Поиск на сайте

 

 

Они высиживают с протянутой рукой восьмичасовой «рабочий» день, а вечером пополняют баланс мобильников и отовариваются в магазинах за счет сердобольных граждан

 

Каждый день, когда мы спешим на работу, в магазины, на свидание с любимыми, мы встречаем «людей улицы» - немытых бродяг в изношенной одежде неопределенного возраста и порой неопределенного пола. Они давно стали для Ставрополя частью городского пейзажа - Девушки, прижимающие к груди сверток, предположительно с их собственным голодающим младенцем, дамы с испитыми лицами и картонными табличками на шее: «Помогите! Срочно нужны деньги на операцию ребенку!!!», мужчины трудоспособного возраста в военной форме на инвалидном кресле, заунывно тянущие: «Подайте на пропитание, люди добрые...»  
Особенно много попрошаек «кормятся» в центре Ставрополя – на улицах Ленина, Мира, Пушкина, Дзержинского (у ворот Андреевского храма). И если раньше большую часть их составляли многодетные и/или беременные цыганки, то теперь контингент в основном представлен русскими. 
Не вызывает сомнения, что большинство «голодающих» и «умирающих» – обычные тунеядцы, предпочитающие вольное попрошайничество честному труду. Настоящий бомж тоже, конечно, не прочь «стрельнуть» копейку у прохожего, но он не станет сидеть с протянутой рукой целыми днями - это прерогатива «профессионалов». 
На улицу они ходят как на работу: у каждого свое трудовое место, определенный график, имеется профессиональный дресс-код, иерархия и система откатов. Придя на «службу», они достают «инвентарь» – картонные таблички, жестяные кружки, проеденные молью шапки, устраиваются поудобнее и, жалостливо заглядывая в глаза прохожим, высиживают в таком положении полноценный восьмичасовой рабочий день. 
Так, на улице Пушкина пятый год «работает» пожилой мужчина. С 9 утра до 5 вечера он сидит на бордюре, подобрав под себя ноги, и выпрашивает «Христа ради» мелочь у прохожих, не стесняясь, впрочем, пользоваться на «рабочем месте» мобильником.
А на пересечении улиц Мира и Артема по очереди сидят пожилая цыганка и русская женщина с ужасно испитым лицом, порой украшенным синяками, в аккуратном платочке, который набавляет ей годиков 15, ведь старушкам лучше подают… 
В кафе «Южная ночь» раньше регулярно появлялась бабушка в подпитии лет семидесяти, называвшая себя Волчицей. Она без стеснения подсаживалась за столики к отдыхающим и выпрашивала мелочь. Одни ее прогоняли, другие подавали, а некоторые из уважения к возрасту угощали выпивкой. 
И таких персонажей великое множество. После «трудовой смены» они, как все добропорядочные граждане, идут в магазины, покупают колбасу и сметану, пополняют счета сотовых телефонов и отправляются домой набираться сил перед новым «рабочим» днем. А те, кто бросает в их кружки и шапки мелочь «на пропитание», способствуют процветанию  маргинального бизнеса, поощряют «нищих» на новые нетрудовые подвиги. 
Конечно, среди тех, кто просит деньги «на хлебушек», есть люди, которых на этот шаг действительно толкает безвыходное положение. Но наша «копеечка» тут мало поможет - нужны ночлежки, бесплатные бани, столовые и медицинские пункты, где людям, сломленным жизнью и упавшим на дно, помогали бы, не требуя от них справок, талонов, документов. Ничего этого в Ставрополе нет...

 

Сергей ДЕМЧЕНКО,
член Общественной 
молодежной палаты при ГДСК

 

Жалеть ли попрошаек?

 

Евгения КАПУСТИНА, студентка Карачаево-Черкесской государственной технологической академии, Черкесск:
- Я часто помогаю нищим и верю, что когда человек подает милостыню, он в первую очередь помогает самому себе. Как писал архимандрит Иоанн Крестьянкин, те, кто просит нашей помощи, зарабатывают нам своим нищенским трудом Царствие Небесное. 
Бог помилует человека, если будет хоть крошечный шанс. Помните «Притчу о луковичке» Достоевского? Одна женщина за всю жизнь не сделала ни одного доброго дела, но однажды, копаясь в огороде, запустила грязной луковичкой в нищенку, просившую милостыню. 
После смерти скряга попала в ад. Ангел-хранитель стал просить у Бога прощения для нее и рассказал о ее невольной милостыне. Бог сказал: «Если сможешь на этой луковичке вытащить женщину из ада, она будет спасена».
Ангел подлетел к краю пропасти, протянул грешнице луковичку. Она ухватилась, и ангел почти вытащил ее из огня, но тут другие грешники стали цепляться за женщину. Та начала отбиваться и закричала: «Это моя луковичка! Моя! Отцепитесь!» Луковичка тут же оборвалась, и все грешники полетели в пропасть. 
История хоть и печальная, но дает надежду, что даже копеечка, поданная нищему, может решить участь души.
Лена ХАПСИРОКОВА, домохозяйка, выпускница Ставропольского государственного университета, аул Хабез:
- Года три назад, когда я училась в Ставрополе, на проспекте Карла Маркса просила милостыню женщина средних лет с табличкой, на которой было написано: «Помогите спасти ребенка». 
Я иногда бросала в коробку десятку, но, честно говоря, не очень верила просительнице. Однажды я в очередной раз прошла мимо нее, но потом почему-то вернулась и заговорила с ней. 
Женщина представилась Татьяной, сказала, что ее 13-летний сын тяжело болен, спасти его может только операция в Германии. 
Саму операцию оплатил некий детский фонд, родителям же нужно собрать крупную сумму на проезд и проживание. Причем деньги нужны срочно – в клинике мальчик должен быть через полтора месяца. 
Рассказывала женщина складно и с чувством, я ей поверила. Решила помочь, собрать деньги среди коллег (я подрабатывала продавцом), друзей и родственников, но нужны были ксерокопии документов ребенка. Я взяла номер телефона Татьяны, позвонила ей через несколько дней - женщина сказала, что она в Сочи, лежит с сыном в больнице. 
Еще через неделю она оказалась в Москве, потом еще где-то. В конце концов я попросила, чтобы она сама мне перезвонила, когда приедет в Ставрополь. Но звонка так и не дождалась. А следующим летом встретила ее с той же табличкой в руках «на том же месте, в тот же час». Увидев меня, Татьяна отвернулась, а я не стала к ней подходить.  
Марина ГОГУЕВА, психолог отделения психолого-педагогической помощи Центра социальной помощи семье и детям, Ставрополь:
- Если понаблюдать за прохожими, идущими мимо «людей улицы», можно заметить, что большинство «не видит» нищих, будто там кустик зеленый растет, а не человек с протянутой рукой сидит. 
Люди «не замечают» попрошаек, потому что подсознательно боятся оказаться на их месте. Это известный способ защиты: «Раз я этого не вижу, значит, этого нет и со мной такого не произойдет».
Милостыню в основном подают те, кто переживает горе, мучается раскаянием или находится в просветленном состоянии, например после молитвы в храме. Серьезную помощь нуждающимся оказывают, по моим наблюдениям, материально обеспеченные люди, которым не нужно думать о том, как дотянуть до зарплаты. Так, одна моя знакомая, тоже психолог, состоятельная женщина, каждый месяц безо всякого повода устраивает в детском отделении Ставропольской онкологической больницы праздники с подарками. 
Аким СКОРИК, студент колледжа «Интеграл», будущий программист, Георгиевск:
- В какой-то мере можно и пожалеть, как вы говорите, «людей улицы». Если у человека нет жилья, нет работы, то ему нужно как-то помочь, подтолкнуть к действиям. Иначе ведь можно совсем опуститься. Государство должно проявить заинтересованность судьбой таких людей. 
Создать те же бесплатные столовые, парикмахерские для неимущих. Такая забота поможет людям, и они будут чувствовать, что не находятся один на один со своей бедой.
Алина ТОКОВА, учащаяся Среднепрофессионального колледжа Карачаево-Черкесской государственной технологической академии, Черкесск: 
- В исламе считается, что когда человек умирает, прекращаются все его деяния, кроме трех: подаяния, совершенного при жизни, праведных детей и знаний, оставленных людям. Первой в этом списке значится милостыня, и главное в ней не размер, а душевная мягкость, которая движет отзывчивым человеком. Так, в одном из хадисов (рассказов о поступках и изречениях пророка Мухаммада) говорится: «Берегите себя от огня ада хотя бы половиной финика». 
Под милостыней понимается не только материальное подношение. Справедливо рассудить двух людей, убрать камень с дороги, сказать доброе слово – тоже милостыня. 
В нашей семье не принято отказывать просящим. В религиозные праздники и в день годовщины смерти бабушки мы отвозим горячую еду, овощи, фрукты в местную психиатрическую лечебницу. И так поступают многие. 
Оксана КИМ, член фермерской семейной общины, Кировский район:
- Жалость разная бывает. Созерцательная или действенная, это уже зависит от тех, кто наблюдает со стороны и оценивает «людей улиц». Таких малоимущих нуждающихся мы, объединение из нескольких семей, нанимаем на работу на свои земельные наделы на период весенне-полевых работ и уборки урожая. Кормим их, содержим, платим зарплату. Сказано же: если хочешь помочь человеку, дай ему работу. 
Сергей КУЛАЧКОВ, сварщик, временно безработный, переехавший в Георгиевск из Туркмении:
- Это неправильная позиция – осуждать людей, которые пробавляются по помойкам. А жалость близка к осуждению, к умалению личности. Они не от хорошей жизни это делают. Падение уровня жизни довело людей до такого состояния. Я считаю, что во всем виновата власть, и сам ни во что и ни в кого давно уже не верю. Вот я имею в руках профессию и знаю, что не пропаду. Хорошие сварщики на любом предприятии нужны, даже на банкроте. Так что попрошайничать не пойду ни при каких условиях. Но не все могут устоять перед трудностями жизни. Для этого сила духа нужна. А она не у каждого есть.  
Виктор УВАРКИН, бывший токарь завода «Пензмаш», инвалид 1 группы, недавно переехавший в Георгиевск:
 - Надо знать этих людей, чтобы судить о мотивах их поведения. У каждого ведь своя причина, которая довела человека, как говорится, до помойки. Может быть, тот, кто попрошайничает, больной, хромой, немощный, может, он духом сломлен… Всё индивидуально… Так что вопрос не в жалости, а в том, чтобы в человеке видеть прежде всего человека, личность, заслуживающую уважения.
Нина БЕЛКИНА, пенсионерка, бывшая воспитательница детского сада №20 «Золотая рыбка», Георгиевск:
- Я считаю, что государство должно оказывать помощь таким людям. А оно вместо заботы вообще выбросило людей на улицу. По сравнению с европейскими странами мы просто нищие. В Германии пенсия в пересчете на российские рубли составляет 22 тысячи, а у нас минимальный размер – 4 тысячи. Ну пусть с надбавками будет 6 или 8, но прожить на них невозможно. Вот люди и заглядывают в мусорные баки. Пусть государство организует социальные столовые для бездомных и малоимущих. Такое ведь было в России. Я уже не говорю о меценатстве. А вообще стыдно нашей стране в целом так нищенски жить и делать вид, что ничего страшного не происходит.
Дарья АЛЕКСАНДРОВА, ученица 11 класса СОШ №29, Георгиевск:
- Нет, не надо жалеть. У каждого человека судьба в его собственных руках. И если бы он по-настоящему хотел изменить свою жизнь к лучшему, то нашел бы способ и возможность добиться цели. А жалость только развращает. Не стимулирует к поиску своего места в жизни, а как бы одобряет потребительское отношение к миру.  
 

Опрос подготовили 
Елена САРКИСОВА и Дарья ТИШИНА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий