Поиск на сайте

 

 

Этот человек почти не носит галстуков, и редко – костюмы. Его трудно представить в кресле начальника и невозможно - в роли бюрократа. Он не занимает постов, но люди идут к нему как   на прием – с разговорами «про жизнь» и за управой на «начальство».   Он   «трясет» власть так,   как не удается и шумным пикетам.
У него нет высшего образования, но есть мощная энергетика и острый природный ум, к которым тянет, как магнитом. С ним легко и просто общаться - улыбчив, приветлив, доброжелателен. О таких говорят: «Мужик свой в доску…».
Но удивительно, что «свой» он и среди персон, вознесенных над простыми смертными и   чьи имена вошли в историю России. Он «свой» для Михаила Горбачева, Владимира Жириновского, Александра Яковлева, Константина Титова, Сергея Филатова, Сергея Степашина и еще многих из тех, кого мы видим только по «ящику» и о ком читаем в печати. 
Он словно пуповина, связывающая их с простым народом, способным рубить правду-матку, не юля и не заискивая. Грубоватая прямота их задевает, но к нему прислушиваются, с ним советуются:   он умеет быть убедительным, поскольку от души   верит в то, что   говорит.
 Он чужд корысти и брезглив к мздоимцам. К нему не «липнут» шальные деньги: не брать чужого – просила мать и учит вера. Именно ему, без званий и чинов, доверяют ценности на миллионы долларов благотворительные фонды и международные организации, подозрительные к нашим чиновникам.   
С ним, простецким на вид, все общаются на «ты» и зовут лишь по имени. Но его умный, внимательный взгляд не предполагает ни наивности, ни безоглядной доверчивости. В жизни не бывает случайностей. У него   бурная и яркая судьба, сплетенная с событиями эпохи. Его медаль «Защитник свободной России» на Ставрополье почти раритетна: в 91-м, защищая демократию, он безоглядно рванул на баррикады, организовав комитет сопротивления путчистам из ГКЧП. Был арестован и понимал: если победят они, то   надолго «загремит» с Северного Кавказа на север крайний.
Риск и убежденность - удел   сильных натур. А он – личность точно неординарная, почти легендарная. Его имя   на слуху у многих: для одних - как зубная боль, для других – пример гражданского сопротивления чиновному самодурству и беззаконию. И все это один человек -   Володя Полубояренко, рядовой   житель   одной из рабочих окраин Ставрополя, известной как территория «У танка».
 У него обширный опыт, как добиваться цели и как обустраивать жизнь, философия трезвого практика и скептический    взгляд на нынешнюю власть. Он убежден: ставропольская мэрия и Дума городом не управляют, отдав его на откуп богатым и циничным. А нынче эта власть избирателей    предала, гуртом бросившись на выборы в чужие города. Но, провалившись там, эти чиновники вернутся в ставропольские кабинеты, чтоб нас поучать и обманывать дальше?! 
Может, хватит своими   руками усаживать в кресла тех, кому место на нарах?! У народа, уставшего от вранья,   есть выбор и есть люди, которым верить можно. Те, кто не предаст и не обманет!
 
 
- Володя, зная тебя бог весть сколько, прихожу к выводу: жизнь тебя брала на излом с самого рождения. 
- Похоже, так. У меня мама-инвалид, решилась меня родить в 45 лет, хотя послевоенная жизнь была сплошным выживанием. Мой батя испытаний не выдержал, сбежал из семьи. Так что о холоде и голоде мог бы рассказать не для красного словца. Но не они тогда сильнее всего терзали мое сердце …
- Уход отца?
-Нет, отца в своей памяти я перечеркнул сразу – он бросил нас абсолютно беспомощных – просто ложись и умирай. И поныне моя душа плачет по маме: как она надрывалась, как тянула жилы, спасая меня, пытаясь воспитать и выучить. Но нищета одолела, поэтому доучиваться пришлось в вечерней школе и работать - кормить семью. Начал с кочегара, работал проводником, кухонным рабочим, дослужился до завпроизводства.
- Я с любопытством читала твою производственную характеристику, подписанную начальником поезда, где ты много лет назад работал в вагоне-ресторане и отлично кормил ставропольских проводников и пассажиров. В ней говорится также о твоем прямо-таки героическом поведении... Напомнить, что первый начальник о тебе писал?
- И что же он писал? Сколько времени-то утекло…
Слушай – читаю: «Товарищ Полубояренко является образцом поведения на работе и в быту. Имеет высокое чувство гражданственности, в любую минуту готов придти на помощь. Однажды он оказал содействие милиции в задержании двоих опасных рецидивистов, за что был награжден поездкой в Венгерскую Народную Республику».
Было такое дело…
Володя, ты мог быть и хорошим… акушером, если судить все по той же характеристике: «В одной из поездок глубокой ночью начальник поезда по радио объявил о том, что необходима помощь роженице. В составе не оказалось ни одного медика, жизнь женщины была под угрозой. Тогда товарищ Полубояренко решил принять роды, с чем, к удивлению всех, успешно справился».
 - Когда возникают чрезвычайные обстоятельства и на кону чья-то жизнь, у человека «прорезаются» способности, которых в себе и не подозревал. Литература и жизнь полны таких примеров. Вспомните рассказ нашего подзабытого пролетарского писателя Максима Горького о том, как и ему однажды в юности пришлось на пустынной дороге принимать роды у женщины. Короче, не самое сложное в жизни - принять на руки маленького человечка, хотя и незабываемо - услышать его первый вздох, первый крик.
- А что же, по-твоему, в жизни сложнее всего?
При всех обстоятельствах, даже самых невыносимых, оставатьсясамим собой - не терять достоинства, не переступать через принципы, не предавать друзей. Не поддаваться соблазну строить свое благополучие за счет других.
Высокая, однако, планка. Когда жизнь крепко прижимает, многие от нее далеко отступают.
- Слава Богу, мне в этом каяться не приходилось.
- Ты - верующий?
- Я православный христианин. Недавно, в 25-летнюю годовщину семейной жизни, мы с женой Таней венчались в церкви в окружении родных и близких. Наверное, с годами, когда приходит мудрость, тяга к духовному овладевает сильнее. 
Уже давно понимаю, человек без Бога в душе – страшен, будь он хоть писаным красавцем, хоть при богатстве и власти.   «Правильные слова» фарисейской сущности безбожника не скроют - таких людей я чувствую сразу и никаких дел иметь с ними не буду. Библейские истины осознал остро, когда побывал в святых местах, преклонил колени перед гробом Господним в Иерусалиме.
Испытав нужду, ты карабкался из нее всю жизнь. Насколько знаю, ты стал первым предпринимателем в Карачаево-Черкесии, тогда еще входившей в состав Ставропольского края, - организовал там первый производственный кооператив.
- Именно так. Но, если помните, этот кооператив был с ярко выраженным социальным уклоном – там трудились инвалиды Черкесска, доселе изгои, люди второго сорта, прозябавшие   на свои крошечные пенсии, их жаль было до слез. В кооперативе инвалиды получали зарплату минимум в три раза больше, чем зарабатывали тогда здоровые мужики. Инвалиды получали у нас бесплатные лекарства, другие льготы. Одному парню, страдавшему церебральным параличом, помогли поступить в ростовский институт – он очень хотел учиться, как и я когда-то в детстве. Эти люди, почувствовав себя нужными, став кормильцами семьи, буквально ожили, засветились изнутри - видеть это было такой радостью!
Видно, подспудно жила в тебе память о матери-инвалиде, растившей тебя в неизбывной нужде и без всякой помощи.
 - Должно быть, и впрямь шло от детской памяти, от желания помочь всем, кого обстоятельства загнали в угол. Чувство сострадания к таким людям у меня с годами не только острее, но и осознаннее. Моя жена, моя любимая Таня, тоже инвалид второй группы, и мне страшно было б оставить ее наедине с государством, которому и до здоровых-то часто нет дела.   Никчемна та власть, которая не замечает слез   стариков, сирот, инвалидов.     У меня   были серьезные планы по организации социального производства и в самом Ставрополе, где я с друзьями открыл было филиал кооператива. Но наступило время дикого капитализма и надежды первых демократов на быстрые рыночные реформы в России во многом не оправдались.
 - Сожалеешь ли ты о том, что в 91-м ты многим рисковал ради торжества социал–демократии? Мечтал о соединении либерального подхода к экономике с широкими социальными программами, но за 15 лет новая Россия не сильно продвинулась в этом направлении.
Если вопрос о том, встал бы я снова против ГКЧП, не сомневайтесь: встал бы и тогда, и сегодня, если б некие силы захотели повернуть нас вспять. Пусть кто-то не понимает, но в 90-е годы страна   стояла у пропасти, готовая в нее сорваться или взорваться. Она и взорвалась - событиями у Белого дома.  
Конечно, первые демократы, вроде меня, были большими мечтателями и романтиками, не видевшими, что рядом зубами щелкает та алчная порода людей, которая пожирает плоды победы.   Они оказались хитрее, циничнее, сумев за короткое время отхватить, а точнее сказать, украсть невиданные богатства, принадлежавшие народу. Взяв на себя огромный грех, новоявленные олигархи не отмолили его никаким благом для людей, которые при этом остались ни с чем. Вот уж кому я никогда не позавидую.
Но по большому счету страна за эти годы шагнула далеко, если рассуждать трезво и без предубеждения.
- Что в материальном плане принес лично тебе российский капитализм?
Я вкусил его плоды, создав тот самый кооператив. Заработанного честным трудом мне с двумя соучредителями хватило на то, чтобы построить рядышком по большому дому в переулке Тверском – в народе их прозвали «три поросенка». Мы хотели честно работать и дальше, но наступило время большого «хапка» - приХватизация накрыла едва нарождавшуюся рыночную экономику, разорила тысячи и тысячи мелких предпринимателей, которые воровать не умели, а мы – не захотели, поскольку все трое - верующие. В 1998 году, во время дефолта, мы потеряли все заработанные деньги, двое были вынуждены по дешевке продать свои дома. Я себе «жирного поросенка» сохранил, но 200 квадратов его площадей не могу довести до ума уже несколько лет - нет таких денег. 
- Чем сегодня занимаешься?
Подсобным хозяйством,выращиваю нутрий. Труд, конечно, не легкий, но благодарный: на жизнь вполне хватает. Еще и дочкам помогаю – одна юристом работает, другая - пока учится на юриста. И внучка Кирилла могу побаловать – самую большую и светлую мою радость. Короче, без средств не останусь, пока есть здоровье и мужские руки. Я безделья органически не переношу.
Володя, в свое время ты был депутатом горсовета, но тогда власть была еще реальной силой. Сегодня ты идешь в депутаты гордумы Ставрополя, которую не зря попрекают за бездеятельность. Зачем она тебе нужна такая?
- Вот такая – инертная и ко всему равнодушная - не нужна в первую очередь избирателям, а я - один из них. Именно потому я и хочу ее растормошить, побудить к действию и даже заставить устыдиться своих поступков.
- Имеешь в виду десант ставропольских депутатов в Пятигорске? 
Конечно. Возмущен этим до крайности. Хочется сказать им со всей, как говорится, пролетарской ненавистью: «Ребята, совесть надо все-таки иметь! А если ее нет – верните мандаты тем, кто вас выбрал по ошибке».
- Ты уверен, что тебя услышат?
- Не уверен. Сколько раз взывал к их совести, когда они затеяли непристойную возню вокруг процедуры перевыборов по нашему 15-му округу, осиротевшему после трагической гибели Олега Казначеева, молодого ректора одного из ставропольских вузов? Депутаты полтора года голосовали против прекращения полномочий умершего человека, не давая населению округа возможности представлять свои   интересы в Думе другому избраннику.
Такой цинизм по отношению и к избирателям, и к памяти светлого человека, без преувеличения, потряс весь город. Каково же было близким Олега выносить такое, особенно отцу - Виктору Алексеевичу Казначееву, который сделал для Ставрополья больше, чем вся мэрия и депутаты вместе взятые.
Ты критически настроен к местной номенклатуре…
- Не то слово! Я полагаю, что все мы будем свидетелями, возможно, более серьезных событий, чем громкие аресты чиновников в Волгограде, Туле и других городах.
- А пока ты сам решил призвать депутатов к ответу?
- Когда убеждения не действуют, необходимо понуждение.   От имени жителей округа отстаивать их права мне пришлось через суд, прокуратуру и Уполномоченного по правам человека Алексея Ивановича Селюкова, чьим помощником я являюсь. Но ведь добились же! Смогли в конце концов заставить представительский орган уважать закон и назначить выборы, которые состоятся в ближайшее воскресенье. 
- Решив стать кандидатом в депутаты по этому округу, встречался ли ты с родными Олега - ведь ходили слухи, что должна была баллотироваться его жена, для нее, мол, место «берегли»? 
- Если бы это было правдой – я никогда не стал бы на ее пути, глубоко уважая эту умную, интеллигентную, во всех отношениях достойную женщину, продолжающую дело Олега в образовательной сфере.
- Но кому-то же выгодно было распускать эти слухи, апеллируя якобы к памяти хорошего человека?
Да никого наши депутаты не щадят – ни чувств живых, ни памяти ушедших. Истинное лицо городских думцев открыл такой факт, меня больно задевший: на годовщину гибели Олега Казначеева помянуть его на кладбище пришел лишь один депутат – Виктор Шурупов, у остальных не нашлось времени.
А с семьей Олега – его женой Натальей и отцом Виктором Алексеевичем Казначеевым - у меня теплые и доверительные отношения. Они благодарили меня, что я прекратил закулисные игры и спекуляции вокруг имени их мужа и сына. Сказали, что искренне поддерживают мою кандидатуру и готовы мне помогать во всем, если жители округа меня выберут.
Что ты можешь сказать, Володя, о своих оппонентах, выдвинувших свои кандидатуры в твоем округе, какие политические силы они представляют?
-   Я никого из них не знаю, даже фамилий не слышал. Ведь ни один из них ни разу не появлялся в нашем округе, когда осиротевшим избирателям действительно нужна была помощь. Не проявляли интереса к округу и представители политических партий, которых во множестве развелось на Ставрополье. Признаюсь, я обращался к ним с открытым письмом с просьбой о поддержке избирателей округа - никто не откликнулся.  
- Владимир, будучи опытным политбойцом, какой партии отдаешь предпочтение ты сам?            
- Когда я смотрю на свою медаль «Защитник свободной России», то думаю: ее защитником я был и буду всегда, но    эту верность мне диктует сердце, а не партия или иная политструктура с ее партийными функционерами – упертыми и нетерпимыми, мелочными и алчными, равнодушными и недобрыми. Так что личностные качества индивидуума для меня сегодня важнее его партийных пристрастий. Например, меня забавляют «закидоны» ЛДПРовцев. Но с Жириновским я близко общался и скажу, что человек он интереснейший, с широчайшим кругозором и нетривиальными идеями, полезными для России.
Скажем, мне чужда   марксистская идеология, но оказавшийся у меня по случаю раритетный бюст Ленина (37-го года выпуска)   я тем не менее не выбросил на мусорку, а вручил без всякой политической подоплеки ставропольским коммунистам, принявшим его с восхищением. Просто мне приятно доставлять людям радость, не заворачиваясь на их воззрения.
- Я знаю, что ты, Володя, щедрый и активный благотворитель: детям даришь игрушки, пожилым – подарки, монастырским послушникам – одежду, строящемуся храму СГТУ – витражное стекло…
- Почти все это – дар международных фондов, доверяющих мне распределение гуманитарной помощи нашим обделенным согражданам.
- Добросердечие, как главную черту в тебе, отметила и председатель Совета микрорайона в вашем округе Тамара Кузьмина. Она называет тебя самым активным общественником в округе и в твою победу верит безоговорочно.
- Спасибо ей и всем, кто это мнение разделяет. Мне же особенно приятно то, что я смог решить – правда, опять же через суд, давнюю проблему своего микрорайона с доставкой почты, за которой его жителям приходилось топать самим в 47-е отделение связи. Суд обязал Ставропольский почтамт организовать доставку корреспонденции по нескольким улицам округа, за исполнением судебного решения уж я точно прослежу.
- Если ты выиграешь на выборах, чем займешься в округе в первую очередь?
- Сейчас достану тетрадку с наказами… Впрочем, я их и так назубок помню. Итак, заасфальтируем улицу Зеленая роща и тротуар от технологического института до 34-й школы. Построим несколько новых детских площадок. Возведем отмостки вокруг дома 186/1 по улице Октябрьской, в том же дворе решим вопрос с мусорными контейнерами. Решим давнюю проблему с разворотной площадкой для такси 19-го маршрута. Запустим еще два маршрута, чтобы наши жители ездили в центр и в Юго-Западный микрорайон Ставрополя без пересадок, что слишком накладно для кармана простых жителей, ведь олигархи здесь не живут.
- Трудно не обратить внимание на твои прикольные предвыборные листовки, Владимир - в них и шуточки, и стишки - правда, напополам со школьной классикой. Прочти любую из своих листовок.
- Я ваш сосед - чего же боле?!
Что я могу еще сказать?
Но знаю точно: в вашей воле
Свой голос за меня отдать!
- Пусть так и будет! Успеха тебе!
- Спасибо. Надежда меня никогда не покидала.
 
Беседовала Людмила СМИРНОВА


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий