Поиск на сайте

 

 

Всероссийский скандал вокруг поддельных диссертаций докатился до Ставрополья

 

Решением Минобрнауки РФ на Ставрополье лишены ученых званий два человека – старший научный сотрудник краевого филиала НИИ МВД Сергей Федоренко и доцент кафедры археологии и всеобщей истории СКФУ Ольга Баландина. Проверки на плагиат продолжаются. Но при этом в крае все так же вольготно себя чувствует контора, штампующая сомнительные диссертации под вполне благообразным видом, – академия общественных наук из Пятигорска. Хотя «Открытая» газета даже в суде доказала противоправный характер ее деятельности.

 

Докторская с плесенью
В начале февраля сотрудниками полиции был задержан председатель Высшей аттестационной комиссии (ВАК) Феликс Шамхалов, которого подозревают в хищении 350 млн. рублей. Это деньги, полученные от Внеш-экономбанка на строительство элитного жилого поселка в Подмосковье.
Выяснилось, что Шамхалов – крупный бизнесмен (что, вообще-то, запрещено для госслужащего). Да и ученый недюжинных талантов: кандидатскую защитил всего спустя год после окончания вуза, еще через три – докторскую, стал профессором, затем членом-корреспондентом РАН.
Как истинный кавказец, Шамхалов завел новую моду: кандидатские и докторские стали просто дарить деловым партнерам, друзьям, покровителям... Именно при нем в среде чиновников и бизнесменов появился спрос на научные звания, а «производство» липовых диссертаций стало на поток.
Вот цифры. С 2000 года число частных вузов, ведущих подготовку аспирантов в России, увеличилось на 13%, а число самих аспирантов – на 33% (большинство из них – гуманитарии). За тот же период число аспирантов в НИИ и государственных академиях наук снизилось на 10% и 6% соответственно.
Ежегодно в России защищается 23 тысячи кандидатских и около 3 тысяч докторских диссертаций. При этом, если в советское время ВАК вручную забраковывала в среднем 300 работ из тысячи, то сейчас, в эпоху компьютерных технологий, – три из тысячи. То есть планка требований упала ровно в сто раз. Неудивительно поэтому, что местом скопления «ученых» оказались непривычные места – Госдума и Совет Федерации (половина парламентариев – кандидаты и доктора наук).
По макушку загруженная «липой», ВАК реальными научными трудами занималась во вторую очередь. Могу привести личный пример: пока писал кандидатскую в Ставрополь-ском госуниверситете, в связи «с реорганизацией» наш диссовет закрыли. И у ВАК больше года не доходили руки рассмотреть документы совета на повторный запуск. После защиты диссертации диплома-подтверждения я ждал почти полгода (некоторые мои коллеги по вузу рассказывают, что и по году приходилось).
Но все эти делишки сходили Шамхалову с рук. Еще бы, ведь он был научным руководителем экс-главы МВД Рашида Нургалиева. В 2001 году под его чутким руководством генерал защитил кандидатскую по экономике.

 

«Липа» потянула на 22 миллиона
Но теперь за экс-главу ВАК взялись всерьез. Можно не сомневаться, что скоро вылезут и новые коррупционные дела, в которых замешан Шамхалов. Ведь именно с ним связывают грандиозный скандал с липовыми диссертациями, разгоревшийся на Ставрополье два года назад. Уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное группой лиц, в особо крупном размере») было возбуждено в июне 2011 года Пятигорским ОВД, а затем передано в Главное следственное управление краевой полиции.
Обвиняемой проходит профессор Марина Шляпникова, которая снабжала научными дипломами все Ставрополье. Да что там – весь Северный Кавказ. Как установили следователи, группа Шляпниковой начала массово штамповать документы в 2005 году. Схема работала просто: люди несли деньги, а профессорша вскоре привозила им диплом – настоящий, с гербовой печатью и водяными знаками.
Единственное отличие от подлинного: диплома с таким номером не существовало в госреестре ВАК. Кстати, при обыске в квартире Шляпниковой чистых бланков официальных дипломов нашли целую стопку.
Где она их брала, толком рассказать полицейским женщина так и не смогла. Мол, документы ей привозил другой человек (который проходил по уголовному делу в качестве подозреваемого) – доктор социологических наук из Сочи Владимир Гришай. В любом случае неясно, как в руках мошенников оказывались подлинные гознаковские бумаги.
Оперативники не исключают, что «поставлял» их именно Феликс Шамхалов, который в те годы был ученым секретарем ВАК – то есть ответственным за всю административную (в том числе и бумажную) работу.
Сейчас дело Шляпниковой готовится к передаче в суд: следствию удалось доказать как минимум 54 факта изготовления «липы», которая потянула на 22 млн. рублей.

 

Дама, ученая на 80%
Скандал в ВАК (как его метко прозвали в Интернете, «диссергейт») породил массовые разоблачения липовых диссертаций бизнесменов и политиков.
Дотошные блоггеры выяснили, что процент плагиата зашкаливает в диссертациях министра культуры Владимира Мединского, детского омбудсмена Павла Астахова и целого букета высших чиновников Минобрнауки РФ: замминистра Александра Климова и Натальи Третьяк, директора кадрового департамента Станислава Куджа и руководителя Рособрнадзора Ивана Муравьева...
Список плагиаторов постоянно растет. Причем диссергейт принес уже вполне реальные плоды. ВАК выявила диссертационный совет, где «липа» была поставлена на поток, – в Московском государственном педагогическом университете (МГПУ). Из 25 случайным образом выбранных диссертаций в 24 оказался плагиат и ссылки на придуманные публикации. По итогам проверки были лишены ученых степеней 11 человек, в том числе два ставропольца.
Это старший научный сотрудник Северо-Кавказского филиала НИИ МВД майор полиции Сергей Федоренко и доцент кафедры археологии и всеобщей истории СКФУ Ольга Баландина. Скажем, Баландина, по данным проверки Минобрнауки, умудрилась нашпиговать текст своей диссертации 20% откровенного плагиата.
В работе было указано, будто она выполнена на базе Ярославского педуниверситета, но оттуда на запрос ВАК ответили: про эту диссертацию слышат впервые, заключение по ней не составляли. То же самое написал и МГУ, который якобы был ведущей организацией.
Более того, 15 из 16 статей, указанных в автореферате Баландиной, в данных журналах не публиковались. Да еще и «негры», писавшие вместо дамы диссертацию, умудрились сделать свою работу так топорно, что перепутали названия журналов и вузов, в которых они выходят.

 

В СКФУ плюют на закон?
Безусловно, обо всех этих уловках прекрасно знали в Московском педуниверситете – недаром председатель его диссовета Александр Данилов сразу же ушел в отставку (по-хорошему, то же самое должны сделать и все члены совета, пока под суд не пошли).
Вопрос – знали ли о плагиате в ВАК? Ответ, думаю, очевиден. Пакет документов, приложенный к каждой диссертации, там должны только под лупой не изучать. И явно не могли не заметить, что в документах, поданных Баландиной, отсутствуют печати Ярославского университета и МГУ.
Есть вероятность, что печати там все же были – липовые. Но тогда на Баландину нужно смело заводить уголовное дело по ст. 159 УК РФ («Мошенничество») и ст. 327 УК РФ («Служебный подлог»). Кстати, непосредственный начальник лжеученой, заведующий кафедрой истории и декан факультета истории СКФУ Игорь Крючков уже заверял журналистов, что никаких претензий к «липовой» даме не имеет.
«Замечания к докторской диссертации достойны самого большого сожаления. Со стороны руководства факультета и университета будут очень многие вопросы к Баландиной. Но вопрос об увольнении не стоит, кроме этого никаких нареканий со стороны студентов не было», – заявил Крючков РИА «Новости».
То есть плевать он хотел и на президента, и на премьера, которые призывают жестко бороться с научным плагиатом. Видимо, заявление Крючкова именно так и расценило руководство вуза, и Баландину все же с кафедры попросили.

 

Академия всяких разных наук
Диссергейт вызвал панику среди чиновников, которые успели обзавестись липовыми диссертациями. Нынешний председатель ВАК Владимир Филиппов на эту тему шутит: «Если раньше платили за написание диссертации, то сейчас чиновники бегают и ищут, кому дать деньги, чтобы отказаться от диссертации».
Правда, есть на Ставрополье и масса чиновников, которые обзавелись учеными степенями, мягко скажем, нечестным путем, но при этом спят спокойно. Речь о так называемых «общественных» кандидатах и докторах наук.
Есть такая лазейка в федеральном законе «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»: мол, в России не запрещена общественная аттестация научных кадров. При этом же постановление правительства «Об утверждении Положения о порядке присуждения ученых степеней» говорит об обратном: звания кандидатов и докторов наук вправе присваивать только государство в лице ВАК.
Еще в феврале 1999 года, воспользовавшись этой лазейкой, в Пятигорске была создана структура со звучным именем – Северо-Кавказская академия инновационных технологий в образовании, науке и курортологии (СКАИТОН). Создана она была беженцем из Грозного, ученым-нефтяником Русланом Газаровым.
Переехав в Пятигорск, на новом месте он обустроился неплохо, помимо «общественной» академии создав еще несколько подобных учреждений: НОУ «Техникум информационных технологий», Северо-Кавказский независимый институт стратегических исследований (НИСИ), Северо-Кавказский колледж иностранных языков и муниципального управления... А заодно стал ректором пятигорского филиала Российского нового университета.
Вообще, одно лишь перечисление регалий г-на Газарова займет полстатьи, поэтому останавливаться на них не будем.
Три года назад по требованию Рособрнадзора прокуратура Пятигорска дотошно проверила СКАИТОН. И вот что выяснила: с 1999 по 2010 год академия выдала почти четыре сотни дипломов «общественных» кандидатов и докторов наук, доцентов и профессоров, академиков и членов-корреспондентов... Хотя можно предположить, что реальная цифра намного больше.
Причем в СКАИТОН, имеющей в штате лишь 15 человек (из них трое – совместители), умудрялись штамповать «ученых» по всем известным человечеству дисциплинам – от инженерных до медицинских. Уж таким охватом, пожалуй, не могут похвастаться даже ведущие университеты страны, где трудятся сотни уважаемых профессоров и академиков.

 

Создан судебный прецедент!
Как установила прокуратура, все щедро выдаваемые СКАИТОН аттестаты и дипломы незаконно заверялись гербовой печатью РФ. Таким образом общественная организация маскировалась под уважаемую государственную структуру.
Более того, в СКАИТОН даже существовал собственный ВАК. Но не Высшая аттестационная комиссия, разумеется, а некий Высший аттестационный комитет. Снова запудривание мозгов.
Мозги запудривали подчиненные Газарова вовсе не тем чиновникам и бизнесменам, которые приходили в академию, чтобы прикупить пару докторских. Уж они-то наверняка были посвящены в таинства этой аферы.
«Шумовой эффект» предназначался для других людей – коллег, друзей, клиентов, деловых партнеров. Вот лишь один пример. Год назад из Ессентукской городской больницы «по собственному желанию» уволился пластический хирург Евгений Глебов. Произошло это после гибели пациента. При этом ученую степень доктора медицинских наук Глебов получил именно в пятигорской «академии всяких наук».
«Открытая» посвятила деятельности этой липовой структуры несколько публикаций: рассказали мы и о претензиях Рособрнадзора, и о проверках прокуратуры, и о сомнительных личностях в «ученом» совете академии...
Это вызвало гнев г-на Газарова, который кинулся публиковать в местной прессе рекламные панегирики в адрес своей структуры. Видать, после разоблачений «Открытой» он потерял несколько влиятельных клиентов, что уже можно считать нашей победой.
Но, видимо, никакая реклама не помогала отмыться, – и тогда Газаров обратился с иском в краевой арбитражный суд к редакции «Открытой». Свои моральные страдания оценил в полмиллиона рублей. Естественно, газета суд выиграла, ведь каждая строка в публикации была подтверждена многочисленными документами.
«Порядок присвоения ученых степеней и званий в РФ является сферой повышенной ответственности... Затрагивая тему образования, статья освещала вопрос всеобщего интереса... Автор статьи действовал добросовестно, в соответствии с требованием осмотрительности, которая ожидается от ответственного журналиста», – пишет в своем решении судья Екатерина Гнедых.

 

Нужна политическая воля Хлопонина
Решение Екатерины Гнедых можно назвать прецедентным даже не в масштабах Ставрополья, а всей России. Ведь судом подтверждено, что «общественная» академия действовала противозаконно, в нарушение интересов государства и общества. Никаких контраргументов у Руслана Газарова не нашлось. Хотя его адвокат в судебном заседании доказывал: мол, после прокурорской проверки 2010 года СКАИТОН убрал государственный герб со своих документов.
Но все равно четыре сотни липовых дипломов (а то и больше) продолжают свободно «гулять» по всей стране. Прикрываясь фальшивыми учеными званиями и степенями, нас лечат, учат, защищают шарлатаны.
Это вопрос государственной безопасности, недаром деятельностью СКАИТОН сейчас вплотную занимается краевое управление ФСБ. И трагическая история с ессентукским хирургом Глебовым может оказаться лишь первой в ряду страшных деяний подобных неучей.
Редакция «Открытой» обращается к полномочному представителю президента в СКФО Александру Хлопонину. Он давно и жестко выступает против псевдовузов, безмерно расплодившихся на Северном Кавказе. Несколько липовых филиалов после проверок прокуратуры и Рособрнадзора уже закрыты. Но, увы, это капля в море.
Серьезным ударом по лже-образованию в СКФО могла бы стать общественная кампания по массовому изъятию фальшивых дипломов и аттестатов, выданных СКАИТОН под видом государственных документов.
Если Александр Хлопонин проявит в этом вопросе политическую волю, «Открытая» готова выступить его союзником и подробно освещать на своих страницах ход этой кампании.

 

Антон ЧАБЛИН

Дмитрий02 декабря 2013, 12:35

КУЗНИЦА КАДРОВ НА ПЛОЩАДИ «ПАВШИХ» БОРЦОВ В наш век падения авторитета науки в обществе вопросы рецензирования научных работ и экспертизы приобретают особое значение. Когда большинство, в том числе и люди, принимающие решения, не понимают результатов деятельности ученых, возникает естественный вопрос: а зачем нужны эти ученые, зачем нужна наука вообще? «Наука есть способ сохранения в обществе понятий об истине и лжи, а ученые – люди, которые способны отличить истину от лжи в окружающей нас реальности». Сохранение такой группы людей в обществе, где ключевые слова «прогресс» и «мораль» вытеснены словом «интересы», важно, чтобы общество не потеряло стратегические и моральные ориентиры. Но чтобы подобные уникальные качества касты ученых не обесценивались, понимание научной истины и морали внутри группы должно быть безупречным и очевидным для всех – иначе ученые потеряют доверие общества. Вот почему так важны понятность и безупречность процедур экспертизы – механизмов установления научной истины. Как известно, наука движется силами аспирантов и докторантов. К настоящему моменту в РФ имеет место трёхкратный рост числа кандидатов и докторов по медицинским наукам, и в связи с этим в сфере российской медицинской науки возникла проблема качества этих научных работ. Тем более бесполезно вести речь о систематическом повышении качества российских журналов. То, что в Journal Citation Reports анализируется лишь 5 российских медицинских журналов, руководство российской медицинской науки (РАМН, Минздрав), очевидно, не беспокоит. Методологическое качество защищаемых диссертаций ниже всякой критики. Состав диссертационных советов обычно держится в тайне и не публикуется на сайтах организаций, при которых они работают и существованием которых эти организации якобы гордятся. Независимые отрицательные отзывы на авторефераты и диссертации диссоветами игнорируются под разными предлогами (не получили, получили поздно, не принимаем по электронной почте, … по факсу, … заказным письмом с уведомлением о вручении, … врученный лично). Отрицательные отзывы на диссертации и авторефераты, направляемые непосредственно в ВАК, не рассматриваются, либо игнорируются. Под «заказ» стали «делать» диссертации многие, кто имел возможности заплатить и воспользоваться услугами людей, которые в силу своей академической принадлежности «могут протолкнуть любую халтуру», а компетентные профессора не считают нужным и возможным участвовать в такой работе (в силу возраста, занятости, конфликтов интересов и т.д.). Такие диссертации вполне успешно защищались и защищаются, поскольку сама процедура защиты фактически превращается в фарс: доклад прочитывался, вопросы соискателю задавались, и ответы зачитывались по заранее приготовленным бумажкам, розданным «надежным» членам совета. В России «благополучных» нулевых годов этот феномен расцвел пышным цветом. Практика «заказа» диссертаций стала широкомасштабной. Поэтому Советы, где защищается повышенное количество диссертаций, должны быть под особо бдительным контролем (ВолгГМУ имеет в этом списке почетное 43 место). Надо серьезнейшим образом оценивать целесообразность открытия советов в непрофильных организациях (например, в медицинском вузе – по истории, философским наукам и социологии). Естественно, возникает вопрос: имеет ли такая научная продукция спрос на мировом рынке, и каков резонанс авторитетных всемирных баз научно-медицинских данных на эту продукцию? Почему работы отечественных авторов выглядят «белой вороной» на фоне мировых научно-медицинских исследований и казуистически редко цитируются за рубежом? Почему отечественные медицинские журналы имеют столь низкий рейтинг на международном рынке научно-медицинских публикаций? Почему в списках работ, опубликованных по теме диссертации и приводимых в авторефератах диссертаций отечественных ученых, ссылки на опубликованные в рейтинговых международных журналах статьи являются скорее приятным исключением, нежели правилом? Основной причиной является то обстоятельство, что отечественная медицина пока не пошла по пути доказательной медицины и все разговоры о последней носят декларативный, а порой – спекулятивный характер. Для выполнения медицинской диссертации на «заказ», требуется достаточный опыт работы в данной сфере и знание всех тонкостей оформления диссертации по медицине, которыми в полной мере обладает «авторский коллектив» Волгоградского государственного медицинского университета. Под руководством «научного Светилы», «непревзойденного специалиста в области доказательной медицины», «самого гениального и наимудрейшего» академика в ВолгГМУ успешно процветает ряд диссертационных советов, в полной мере отвечающий всем вышеперечисленным критериям. И никакие преграды вроде уголовного дела в отношении Шляпниковой М.Н., которая осуждена за организацию подготовки «липовых» диссертаций, но в свое время защищала и кандидатскую, и докторскую диссертации по социологии в Волгоградском медицинском университете. Ни то, что председателем одного из диссертационных советов является сестра Шляпниковой М.Н. – Седова Наталья Николаевна. Ни скандал в ВАКе, ни «особая» дружба с Шамхаловым Ф.И. Ни низкий уровень работ. Ничто не может остановить эту «кузницу» кадров. И где же эти научные открытия мирового масштаба, о которых все время заявляет «наш великий Академик», где востребованность, подготовленных им кадров, где препараты, где методики, которые помогли спасти мир, где то место, в котором нужны, хоть в какой-нибудь мере, сведения о практическом использовании, полученных научных результатов? Становится грустно даже тогда когда речь идет о «лжедиссертациях» по педагогике, социологии и т.д., но по настоящему становится страшно, когда в этом же ряду стоят диссертации по медицине. Естественно, что больной приходя на прием к врачу с научной степенью, вправе рассчитывать на более квалифицированную помощь, но на какую помощь может рассчитывать больной, если врач подготовил «липовую» диссертацию. Известно, что даже аспиранты, которые достаточно свободны и могут (должны!) уделять научной работе значительный объем времени (3-4 года), далеко не все (а только 25-30%) защищают диссертации в срок. А в ВолгГМУ работают одни сплошные гении, которые успевают сделать, подготовить к защите докторскую в основном за 3 года, в редких случаях за 5 лет, что тоже для любого добросовестного ученого весьма удивительно. Хотя в законе о порядке присуждения ученых степеней говорится: «Диссертация на соискание ученой степени доктора наук должна быть научно-квалификационной работой, в которой на основании выполненных автором исследований разработаны теоретические положения, совокупность которых можно квалифицировать как новое крупное научное достижение, либо решена крупная научная проблема, имеющая важное социально-культурное или хозяйственное значение, либо изложены научно обоснованные технические, экономические или технологические решения, внедрение которых вносит значительный вклад в развитие экономики страны и повышение ее обороноспособности». Неужели диссертации, подготовленные за 3-5 лет, могут удовлетворять вышеперечисленным требованиям? Надо, быть очень незаурядным человеком, чтобы за этот срок проделать работу на уровне крупного научного достижения, или, которая вносит значительный вклад в экономику, а тем более медицину. Но во многих случаях ситуация совсем другая. Некий субъект жаждет поиметь степень и прикладывает к этому не хилые финансовые и административные ресурсы. Или когда не только сам, но и родители прикладывают свои ресурсы. Те, кто пишет, типа, «сам», и защищается в относительно короткий срок (менее 5 лет), зачастую пишут откровенную халтуру, никем никогда и нигде не апробированную, не брезгуют и откровенным плагиатом, в том числе заимствуя у своих же студентов и аспирантов, ну и опять же располагают максимальным набором «связей», которые помогают «проскочить» диссеру без проблем. Некоторые (обычно вузовские профессора) ставят это дело на поток, держа под рукой некоторое количество «негров» (рабов-аспирантов, которых кормят обещаниями о скором допуске к защите) и, остепенившись сначала сами, потом уже занимаются успешной поставкой кандидатских и докторских диссертаций «внешним заказчикам». Экспертиза практически полностью перекладывается на диссертационные советы, ибо ВАК просто физически не может проверять на вшивость 30.000+ кандидатских и 3.000 докторских в год (если вообще без выходных – это 90 диссеров в сутки). А если какой-то диссовет (и их немало) участвует в диссерном бизнесе, то очевидно, что научная экспертиза там падает сразу до нуля и прочно держится на этом уровне. По современным международным стандартам эффективность методов диагностики, лечения и профилактики может быть оценена только в ходе рандомизированных контролируемых клинических испытаний, в которых сопоставляются частоты наступления клинически важных исходов – выздоровления, осложнения, смерти, а не суррогатные исходы – изменения физиологических, биохимических, иммунологических и других параметров гомеостаза. Даже поверхностный анализ диссертаций, которые за последние годы были защищены, в ВолгГМУ дают основание утверждать, что: o статистический методологический арсенал клинических исследований крайне скуден и не отвечает общепринятым международным стандартам; o 20,4% клинических исследований проведены вообще без использования статистических методов; o приблизительно в половине (46,5%) опубликованных работ практически отсутствует информация о статистическом анализе материала проведенных исследований; o наблюдается нарушение порядка изложения выводов применительно к порядку задач исследования; o отсутствие выводов по некоторым задачам исследования; o присутствие выводов, неочевидных из данного диссертационного исследования; o перечисление в качестве выводов давно известных истин; o приведение в качестве выводов не умозаключения, а описания результатов исследования. Удивляет и «кумовство» при выборе оппонентов, который происходит по принципу «я у тебя, ты у меня» (Ковалев Д.Г. «Антидепрессивная активность и механизм действия новых производных пиримидина и аденина», 2011; Кучерявенко А. Ф. «Конденсированные производные бензимидазола – новый класс антитромбогенных средств», 2011 г.; Тарасенко И.В. «Фармакоэпидемиологические и фармакоэкономические подходы к оптимизации лекарственной терапии хронической обструктивной болезни легких», 2013 и так по кругу). Непонятно какими принципами руководствуются председатели диссоветов, утверждая в качестве оппонента докторской диссертации по социологии – доктора педагогических наук, зав. кафедрой физкультуры (Чернышкова Е. В. «Медико-социальные механизмы пролонгирования активного образа жизни в пожилом возрасте», 2013), видимо потому же, что обозначенный специалист мог даже консультировать докторанта по специальности 14.0.25 - фармакология, клиническая фармакология (Лиходеева В. А. «Фармакологическая коррекция функционального состояния спортсменов на базовом этапе тренировочного процесса в условиях дизадаптации», 2011). Естественно, что для такой докторской нужны «особые оппоненты», которые не смогут заметить, что по этой теме уже есть множество опубликованного материала, и все таки отыскать «научную новизну и актуальность». 1. Петрова Ж.В. Гендерные особенности пролонгирования профессионально трудовой деятельносити пенсионеров по возрасту, Саратовский ГТУ, 2011. 2. Смирнова Т.В. Концептуальные основания реализации социально-трудового потенциала пенсионеров по возрасту, Саратовский ГТУ. 3. Колик, Галия. Реализация развивающего потенциала досуга людей пожилого возраста, СПб, 2007. 4. Шанина Е.В. Социальная активность пожилых людей в современном российском обществе :региональный аспект, Пенза, 2006. 5. Ускова Н.Е. Институциональное обеспечение социальной активности пожилых людей: Геронто-социологический анализ, Москва 2000. 6. Трифонов Е.С. Развитие социально-культурной активности пожилых людей в процессе, Тамбов, 2012. 7. Савенко М.А. Детерминанты активного долголетия людей пожилого возраста, СПб, 2009. 8. Владимиров Д.Г. Социальная активность и занятость пожилых граждан в современной России, Москва, 2005. 9. Герасимова Н.В. Социальная адаптация пожилых людей к современной ситуации, Саранск, 2001. 10. Газимагомедова П.К. Социально-педагогические условия сохранения жизненной активности пожилых людей, Махачкала, 2006. 11. Куприянова Т.А. Активизирующие технологии социального обслуживания пожилых людей, СПб, 2012. 12. Корнилова М.В. Институт социальной защиты населения в условиях усиления социальных рисков (на примере социального обслуживания пожилых граждан г. Москвы), Москва, 2012. 13. Попов А.А. Духовная жизнь пожилых людей в современных социокультурных условиях, Курск, 2007. Не обходится и без «прогремевшего» Московского педагогического государственного университета в качестве ведущей организации (Галкова О. В. «Российские традиции охраны культурного наследия», 2012). И еще одна смешная диссертация: «Социальный статус научной библиотеки в медицинском вузе» Засыпкина Татьяна Андреевна по специальности 14.02.05 (Волгоград, 2010). На эту тему сайт http://www.dissercat.com/ дает 2000 ссылок. Такая же ситуация с другой диссертацией. В совете Д 208.008.06 при ВолгГМУ назначена защита Буря Е.Ю. на тему: «Гигиеническая оценка условий обучения и состояния здоровья учащихся 6-11-х классов сельских школ» 14.02.01 – Гигиена, медицинские науки. Интересно, что на сайте http://www.dissercat.com, на ключевую фразу гигиенические условия обучения сельских школьников, открывается 1656 ссылок на близкие темы, если условия поиска расширить, то число близких тем доходит до 6000 и Волгоград там не на последнем месте. О «высоком уровне» диссертационных работ можно судить и по списку публикаций, приводимому в авторефератах диссертаций, большинство которых опубликовано в самых низкорейтинговых журналах (Вестник ВолГМУ – 1773 место в общем рейтинге Science Index, Астраханский медицинский журнал – 2838, Саратовский научно-медицинский журнал – 1515). Важно, что дорога к этим журналам открыта, т.к. в состав редакционного совета по-прежнему входит наш «великий и наимудрейший» академик и члены его свиты. Не нужно больших усилий, чтобы понять, что в ВолгГМУ работает конвейер по производству диссертаций, нужно только немного желания от чиновников Министерства образования и медицинского сообщества, чтобы закончить этот беспредел. Нельзя оставаться равнодушными! Нельзя думать, что проблема как-то сама раствориться! Задумайтесь ведь завтра любой из нас или наших близких может тоже попасть на прием к таким «высококвалифицированным врачам»… Задумайтесь, еще пока не совсем поздно! Сделайте хоть что-нибудь, чтобы спасти российскую медицину, чтобы защитить российскую науку! Наверное, именно для подобных предприимчивых соискателей ученых степеней Фридрих Шиллер написал: «Как для одних наука кажется небесною богиней, так для других – коровой жирной, что масло им дает». На первый взгляд, учитывая неудержимый рост числа диссертационных работ, должен быть налицо прогресс отечественной медицинской науки. Однако, предприимчивые соискатели научных титулов видоизменили алгоритм создания диссертации следующим образом: предприимчивый руководитель + благодарный ученик + «карманный» диссертационный совет = ученая степень, заветная должность, повышение врачебного или педагогического гонорара, залог долголетия, т. к. бывают бывшие хирурги, бывшие кардиологи, бывшие анестезиологи однако, бывших профессоров, тем более академиков, не бывает и т.д. кому что нужно. Остается надеяться на извечную мудрость «что каждому воздастся по делам его» и веру в то, что бескомпромиссность юности и инстинктивное неприятие лжи у тех же самых аспирантов возьмет верх над «идолопоклонничеством» перед дутыми научными авторитетами, вытравит «капельку страха» перед многочисленными «чиновниками от науки и образования» и приведет их в ХРАМ НАУКИ, ибо, если дорога не ведет к Храму, то зачем она нужна?

Степан Ерёмин29 апреля 2013, 09:00

По СКАИТОНУ к автору масса вопросов.Сам Чаблин пишет,что Газаров действует в соответствии с федеральным законом,который имеет статус приоритетного по сравнению с некими "постановлениями правительства". Тогда ,может,главная претензия- к нашим законотворцам?!-это раз. Второе.Неужели только СКАИТОН штампует липовые диссертации ?А сколько их выходит из дверей самых солидных вуЗов региона?Почему автор не трогает эти вузы-боится их хозяев? А может ,его выступления,заказ на устранение конкурентов на диссертации со стороны мощных вузов? Последняя версия-самая правдоподорбная.Учитывая клановость общественно-политической жизни Ставрополья имею твёрдое подозрение,что Газарова автору именно "заказали".Это просматривается и в презрительном "беженце из Грозного"и в отношении к действительно реальным заслугам Газарова перед высшей школой страны. Видно невмоготу терпеть "коренным зашибалам "денег ,продающим диссертации по краю,новоявленного конкурента.Так что статья Чаблина-тенденциозна.

Евгения29 апреля 2013, 08:59

Кучу диссертаций "диповых" понаписали под руководством педагогов СГУ. Проверьте их, уверенна найдете много интересного, они не одну диссертацию написали за $$$$$$$$

Ирина Шилова26 апреля 2013, 15:33

Диссертацию самого Крючкова стоит проверить, Он ловко вырвался в деканы. Там еще и жена его работает. Семейный подряд одним словом

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Ool (не проверено)
Аватар пользователя Ool

Его диссертация? http://www.dislibr.info/order.php?id=146725

Добавить комментарий