Поиск на сайте

 

 

Как  победить  радикалов  на  Ставрополье? У правоохранителей  и  экспертов  разное  мнение

 
История Вари Карауловой ничему не учит 
 

Северо-Кавказский окружной военный суд вынес приговор 23-летнему ставропольцу Халидину Халилову, которого обвиняют в наемничестве. Два года он воевал в Сирии в составе группировки «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар», которая объединяет около тысячи выходцев из России и стран СНГ.

Завербовал его старший брат, который уже давно уехал в Сирию: он помог парню перебраться через турецкую границу и попасть в расположение боевиков. На следствии Халилов рассказывал, что государственной границы между Турцией и Сирией просто не существует.

Представьте: стоят в чистом поле блокпосты турецких пограничников, а метров через сто-двести – такие же посты, выставленные боевиками. Дал денег – спокойно перешел нейтральную полосу, и ты уже на стороне врага.

Халилов прошел курсы стрелковой подготовки в провинции Алеппо, ходил в караулы, несколько раз участвовал в боевых вылазках. Пока он находился в Сирии, переписывался со своим знакомым из Калмыкии, которого тоже уговаривал ехать на войну «против неверных». Именно эта переписка, кстати, и позволила установить личность боевика.

Когда в прошлом августе он вернулся обратно в Россию, в аэропорту Внуково его уже ждали оперативники ФСБ. Халилова доставили в Ростов, где он дожидался суда в следственном изоляторе. На допросах он во всем сознался, раскаялся, и поэтому дело было рассмотрено в особом порядке: приговорили Халилова к пяти годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Незадолго до этого в Северо-Кавказском окружном суде был вынесен приговор шестерым членам группировки, которая вербовала молодежь на войну в Сирию. В джамаат входили пятеро студентов аграрного и медицинского университетов, а руководителем был 30-летний Шамиль Умаханов, выходец из Моздокского района Северной Осетии.

Умаханов учился в исламском университете в Египте, а по приезде в Ставрополь стал помощником имама на общественных началах, вел молодежный кружок при молельном доме (мечети в городе нет).

Внимание к нему оказалось приковано после того, как несколько десятков молодых прихожан написали письмо на имя краевого муфтия Мухаммада Рахимова, обвиняя имама Ставрополя в том, что он «неправильно молится».

Умаханов пошел на сделку со следствием и правосудием: хоть он и был предполагаемым лидером группы, но получил четыре года колонии. Пятеро других молодых людей, также обвиненных в вербовке, – от пяти до шести лет колонии. Уголовные дела возбуждены и в отношении ребят, которые выехали на войну в Сирию.

Пожалуй, наибольший резонанс среди них приобрела история Мавлуда Керимова, которая очень похожа на историю Вари Карауловой, примерной студентки философского факультета МГУ. Как и Караулова, Керимов – из светской семьи, у него известные родители (офицеры МВД), учился в Ставропольском медицинском университете только на «отлично».

Однажды утром, не взяв с собой никаких вещей, а только деньги, рванул в Турцию. Оттуда хотел в Сирию, но вдруг одумался, стал звонить отцу с просьбой, чтобы он приехал за ним, спас, вызволил. К счастью, Мавлуда Керимова удалось вернуть обратно в Россию...

 
 
Поколение новое... но потерянное
 

Журналисты любят такое расхожее понятие, как «исламский терроризм». Сами мусульмане, естественно, горячо протестуют против него, резонно аргументируя: террористы и экстремисты лишь прикрывают свои пагубные идеи некой религией. К истинному исламу запрещенное в России «Исламское государство» отношения не имеет!

Зачастую экстремисты рядятся и под благоверных христиан, а если быть точнее, протестантов. Сегодня в России они ведут активную миссионерскую деятельность. Но среди истово верующих людей встречаются и те, кого даже сами протестанты называют сектантами и еретиками. Например, движение «Новое поколение», которое коренится  в Латвии.

Три года назад община «Нового поколения» появилась и в Ставрополе, на ее базе действовал реабилитационный центр для наркозависимых. К деятельности этого центра давно пытались привлечь внимание депутаты краевой думы. Недавно они направили официальный запрос на имя начальника краевого ГУ МВД Александра Олдака с требованием провести проверку.

По итогам оперативных мероприятий ФСБ 28 декабря было возбуждено уголовное дело в отношении самопровозглашенного пастора «Нового поколения» Дмитрия Савина. Обвиняют его в создании деструктивной религиозной секты. На днях в его квартире и в здании общинного центра (в переулке Черняховского) прошли обыски, была изъята религиозная литература.

Врачи краевой психбольницы провели судебно-психологическую экспертизу, она подтвердила: «Новое поколение» использует методики, которые опасны для здоровья человека. Прихожан с помощью тщательно подобранной музыки и слов вводили в состояние транса... а затем предлагали делать щедрые пожертвования.

Дмитрий Савин сейчас находится под арестом, после чего Братский совет протестантских церквей Ставропольского края поспешил еще раз откреститься от еретиков.

 
Последнее слово – за полпредом
 

Каким образом можно победить радикалов на Ставрополье? Чем их побивать нужно – палками и камнями или их же излюбленным оружием – лозунгами? Этим опросом задались в Общественном совете СКФО, где разработали программу профилактики радикализма.

Что же конкретно предлагают эксперты? Вот лишь некоторые из задач, которые они ставят.

Во-первых, создать на Ставрополье региональное отделение Фонда развития исламской культуры, науки и образования (в состав его правления входит Михаил Белоусов, куратор «исламского» направления в администрации президента). Именно через этот фонд получают поддержку не только крупные общественные проекты, но также исламские СМИ и неформальные мусульманские группы.

Во-вторых, провести курсы повышения квалификации для чиновников, которые занимаются вопросами межэтнических отношений. Сейчас правительство Ставрополья формирует госзаказ на дополнительное образование госслужащих в этом году: учебу должны пройти 347 человек, на что из бюджета потратят 1,3 млн. рублей.

Предусматривает программа и создание нескольких некоммерческих организаций. Это образовательный центр для имамов, исламский религиозно-правовой институт, центр адаптационной поддержки мигрантов, молодежный центр социальных программ...

Учить имамов и богословов авторы программы предлагают только в России (в Махачкале, Казани и Уфе), но никак не за рубежом. Причем каждый из них должен постигать, считают эксперты, основы тассаввуфа, или суфийского учения (именно суфизм на Северном Кавказе считается главным заслоном для радикальных форм ислама).

В Пятигорском лингвистическом университете (ПГЛУ), который с 2008 года участвует в госпрограмме развития исламского образования, появится краевой Центр исламоведения.

А в восточных районах Ставрополья появится сеть исламских культурных центров. В каждом из них должна быть библиотека, молодежный клуб, бюро занятости, адаптационный центр для мигрантов, кризисный центр для женщин и детей.

Тему строительства новых мечетей, крайне болезненную для Ставрополья, авторы программы деликатно обходят. Зато пишут, что нужно провести инвентаризацию малых мечетей и молельных домов по всему краю и легализовать их джамааты (общины).

В муниципалитетах надо выделить земельные участки, на которых мусульмане на празднование Рамадана могут построить временные шатры. Проводить конкурсы духовной красоты «Мусульманка», создать волонтерские отряды из молодых мусульман...

В общем, предложений множество – программа объемная и очень детальная. Авторы направили ее на утверждение полпреду Сергею Меликову, который и возглавляет Общественный совет СКФО.

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель  «Открытой»
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Гость (не проверено)
Аватар пользователя Гость

Клин клином выбивают - народная мудрость.
Если человеку путем каких-то аргументов внушили что белое это черное то только аргументами можно убедить в обратном! Хотябы тех чей мозг еще не испорчен. Но местом для этого является мечеть которой в Ставрополе нет.
А жители ставрополя готовы терпеть хоть публичный дом лишь бы мечеть не построили.

Добавить комментарий