Поиск на сайте

 

 

Вокруг краевого центра множество водоемов, но рыбаку-любителю негде забросить удочку

 

В детстве мы купались на Сенгилеевском озере, Комсомольском и Пионерском прудах, ловили рыбу и раков даже в Ташле, но в наши дни… все изгажено, зарегулировано, везде щиты с пугающими надписями, охрана...

 

Призрачный водоем
Ныне о Сенгилее один поэт сказал: «Слезинка с Вечности упала. На радость людям! На века! Но власть чиновничья сказала: «Любуйтесь! Но издалека!»
В последние годы написаны горы статей о Сенгилее. На них чиновники из Министерства природы края никак не реагировали, ничем не помогли ставропольским любителям ловли рыбы на удочку, хотя изредка обещания давали. Например, построить в районе Земзюльки специальный водоем для рыбаков аж на двадцать тысяч человек. Но дальше слов дело не пошло. И получается, что вокруг Ставрополя водных просторов немерено, а порыбачить любителю негде. 
Недавно министр по природе Батурин опубликовал удивительный приказ о нормах вылова (кем и чем?) рыбы на некоторых водоемах края. В нем упоминаются лещ, густера, тарашка, зато про сазана, карася, судака и других рыб нет ни слова. А Сенгилей в приказе и вовсе не фигурирует. Нет, получается, такого водоема в крае. Или в нем уже рыба не водится?

 

Охранники в сетях
С развитием ирригационных каналов, соединивших между собой реки Кубань, Егорлык, Калаус, Куму, Куру, Терек и их притоки, возникли крупные и мелкие водоемы. Их сотни. Наиболее продуктивные в свое время интенсивно зарыблялись. В их числе -  Сенгилеевское и Новотроицкое озера, расположенные рядом с краевым центром. На первом отлавливали более двухсот центнеров и одновременно пили из него воду. На втором – более ста.
Сенгилей я знаю хорошо, ловил на нем рыбу с детства. Когда-то это было бессточное озеро с полусоленой водой, в нем водились сазан, карась, головль, пескарь… С пуском кубанской воды оно на глазах помолодело, расцвело. На озере расплодились окунь, судак, шемая, рыбец, лещ. И даже благородного синца в 1,5-2 килограмма весом можно было легко поймать на удочку. 
А густеру и так называемую селявку даже за рыбу не считали. Их усердно ловили браконьеры на самодельные нитяные сети, солили и вялили центнерами для любителей ставропольского пива. Рыб-инспекция их даже особо не преследовала, относя селявку и густеру к сорным рыбам. 
А вот вкуснейшие рыбец и лещ на Сенгилее достигли промысловой концентрации. Акклиматизировалась на водоеме и азово-черноморская шемая. Одно время эту рыбу в свежем виде можно было купить за сущие копейки в магазинах Ставрополя. 
На ценные породы рыб быстро положили глаз местные браконьеры. С ними боролись рыбинспекторы, как штатные, так и внештатные, а также общественный экологический пост, который я возглавлял более 15 лет. Когда на озере появилась вооруженная охрана, были ликвидированы пионерлагерь, дома отдыха и турбаза, браконьеры нашли «крышу», да и сами охранники, сняв форму, в свободное от дежурств время «баловались», даже тонули в штормовые дни, запутавшись в сетях.  
Между охраной озера и рыбинспекцией возникло противостояние, доходившее иногда до стрельбы. Наш общественный экологический пост как мог сглаживал  конфликты. Но в конце концов милицейские охранники победили штатных рыбинспекторов, а затем взялись за членов экологического поста и разогнали его с помощью Министерства природы. Теперь они, прямо скажу, полноправные владыки на всей территории Сенгилея, что устраивает очень влиятельных людей.

 

Большие люди хотят кушать
Однажды мы с товарищем приехали на рассвете на так называемую Косу. Там стоял вездеход и двое в камуфляжной одежде. Они вытаскивали из воды сети и складировали добычу в багажник вездехода. 
Один из браконьеров поздоровался с нами. Отведя взгляд, сказал, что выполняет просьбу большого человека. Мол, приехала некая делегация и чиновник будет ее угощать «сенгилеевской ухой». Вяленые рыбец и шемая, правда, есть на базе отдыха, но требуется «свежак». 
«Не хотите пяток килограммов для себя?» – щедро предложил он.  
Это был Михаил А., один из офицеров милицейской охраны озера, в прошлом учитель, которого я всегда считал порядочным человеком. Сейчас его нет на свете, поэтому фамилии его я не называю. 
После той встречи на Косе мы не раз с ним беседовали, и Михаил с горечью признавался: «А что делать, Вадим Сергеевич, если жизнь настала такая? Вижу, что озеро грабят, но… Большие люди хотят кушать. А я пешка, мне надо кормить семью. Вот и выполняю их просьбы».
В печати иногда появляется информация о том, как поймали очередного безымянного браконьера не из числа «тимуровцев». И заметьте, делает это не рыбинспекция. Инспекторов, и даже их шефа Артура Ревизонского, на Сенгилей пускают только по разрешению начальника охраны. Почему?
Странно все это!

 

Вадим ЧЕРНОВ, писатель



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий