордость и наша зависть, там принцип «одного окна» введен еще 12 лет назад, и любая справка, даже загранпаспорт, выдается в течение двух часов.

Но гражданское общество помнит и беспредел позднего Саакашвили, когда он стал преследовать за инакомыслие и решать проблемы силовыми способами, за что и был мирно изгнан из страны.

Именно от грузин мы услышали о том, что объединяет наши страны: по большому счету говорить о развитом гражданском обществе не приходится ни у них, ни у нас.

Гражданское общество создается средним классом, но почему-то ни одна, ни другая власть за долгие годы так и не заинтересовались развитием среднего класса.

Просто у них, при наличии свободы слова, эта проблема, как и любая другая, названа, она обсуждается, а то, что названо и обсуждается – наполовину уже решено. У нас же, в отсутствие свободы слова и свободы выборов, ничего не обсуждается, а значит, этих проблем нет и в помине.

Об отношениях к России

Любовь к русским и ностальгию по СССР невозможно не почувствовать. Мы постоянно слышали, как хорошо жили тогда, как замечательно дружили… Как переплетены навечно наши культуры, мол, зайдите в любую семью, домашняя библиотека на 90 процентов состоит из книг на русском языке. Кто выиграл, что мы теперь порознь?

- Но вы же хотели суверенитета! - отвечали мы.

- Э-э-э… Мало ли чего хочет неразумное дитя, на то и отец, старший брат, чтобы приструнить… А вы кинули дитя на произвол судьбы! В голод и холод! В объятия НАТО! Нас, православных, к мусульманам! Богатые турки, арабы, индусы скупают у нас землю, строят себе дворцы и целые города.

Клянусь, такие сетования мы слышали не раз. Правда, собеседниками нашими были люди в возрасте за 45… и довольно однородного контингента – в основном обслуга гостиницы и таксисты.

От журналистов подобных сетований мы не слышали, а Темур Кобалия нашим ностальгическим наблюдениям дал безжалостный комментарий:

- Не больно-то слушайте таксистов. Все они в основном из правоохранительных органов, Саакашвили их разогнал, когда боролся с коррупцией.

Но не все так однозначно. Заметили людей, круглосуточно, даже в дождь, сидящих на ступеньках парламента Грузии на проспекте Руставели. Спрашиваем у таксистов, кто это? «Не обращайте внимания: какие-то прокремлевские клоуны!»

Подошли, познакомились. Оказалось, что голодают (уже 34-й день) оппозиционеры от партии «Альянс патриотов».

О перспективах сотрудничества

Требуют отставки правительства и запрета на продажу земли иностранцам. Нам они очень обрадовались, за все время голодовки к ним никто не выходил из представителей власти или из депутатов, ни одно СМИ не освещало их акцию. А тут журналисты, да еще из России!

Полтора десятка пожилых мужчин (по виду тоже похожие на бывших силовиков, я услышала слова «воевал в Афганистане») и одна очень красивая женщина - Ирма Цхорагаули, представилась как «один из лидеров партии».

Рассказала, что пошли на такую крайнюю меру, потому что их в парламенте никто не слушает, хотя генеральный секретарь их партии - Ирма Инашвили (кстати, бывшая журналистка) занимает пост вице-спикера парламента.

К властям у оппозиционеров, помимо вышесказанного, еще требования: провести конституционную реформу, создать комиссию «Грузия - НАТО - Россия», и немедленно начать диалог с Москвой и с властями Абхазии и Цхинвальского региона (так называют в Грузии Южную Осетию).

- И мы за диалог! - соглашаемся мы. - Но учтите, в Москве подобную акцию разогнали бы в течение часа…

Патриоты «Альянса» на ступеньках парламента

Оказывается, красавица Ирма - филолог, защитила кандидатскую: «Грузинская тема в творчестве русских поэтесс (20-80-х годов прошлого века)». Прощаемся мы сердечно, желая ей и ее маленькому войску всяческих побед.

Ирма Цхорагаули

(Когда я пишу эти строки, идет, судя по новостям Интернета, 60-й день голодовки. Уже и выборы муниципальные прошли (мы уезжали накануне дня голосования), и зима катит в глаза, а все те же все там же. Правда, насчет голодовки сообщения стали осторожнее - «голодают посменно».)

Среди молодежи, естественно, ностальгирующих по СССР нет, большинство уже не русским владеет, а английским. Все чаще ситуация, когда в ресторанчике или аптеке тебе приходится делать заказ на английском.

Молодые официанты и продавцы при этом смущаются, видно понимают, что без русского - никуда. В этом году свыше миллиона русских туристов посетило Грузию, рекордное число за последние 15 лет. Для сравнения: из Евросоюза - 150 тысяч.

Миллион русских! И среди них - наша маленькая группа провинциальных журналистов, приоткрывшая для себя кое-какие гражданские свободы…

Ольга ВАСИЛЬЕВА
Пятигорск
Мост Мира еще называют мостом Саакашвили
 
Таможня
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий