Поиск на сайте

 

Немыслимо, но факт: 13 лет деятельность коммунальных грабителей жителей многоэтажек на Кавказских Минеральных Водах обслуживает группа ставропольских судей с участием высших должностных лиц ведомства 

Приватизацию ставропольского правосудия в интересах мошенников сегодня безоглядно осуществляет Олег Козлов, единолично управляющий безмолвным и безгласным президиумом, по сути, полностью потерявшим независимость, гарантированную Конституцией 

Прямое доказательство – решения в пользу ессентукской ассоциации многоквартирных домов «Партнер», чьи криминальные схемы крышуются их «партнерами в мантиях». Участник заседаний, проводимых сугубо «по понятиям», Раиса Андреевна Абрамова приводит свидетельства, которые невозможно опровергнуть.  

Чего 13 лет якобы не видят блюстители закона? 

- ТСЖ включаются в состав ессентукской ассоциации «Партнер» незаконно, без решения правлений ТСЖ, как это предусмотрено их уставами и в полном противоречии с законодательством; 

- соглашение с «Партнером» подписывают председатели ТСЖ единолично, скрывая от собственников «условия» незаконного союза; 

- по этим «соглашениям» председатели ТСЖ незаконно передают все функции по управлению домом и – главное! - включая сбор денег собственников на расчетный счет«Партнера», сами ТСЖ-пустышки работают без расчетных счетов; 

- это абсолютное беззаконие «визируют» минюст края и налоговые органы; 

- денежные средства, поступившие на счет «Партнера», становятся его собственностью в прямое нарушение Жилищного кодекса, десятками миллионов рублей единолично и безотчетно распоряжается председатель правления «Партнера» Дмитрий Захарьящев

- через этот же счет «отмываются» огромные средства и по капитальным ремонтам домов по правительственным программам; 

- исковые заявления от ТСЖ, входящих в ассоциацию «Партнер», подаются неуполномоченными лицами с доверенностями не от истцов, а от «Партнера»; 

- госпошлина уплачивается не истцом, а «Партнером»

- все приложения к искам составлены и заверены не истцом, а недолжным лицом - «Партнером»

- ни одно исковое заявление не содержит сведений: какие работы включались в состав тарифа и какие выполнены фактически; 

- документы, предоставленные суду, содержат явные и грубые следы фальсификаций. 

По сути, жителей обязывают платить не обязательные платежи на содержание и текущий ремонт домов, а дань дельцу, с которым они не связаны никакими договорами. 

И все это длится 13 лет под «крышей» судов! Эта ситуация не имеет аналогов в стране. 

Судебная практика показывает, что последняя такая схема была пресечена в Саратове: местная прокуратура первым иском обязала все ТСЖ открыть расчетные счета, а вторым – обязала ассоциацию вернуть товариществам все незаконно собранное. Было это еще в 2012 году. 

Как формировалась мошенническая схема «Партнёра» 

Теперь на примере моего собственного дома в поселке Нежинский Предгорного района расскажу читателям о том, как формировалась мошенническая схема. 

Мой дом управляется тоже «партнерским» ТСЖ. Принципиально не желая платить по мошенническим схемам, я еще в 2016 году получила иск от своего ТСЖ. Решение было вынесено предсказуемое – плати в карман «Партнера». Заведомо незаконное решение выносила судья Предгорного райсуда Ирина Чернова

Все шло по накатанной многолетней схеме-колее: иск подал юрист от «Партнера», подпись на доверенности от ТСЖ не имела ничего общего с подписью нашего председателя ТСЖ Ольги Рудаковой, но один в один походила на подпись жены Д. Захарьящева Татьяны Рубцовой, которая  является его заместителем. Судья Чернова отказала в назначении экспертизы фальшивой подписи, подлинник доверенности суду так и не был предъявлен. Вот на этом моменте суд и должен был закончиться, но это по кодексу, а суды с участием «Партнера» много лет идут «по понятиям». 

С меня взыскали сумму на софинансирование установки общедомовых счетчиков, при этом НИ ОДНОГО документа в обоснование суду не было предоставлено. 

Взыскали и огромную сумму по софинансированию капитального ремонта, в обоснование предоставлено два протокола собрания с разными суммами о НАМЕРЕНИИ вступить в программу по ремонту, о сметах и отчетах не было и речи. 

Суд выбрал из «меню» сумму побольше и влепил ее мне не глядя. 

Обязали заплатить и огромную сумму пени, хотя я прикладывала переписку с председателем ТСЖ, где просила: «Выписывайте мне счета, как положено по Жилищному кодексу – и я буду платить!» Но ни одного счета я так и не получила. 

Мой встречный иск, где я просила признать незаконность соглашения между ТСЖ и АСН, заключенного без решений правлений ТСЖ и АСН, где прописано незаконное право ассоциации собирать на свой счет платежи собственников, судья Чернова вообще оставила без рассмотрения. 

Роль президиума в легализации мутных «партнёрских» схем очевидна  

Раз за разом я обжаловала это решение, раз за разом приводила одни и те же доводы, раз за разом ссылалась на четкие и ясные нормы закона и определения Верховного суда. 

После первого пересмотра апелляционными судьями Д. Мирошниченко, В. Турлаевым и Л. Безгиновой суммы взыскания уменьшили, но… Из-за лукавых двусмысленных формулировок мне выписали аж два исполнительных листа: по одному я должна была платить своему ТСЖ, по второму – «Партнеру». 

Рассмотрение моей первой кассационной жалобы развеяло все сомнения на тему, откуда дует попутный ветер в черные паруса «Партнера» - президиум, которым в то время почти так же безраздельно «рулил» зампредседателя крайсуда В. Вербенко (по неизвестным обстоятельствам в прошлом году покинувшим нагретое сладкое место) выкинул в мусорку все мои доводы. 

И при этом обязал коллегию при пересмотре дела истребовать несуществующие протоколы собраний правлений ТСЖ и АСН о вступлении в ассоциацию, хотя суд первой инстанции установил, что их не существует. 

То есть Вербенко прямо указал судьям, каким образом им надо спасать коммунальных мошенников, которые своими неисчислимыми и бесконтрольными миллионами наверняка, надо думать, делились с крышевателями. 

При пересмотре судьи О. Быстров, О. Ситькова и Т. Теплова с радостной готовностью приобщили очередные фальшивки «Партнера», указав, что сделали это «по указанию президиума» - и снова обязали меня платить «Партнеру». 

Я обжаловала и это определение – но президиум под председательством Олега Козлова уже сослался на свежеиспеченные фальшивки как на «установленный факт». Уверенность в руководящей роли президиума крайсуда в легализации мутных «партнерских» схем ширилась и крепла. 

Но на этот момент уже появились два вступивших в законную силу определения коллегий по искам к моим доверителям В. Жуковой и Л. Гениевской, где четко был расписан именно момент незаконного сбора денег «Партнером», плюс я ссылалась на аналогичное суждение управления Росфинмониторинга по СКФО.  

Под давлением того, что опровергнуть невозможно, президиум впервые тоже (хоть и сквозь зубы) выразил суждение об отсутствии права «Партнера» требовать платежи собственников на свой расчетный счет. И снова направил дело в коллегию. 

Третья коллегия (Г. Киселев, О. Журавлева и М. Дробина), наплевав на суждения президиума, снова обязала меня платить «Партнеру» - уж слишком глубокую накатали колею за 13 лет! Не могут вылезти из нее! 

Я думала, что этот «день сурка» (то есть повторение уже случавшегося) вошел в бесконечный цикл, но 30 мая 2019 года президиум уже не рискнул возвращать дело в коллегию, так как судьи явно «буксовали», не в силах признать очевидное.  

За три года (!) боев наконец-то президиумом был признан один-единственный мой довод: об отсутствии прав у «Партнера» собирать наши деньги. Один – но ключевой! Почти все остальные проистекают именно из него, но тем не менее про остальные мошенничества не было сказано ни слова 

Судья Козлов – ярчайшая иллюстрация судейского зазеркалья в крае 

Все эти три года я писала в «Открытой» газете про это феерическое дело. Аналогов того, чтобы одно дело трижды рассматривалось бы в апелляционном порядке и трижды - в кассационном, нет во всей судебной практике страны. И мне было о чем писать! 

У судей, считающих себя обиженными или оскорбленными, есть право ЛИЧНО защитить свои честь и достоинство в суде, если они задеты публикацией в СМИ. Но таковых исковых заявлений не подавалось. 

Но зато практически после каждой публикации неизменно следовала истерическая реакция и.о. председателя крайсуда О. Козлова. Если перевести его невнятные тексты в простую бытовую речь, то они умещаются в одну фразу: «Вы все врете, приказываю вам опровергнуть!»  

Свою хотелку «опровергнуть» он в приказном порядке требовал исполнить на страницах «Открытой» и ее главреду Л. Леонтьевой, отправляя ей блогерские послания ( на ватцап ее личного телефона, на сайт газеты). И при этом не отправил ни одного официального ответа на статьи о судейском беспределе. 

Ведь официальная форма ответа требует обязательной проверки изложенных фактов квалификационной коллегией судей, которой руководит Татьяна Самойлова, полностью положившая эту важнейшую контролирующую структуру под ноги врио О. Козлова, который уже и «председательствует» в ККС, что ему категорически законом запрещено. 

Но он все запреты давно переходит и действует так, словно не держал в руках ни один кодекс. 

Авторы «Открытой» уже не раз анализировали невероятную правовую безграмотность судьи Козлова, которую он демонстрировал на заседаниях президиума при полном молчании его членов, не смевших поправить хотя бы наиболее грубые проколы начальника. 

Повторюсь: ни один факт, изложенный мною в публикациях о «Партнере», опровергнут не был, и даже аудиозаписи судебных заседаний не истребовались. 

Публикации раздражали г-на Козлова настолько, что он выговаривал мне за них столько раз, сколько мы встречались: будь то к коридоре суда, на заседании президиума, или в Доме правительства на отчетной конференции. 

В неистовом желании заткнуть мне рот, господин Козлов дошел (или опустился?) до того, что на последнем заседании президиума инициировал вынесение частного постановления по поводу моих публикаций, усматривая в них признаки «преступления» в виде «противодействия правосудию»! Безмолвный президиум подписался и под этим «шедевром права». 

Суд отказывается давать «разъяснения», когда знает, что творит беззаконие  

После каждого заседания президиума я писала заявление о разъяснении судебного акта. Ведь ГПК обязывает судей президиума дать полную оценку доводам сторон, но где же эта оценка?! Нет её! 

Но ни разу, ни на один вопрос разъяснения я так и не получила. На последнее заседание по разъяснению я приехала 5 сентября и удивилась пустынному холлу перед залом заседаний. Как выяснилось, президиум собрался по единственному моему делу! 

С чем это было связано? Уж не с тем ли, что господин Козлов старался быстро «проскочить» через это дурно пахнущее дело, пока новый председатель суда Константин Боков вникает в дела крайсуда? Иначе откуда такая спешка – собирать отдельно президиум для такой мелочи, как отказ в разъяснении судебного постановления?! 

Конечно же, я заявила отвод судьям президиума: ведь они не только многократно игнорировали мои доводы, но и прямо содействовали легализации незаконных схем «Партнера», при этом раз за разом отказываясь разъяснять свою позицию. 

Господин Козлов занял в этом отводе особое, «почетное» место в силу свойств невероятного иезуитства: одновременно врать и угрожать, льстить, «благодарить» – и тут же наносить удар в спину. 

Я вот о чем: 5 апреля и 6 мая этого года я получила от него письма по поводу незаконных доверенностей в судах с участием «Партнера»: мол, ваши доводы, подкрепленные определением Верховного суда, подтвердились, до всех судей это обстоятельство доведено. 

В этих письмах Козлов выражает мне «благодарность за активную гражданскую позицию». 

И что же происходит дальше?! Как ни в чем не бывало «боец» с доверенностью от «Партнера» некий Хуболов был допущен на заседание козловского президиума 30 мая 2019 года! 

«Ну как это можно понять?!» - возмущенно спрашивала я, заявляя отвод Козлову на недавнем президиуме 5 августа. И тут в дверь постучали и… в зал зашел опоздавший тот самый Хуболов. 

Очень было смешно смотреть, как «завис» господин Козлов. Не допускать? А как же тогда допустил 30 мая? Допускать? Ну значит подтвердить доводы отвода. Вот она ловушка, в которую г-н Козлов загнал сам себя! А я, не в силах сдержать смех при виде неожиданно возникшей «живой иллюстрации» к моим доводам, делала приглашающие жесты Хуболову: проходите, мол, не стесняйтесь, вас тут любят и ждут! 

После неприлично длинной паузы г-н Козлов вывернулся - и отправил Хуболова на место для слушателей по причине его-де опоздания. А если б тот не опоздал?! 

После заявленного отвода состав суда должен удалиться в совещательную комнату, но для г-на Козлова и тут закон не писан: он снова вступил со мной в перепалку по поводу статей. Мало того, стал выяснять – рассматривалось ли мое дело при Кузине (бывшем председателе краевого суда, у которого Олег Афанасьевич был первым замом, а после его ухода расправлялся с его назначенцами, обрушая все достижения, которые были достигнуты). 

Для чего спрашивал? Да ясно для чего! Попытка «замазать» бывшего начальника – налицо, но она не удалась. 

Мое дело под председательством Кузина по существу дела не рассматривалось, иначе, возможно, была бы оборвана многолетняя цепь крышевания коммунальных мошенников, в интересах которых действовал (к счастью, покинувший Ставрополье) В. Вербенко и действует поныне принявший от него эстафету О. Козлов. Нашли друг друга по общим интересам, оба раньше работали в органах прокуратуры. 

«Партнёр» Козлова понял и… снова пошёл в суды 

Видно по всему, что суждение о незаконности сбора денег «Партнером» президиум высказал вынужденно, но всё остальное беззаконие осталось на месте. С незаконными доверенностями, и с госпошлиной, и с «липовыми» протоколами, и с приписанной пеней, чем «подвесил» надо мной сумму почти в 80 тыс. руб. при том, что такая сумма не была израсходована на нужды дома, наверно, за все годы – все уходит «Партнеру». 

И это при том, что президиум при отмене апелляционного определения обязан был решить вопрос о повороте его исполнения - то есть о возврате ранее удержанных с меня 37 тыс. руб., что составляет почти три моих месячных пенсии. 

Но не стал, ибо как возвращать деньги, если «Партнер», присвоивший деньги, - «не является стороной процесса»? Мошеннической ассоциации отдать деньги - это «законно», а вернуть от него – невозможно! Вот такую схему холят и лелеют судьи Ставропольского края 13 лет! 

Приняв дело к производству, президиум рассмотрел иск ТСЖ ко мне, но оставил без внимания мой встречный иск. Как его было рассматривать? Ведь в нем я просила признать незаконность соглашения именно по главной причине – незаконности сбора денег «Партнером». 

И что получилось? Незаконность сбора президиум признал, а соглашение оставил в силе! Вот как это можно понять?! 

Я лично восприняла эту непостижимую логику как отмашку «Партнеру» на продолжение своей кипучей деятельности – вот он и работает как ни в чем не бывало. И в суды снова смело пошел, прикладывая к искам это же соглашение, а значит, уверен в успехе. 

Да что это я «президиум» да «президиум». Если послушать аудиозаписи – нет никакого «президиума», ничьего голоса не слышно, один Козлов всем «рулит». И слышно, как резко он обрывает меня, когда я начинаю говорить про «мошеннические схемы», мол, мошенничество не доказано! 

Уже и уголовное дело возбуждено по незаконному предпринимательству «Партнера», а г-н Козлов все поддерживает его обрушивающуюся репутацию, как гранитный атлант у ступеней Эрмитажа. Каковы его мотивы? Каждый пусть понимает как хочет. 

Наконец-то «рулевой» в крайсуде сменился, что позволяет надеяться, что позорная страница истории с покровительством мошеннических схем «Партнера» будет перевернута. Навсегда! 

Раиса АБРАМОВА,
лауреат и призер конкурса «Суд будущего»
(Москва, 2015 год) 

 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях