Поиск на сайте

 

Профессиональный защитник в судах и внимательный читатель газеты Григорий Старицкий - о том, чему учат людей публикации о «судебной практике» и как реагируют на них чиновники ведомства 

Константин БОКОВ, председатель Ставропольского краевого суда:

– Всегда готов выслушать советы, пожелания, рекомендации.

«Открытая. Для всех и каждого», общественно-политическая газета СКФО и ЮФО:

– Готовы? Спасибо! Прочтите и рассудите...

Сразу скажу: я в курсе многих метных событий, происходящих в медиасреде (журналистом была моя мама), правоохранительных органах (там работают мой родственник и приятель) и, естественно, в юридическом сообществе, поскольку адвокатом работал мой отец, а сам я защищаю клиентов в судах уже много лет. 

Понятно, что при таком наборе интересов и связей я особенно внимательно слежу за новостями в этих близких мне и взаимосвязанных сферах. 

Но единственно полную и объективную информацию я, безусловно, получаю из «Открытой» газеты, которую выписываю с 2002 года, как только она появилась в крае. 

Не пропускаю с коллегами ни одного материала на правовые темы, с особенным вниманием, вызванным профессиональным интересом, читаем порой блестящие расследования под рубрикой «Судебная практика: дотошный анализ». 

Газета очень точно подмечает характерные моменты той самой «ставропольской практики», которая прямо и явно указывает на два обстоятельства, которые подтвердит любой ставропольский юрист. 

Первое. Ужасающая правовая безграмотность  местных правоприменителей. Мы, участники процессов с юридическим образованием, в ступор впадаем от того, что порой творят на заседаниях судьи. Они давно не заглядывали в кодексы, не знают новых поправок в законы,  «по диагонали» читают постановления и разъяснения Верховного суда, не изучают правоприменительную практику по стране... 

Результат:  суть правосудия, как механизм восстановления конституционных прав граждан, незнайки в мантиях в абсолютной степени искажают -  «бескорыстно». 

Второе. А вот сейчас речь о корысти, то есть о банальной коррупции, поскольку и по утверждению Дмитрия Медведева «судьи берут». «Берут» миллионами - за нужные решения, иначе откуда у них дорогущие, не по зарплате, авто (посмотрите на иномарки перед ставропольскими судами)? 

На доходность профессии указала  памятная уголовная история с задержанием ставропольской «правоприменительницы» с 12 миллионами рублей - взяткой за обещание пристроить их владельца в свое «содружество». 

Одному лишь не устаю удивляться: отчего у нас «хватают» рядового судью с миллионами, обрывая нить, наверняка, полагаю, ведущую в верхние кабинеты. Или их хозяева совсем ни при чем и они просто слепоглухие? 

Как, например, в ставропольском управлении УФАС, где за взятку задержали сотрудника Жукова - да не рядового «специалиста»: он был заместителем у жены начальника антимонопольного управления ФАС Сергея Никитина.  Она руководила отделом контроля за исполнением рекламного законодательства. 

Подозрительным странностям в  области размещения наружной рекламы и другим аспектам деятельности УФАС журналисты посвятили ряд публикаций - и сразу же стали объектом атак семейной пары чиновников, бросившей на личную защиту свои  большие полномочия: стали глушить-душить-изничтожать «Открытую» надуманными административными делами, накладывая сотни тысяч рублей штрафов. 

От характеристики чиновников Никитиных  не оторвать красноречивой детали (о которой также рассказывала газета): именно тот самый Жуков, пока не был схвачен за руку, и представлял интересы УФАС против «Открытой» газеты в арбитражных судах. Суды ожидаемо «засилили» репрессивные решения:  люди одной крови отомстили газете за то, что предавала огласке колючую информацию и о тех, и о других. 


Валерий ЗОРЬКИН, председатель Конституционного суда РФ: 

- Особое значение приобретает общественный контроль над правосудием. С другой стороны, такой контроль является важной гарантией от неправомерного административного воздействия на суд 


Вот о  сговоре на клановой основе  и  хочу поговорить особо. Остановлюсь на фактах, когда даже вполне себе профессиональный и опытный правоприменитель ( а уж незнайка в мантии – стопроцентно)  идет на сделку с совестью, правовыми установлениями, принимая заведомо незаконное решение в пользу одной из сторон. 

Причем в любом случае сговор «договаривающихся сторон» - факт безусловной коррупционности. И не важно, что судья не «брал» наличными и подарками - квартирами, машинами, земельными участками и прочим. Подкуп оплачивается и в виде «услуг», список которых бесконечен - от ремонтов квартир до гарантий поступления дитяти в вуз. 

Вынесение незаконного решения в пользу лица одной крови, одной стаи - по принципу клановой принадлежности -  особо беспардонная по наглости и  бесстрашию  коррупция. 

Этот вид коррупции относится к самым разрушительным реалиям, указывающим на пропасть между двумя мирами: с богатым и чиновником не судись - проиграешь. 

Судебные иски к ним для простого человека почти всегда безрезультатны, о чем знаем все мы - юристы, адвокаты, но во что не верят доверчивые люди. 

Они, наивные, упирают на то, что  верховная власть разработала специальный закон - Кодекс административного судопроизводства (КАС), в рамках которого простые граждане могут подавать судебные иски в отношении чиновников, нарушивших их законные права в каких бы то ни было жизненных обстоятельствах. 

И горько сетуют, когда  суд при всей доказательной базе отказывается признавать вину должностных лиц, действиями (или бездействием) которых  подателя жалобы незаконно, скажем, лишили квартиры, или  оттяпали его крохотный бизнес, или отказались возбуждать дело против насильника, мошенника, рейдера и прочих преступников. 


Виктор МОМОТОВ, председатель Совета судей РФ: 

- Мы рассчитываем на активную работу средств массовой информации, которые выступают посредниками между судьями и гражданским обществом 


Журналисты «Открытой», конечно, не наивные люди, когда подают сегодня в суды по искам к ставропольским чиновникам  в рамках КАС, понимая, что шансы «привести высоких должностных лиц в чувство» законным путем мизерные. Лишь в случае, если дело попадет к судье хоть с каким-то приемлемым правосознанием. Но, увы, такие пока не попадались - редакционные иски с участием даже их отличных адвокатов остаются неудовлетворенными. Почему? 

По одной причине. Мало кто из местных правосудников рискнет вынести решение против прокурора края Богданчикова, зампреда Октябрьской райпрокуратуры Балкового, председателя квалификационной  коллегии судей Самойловой, зампреда крайсуда Козлова, руководителя краевого Роскомнадзора Поляничева, не знамо как разбогатевшего депутата гордумы Тищенко… 

И против прочих господ на должностях и с набитыми кошельками, которым бросила  вызов «Открытая» газета, рассказав об их проделках вначале со страниц газеты, а затем подав к ним судебные иски. 


Возможно, даже не все читатели понимают смысл чрезвычайно затратных хождений авторов редакции по судам с исками - им что, больше делать нечего, кроме как тратить деньги, время, нервы на изматывающие заседания, которые тянутся долгими месяцами?! 

Так вот, хочу с огромным уважением отметить невероятной силы гражданское мужество коллектива, высокую квалификацию сотрудников вкупе с их личной порядочностью - все то, что и делает «Открытую» лучшим региональным изданием на Юге России, а может, и во всей стране. 

В  исковых заявлениях  в суды авторов разоблачительных публикаций нет ни малейшего намека на  собственный интерес - ни у главреда Людмилы Леонтьевой, ни у судебных аналитиков Раисы Абрамовой и Елены Сусловой... 

Ничего для себя они не требуют - ни денег, ни имущества, которых у сотрудников редакции кот наплакал. Раз за разом журналисты старой школы (лишь у них и осталась гражданская позиция) приходят в суды защищать «маленького человека», жителей края, то есть  сугубо общественные интересы. 

Вспомнить хотя бы чего стоила их победа над Ставропольским городским расчетным центром  (СГРЦ), который много лет - через суды - незаконно собирал на свой счет деньги за коммунальные услуги, которых  не производил. 

Победой закончилась и почти двухлетняя тяжба с горадминистрацией, «подарившей» придомовую территорию большой многоэтажки на улице Ленина под парковку частнику из Краснодара. 

И потому так много людей, получающих отлуп от госорганов, куда обращаются со своими проблемами,  рвутся просить помощи в «Открытую». 

Но давайте честно и объективно рассудим:  возможно ли крошечному штату редакции, не имеющему никакого финансирования, справляться с этим потоком жаждущих справедливости (и просить помощи в конкретном деле, разрешение которого возможно только в суде и только с участием адвоката, о чем неустанно напоминает редакция, не имеющая, как я знаю, своей юридической службы)? 

Разумеется, невозможно. 

А как возможно? Да вот так: организовывать подписные акции - будем любимую газету массово читать и массово учиться тому, как страну и себя поднимать с колен, выживать в трудное время, обеспечивать семью, каким бизнесом заниматься, у кого набираться опыта, как защищать свои права... 

Ведь обо всем этом «Открытая» рассказывает доступно, ярко, интересно, пробуждая оптимизм и надежды на лучшее. Значит, помогайте ей по мере возможностей, не оставайтесь в стороне, «вздрагивая» лишь тогда, когда жизнь укусит вас самих. 


Если не будет «Открытой» газеты - не останется в крае места, где тебя выслушают и помогут предать широкой огласке твою беду, твои проблемы с тем, чтобы побудить-таки чиновников их решать. В этом задача настоящей журналистики, которую олицетворяет «Открытая». 

А пока она с трудом выживает после спланированных чиновными мздоимцами атак на корпоративных подписчиков газеты. Их запугивали, требуя отказаться от подписки на газету. 

Но вернусь к  изначальной теме - застывшей, замороженной ситуации серьезного неблагополучия в деятельности судебного ведомства, признаки и факты  которого документально фиксирует «Открытая». 

Об этом шепчутся и в кулуарах самого ведомства, обсуждают в юридическом сообществе, а историями судебной практики возмущенно делится  население, до которого не доносятся никакие сигналы перемен из ведомства - глухо, как в танке. 

Итак, я заострил внимание на двух факторах неблагополучия местной правосудной системы - правовой (бескорыстной) безграмотности и прямой корысти некоторых судей (конечно же, есть замечательные представители судейского корпуса, но вот ведь беда - их фамилии называть небезопасно - подвергнутся давлению своего начальства, знаю не понаслышке). 

Извращая нормы, установленные законодателем, судья по недомыслию или в силу «мотивированной» заинтересованности совершает преступление против правосудия, и этот катастрофический непрофессионализм приводит к трагическим последствиям  для людей, имевших несчастье попасть в такие руки. 

Но попробуйте пожаловаться руководству ведомства на дикости, которые блуждающий в дебрях законодательства судья начинает вытворять прямо с первого же заседания. Вам ответят так: процессуальные действия судьи можете оспорить в апелляционной (или другой) инстанции. 

Ну и все знают: «оспаривать» их практически бессмысленно - и «наверху» решения коллег даже с грубейшими нарушениям норм процессуального и материального права «засиливаются» с ходу. 


Между тем речь идет не о «процессуальных действиях», а об их отсутствии по причине малограмотности (или ангажированности) судей, рассматривающих «знаковые» дела, - примеров уйма у каждого юриста. «Открытая» изумительные факты такого рода приводила на примере правового нигилизма аж самого зампреда краевого суда О. А. Козлова, который процессуальных установлений вообще не признает. 

Можно лишь с тяжелым сердцем  читать о том, как второе лицо крайсуда, председательствуя на президиуме (члены которого при нем стыдливо (?) молчат - подтверждаю, сам видел), на калькуляторе (?) подсчитывал   пришедших на кассационное заседание участников гражданского спора,  побуждал их принять его бухгалтерский расчет, при этом забыв предоставить право высказаться пострадавшей стороне. 

Можно ли от такого человека ждать реакции на ваши жалобы о том, что судья безбожно путает нормы законодательства?! 

А как же вызывающе стали вести себя правоприменители (раньше это случалось все-таки реже!): орут на участников процесса, обрывают на полуслове, лишают участника процесса права (?!) выступить в прениях, обвиняют в «давлении на суд», как только участник просит занести в протокол замечания на грубое, а то и хамское поведение судьи. 

Я уж не говорю о том, что в делах «вдруг» ( и все чаще) появляются неведомые «документы», а доказательства реального преступления исчезают из материалов, о чем писала и  уважаемые «Открытая» газета, да и любой адвокат с этим сталкивался, что говорит о масштабе проблемы. 

Но когда на  преступные фальсификации, происходящие в «Храме Правосудия», жертва пытается обратить внимание руководства, то на его жалобу опять прилетает «ответ» ( от Козлова, например): мол,  вы не согласны-де с судебным решением, которое можете обжаловать… Ну а что с «обжалованием», читайте выше. 

Но ведь новый же человек пришел, за которым ничего не клубится, - Константин Иванович Боков. 

Неужто ему как профессионалу и руководителю ведомства не интересно (важно!) знать профессиональные и поведенческие реалии подчиненных. Проверить некоторые жалобы на  их выкрутасы, скажем, на уровне прослушивания аудиозаписей?! 


Ведение аудиозаписи процессов, которое упорно внедрял прежний глава ведомства и  чему еще с большим упорством противились наши судьи,  ныне узаконенная процедура. Но с этим опять в наших судах сплошные неувязки, с чем и я недавно столкнулся в мировом суде - там секретари ведут аудиозапись на телефон. 

Приходится вслед за «Открытой» констатировать и повторяться: многие болезненные вопросы краевого судейства «заморожены». Потому, что никакой обратной связи у руководства суда нет ни с представителями СМИ, ни с общественностью, ни с «униженными и оскорбленными», ни с их защитниками, которые безуспешно хотели попасть к Бокову, чтобы лично представить уже задокументированные ( обнаруженные) доказательства приготовления к преступлению - вынесению заведомо незаконного решения. 

Личные приемы у руководства зачастую прежде помогали в самом, что называется, преддверии предотвратить уже «запланированные» коррупционные и ангажированные решения, очищать ряды служителей Фемиды, чьи «умыслы» таким образом вскрываются. А отнюдь не для «давления на суд», «с целью принятия нужного решения», как интерпретирует господин О.А. Козлов. 

Эту форму отмазки - демонстративно не признавать и отрицать любую  критику судейских безобразий - возвел в абсолют  именно Олег Афанасьевич  для комфортного личного существования. Для этого и прекратил практику личных приемов граждан. 

Но почему такой негодной практике последовал Константин Иванович Боков? 


Личные приемы граждан ведут и Бастрыкин, и Чайка - о вытекающих из таких встреч решениях и установках руководителей ведомств  широко информируется общественность, а их подчиненные на местах вынуждены им следовать, унимая самоуправство. 

Высшие судебные иерархи (которых постоянно цитирует газета, предваряя аналитические публикации своих авторов) также твердят о том , что  СМИ являются необходимым инструментом общественного контроля  и с ними надо взаимодействовать. 

Но их слова для Ставрополья - пустой звук. Почему Боков «закрылся» от граждан? Как до него докричаться - достучаться?  Из каких источников он черпает информацию? 


Откуда всем нам, гражданам, получать информацию, если (как справедливо отмечает талантливая исследовательница «судебной практики» Раиса Абрамова)  на сайте суда - черт ногу сломит: устаревшие или вообще пустые  «новости»... 

Не найти на сайте даже упоминаний о рассмотренных (или рассматриваемых) делах, а судебные решения так вымараны, что не поймешь о ком-о чем они вообще, что-то сильно скрывается - видно, чтобы общественность ничего толком не знала о происходящем в этом ведомстве . 

И что, как я вижу, получается: «Открытая» бьется как рыба об лед, пытаясь донести до нового председателя крайсуда, как ведут себя, ломая закон через колено, правоприменители. «Рассматривают» в пользу должностных лиц дела, в которых нет никаких документов, позволяющих даже принимать его к производству. 

Как «не замечают» наглых вбросов «лишних» документов в материалы дел. Как умышленно выходят за пределы исковых требований, исхитряясь для принятия решений в интересах богатого  депутата. Как запускают в процессы недолжных лиц и принимают от них фальшивые доверенности… 

В каждом номере приводятся эти истории, но из крайсуда - ни звука, ни шевеленья, что, видать, надо так понимать: плевали мы на всех вас, что  хотим, то и творим... 

У меня, юриста с 30-летним стажем, на этот счет тоже иллюзий не осталось. Но и рук опускать не стоит, как призывает  читателей-единомышленников  любимая газета - наш стойкий оловянный солдатик. 

Не хотят людей слушать на Ставрополье, будем добиваться быть услышанными в Москве. Предлагаю редакции следующее.  

В каждом номере под специальной рубрикой и цитированием К. И. Бокова (о его готовности слушать мнения людей) публиковать конкретные, подтвержденные документально (аудио- и видеозаписями, процессуальными бумагами) примеры судейской безграмотности, произвола, фальсификаций и прочего из этого же ряда. 

К этой работе приглашаю всех своих коллег и читателей (одному коллективу газеты с такой объемной работой не справиться). А по мере накопления таких примеров, фактов будем составлять «кондуит» (ну такой толстый журнал записей) и отправлять в столицу по всем важным адресам. 

В любом случае это будет эффективнее того пренебрежительного молчания, которое демонстрирует всем нам судейское руководство Ставропольского края. Как вы на это смотрите? 

Григорий СТАРИЦКИЙ, 
юрист, журналист, публицист,
общественный активист 
Ставрополь - Москва - Ставрополь  

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях