Поиск на сайте

 

 

В Ессентукской городской больнице после гибели пациента перестали доплачивать надбавки за учёные степени, полученные в СКАИТОН. Почему?

 

Не так давно из Ессентукской городской больницы уволился профессор, доктор медицинских наук, пластический хирург Евгений Владимирович Глебов. Официально – ушел по собственному желанию. Но желание это возникло только после гибели пациента, оказавшегося на беду чьим-то высокопоставленным родственником.
Эта смерть – уже шестая на счету у пластического хирурга. Но раньше такого желания – уволиться по собственному – у него не возникало. Да и зачем? Хорошая работа в крупном лечебном заведении в курортном городе, куда приезжают лечиться не только жители со всего края, но и из соседних республик. И зарплата неплохая – в довесок к окладу надбавка за докторскую степень.

 

Мы все учились понемногу чему-нибудь
Ученую степень доктора медицинских наук профессор получил в пятигорской Северо-Кавказской академии информационных технологий в образовании и науке (СКАИТОН).
Какая тема докторской была у пластического хирурга, неизвестно, какой научной деятельности себя посвятил Глебов, приходится только гадать – в рекламном материале о СКАИТОН, опубликованном в местном приложении к «АиФ» (номер от 29 сентября с.г.), не перечислено ни одной, связанной с хирургией, темы.
А для «практикующих ученых», особенно для врачей, научная деятельность должна бы быть связана с клиническими исследованиями и новейшими технологиями в хирургии. Похоже, что опыты, порой неудачные, Глебов ставит на своих больных.
На Сергея Шейранова, занимающего в Ессентукской городской больнице сразу две должности – заместителя главврача по хирургии и стационару, уже четырежды оформлялись документы на присвоение звания заслуженного врача РФ. И каждый раз в его документах были копии дипломов кандидата и доктора наук, полученные в СКАИТОН. И каждый раз в присвоении звания заслуженного врача «медицинскому светиле» отказывали.
Наверное, потому, что в каталоге российских диссертаций, хранящихся в Российской государственной библиотеке (бывшей Ленинке), сведений ни о защите Глебовым докторской диссертации, ни о защите кандидатской и докторской Шейрановым нет. Да их и не может быть, так как в СКАИТОН диссертационный совет создан на общественных началах, и решение о его создании в Министерстве образования и науки не принималось.
Кому и куда передаются защищенные диссертации, узнать не удалось – официальный сайт СКАИТОН, на котором должна размещаться подобная информация, не работает. Есть ли в этом образовательном учреждении медицинская кафедра, на которой могли бы защищаться практикующие врачи, кто из известных докторов медицинских наук входит в диссертационный общественный совет по медицине, информации – ноль.

 

Беспощадный удар по имиджу
Вообще-то диссертантов СКАИТОН среди лечащих врачей в медицинских учреждениях городов Кавминвод не встретишь. А если и есть такие – доктора свои отношения со СКАИТОН не афишируют. Ессентукская городская больница среди них – исключение.
До последнего трагического случая на многих врачебных кабинетах больницы красовались вывески, многозначно говорящие о научных заслугах их обитателей, многие медики получали надбавки за ученые степени, полученные в этом заведении.
Есть только один маленький нюанс, о нем скромно написано в рекламной статье о СКАИТОН, опубликованной в «АиФ»: «Ученому с дипломом СКАИТОН государство не приплачивает из бюджета ни копейки. Это дело выбора той организации, где работает его обладатель».
Заведующего одного из отделений Ессентукской городской больницы, настоящего, ВАКовского доктора наук, этот факт доплаты за несуществующие ученые степени возмущал до предела, и он написал на имя главного врача письмо. В письме подчеркивал, что такие доплаты – это не только неоправданное расходование бюджетных средств, но и удар по профессиональному имиджу больницы.
И, знаете ли, был услышан. То ли трагический случай с гибелью пациента «помог», то ли в больнице действительно озаботились имиджевой составляющей, но практически все вузовские кандидаты и доктора вывески со своих кабинетов сняли, а в их лицевых счетах начисляемые суммы заметно поуменьшились: им перестали доплачивать за фиктивные ученые степени.

 

Собрались, поговорили – удовольствие дорогое
В процессе подготовки этой статьи я испытывала затруднения: как в очередной раз назвать СКАИТОН – вузом, колледжем, научно-исследовательским институтом, научным центром, курсами повышения квалификации?
О какой «науке» может идти речь, если и бюджет небольшой, и штат маленький? Прокурорская проверка нашла в штате всего 17 человек, из которых на постоянной основе в СКАИТОН работают семеро. Из семнадцати – трое докторов наук и пять кандидатов.
Чтобы выяснить, на какие виды образовательной деятельности у СКАИТОН имеется лицензия, какие программы прошли аккредитацию в данном заведении, обратилась к сайту Рособрнадзора. В поисковой строке Сводного реестра лицензий на образовательную деятельность – «Ставропольский край, Пятигорск, СКАИТОН».
В появившейся на экране информации сведения о номере лицензии, дате выдачи и сроке ее действия, статусе этой лицензии в настоящее время. Срок действия лицензии закончился в апреле 2012 года, но в настоящее время она переоформлена, до какого срока, непонятно. На какие программы получена аккредитация – этого в реестре тоже нет.
Попытались выяснить методом «научного тыка», какой статус у данного образовательного учреждения. И выяснили – любой. Потому что в поисковом окне высвечивается информация тогда, когда в поисковой графе «Тип образовательного учреждения» стоит слово «любой». А как только начинаешь вдаваться в подробности – вносить в эту графу «Образовательное учреждение высшего профессионального образования» или «Учреждение дополнительного образования для взрослых» – база данных начинает «пошаливать» и ответы не выдавать.
Звоню в Москву, в Рособрнадзор. Вместе с начальником отдела лицензирования Сергеем Николаевичем Капустиным повторяем всю поисковую операцию вместе.
Глядя в данные, появившиеся на мониторе, Капустин разъясняет: «Лицензия №0323, выдана 10 ноября 2010 года. Срок действия лицензии – до 17 апреля 2012 года. Статус лицензии «Переоформлена» означает, что за время действия лицензии организация поменяла название, поэтому уже выданную лицензию переоформили на новое название. Так что, если эта организация действует и по сегодняшний день, заниматься образовательной деятельностью она не имеет права».
Для большей убедительности Сергей Капустин проверил список лицензий, находящихся в стадии рассмотрения, СКАИТОНовской среди них не было.
Ну и главный вопрос: как в одном небольшом и малобюджетном коллективе штампуют докторов технических, медицинских, юридических, философских и даже исторических наук?
Вот что сообщают о себе «скаитоновцы» в рекламной статье в «АиФ»: «По нашим данным, около 30 аспирантов и соискателей, защищавшихся в общественном совете СКАИТОН, подтвердили свою квалификацию в государственных диссертационных советах, а число слушателей с высшим и средним специальным образованием, прошедших профессиональную переподготовку, перевалило за тысячу».
Стало быть, аспиранты и соискатели защищаются в государственных диссертационных советах заново? А зачем тогда было тратить годы учебы и массу денежных средств на никому не нужную защиту в общественном совете?

 

И это старьё – «инновации»?!
После публикации в нашей газете статьи «Конвейер неучей» (№23 от 13 июня с.г.), затронувшей тему фальшивых диссертаций в пятигорских вузах, в том числе и в СКАИТОН, руководство этого неопознанного образовательного учреждения развернуло настоящую идеологическую войну за право существования фиктивных научных трудов.
Так, в сентябре в «АиФ» была опубликована статья «Северокавказская альма-матер практикующих ученых пошла инновационным путем», которую мы здесь обильно цитируем, а в октябре в московском журнале «Ученый Совет» вышел в свет материал «Ученая степень от СКАИТОН: качество на уровне ВАК».
Любопытно, что по соседству в этом же журнале опубликована другая статья – «Ярмарка тщеславия, или Диссертация – «под ключ». Ирина Амелина, главный редактор, пишет: «К сожалению, в последнее время продажа ученых степеней, написание диссертационных работ «под ключ» стали обыденными явлениями.
Бороться с этим сложно. Конторы по написанию «научных работ» пользуются услугами преподавателей и профессоров вузов, которые на этом, как говорится, собаку съели.
Они пишут вполне качественные, на первый взгляд, труды, плагиатом не занимаются, а используют собственные наработки на определенную тематику, зарабатывая на этом несоизмеримо больше, чем в вузе. Но благодаря им научное сообщество ежегодно пополняется «липовыми» кандидатами и докторами наук, многие из которых порой даже в глаза не видели свою «диссертацию» до самой ее защиты».
Автор статьи о СКАИТОН утверждает, что в Северо-Кавказской академии инновационных технологий в образовании и науке в Пятигорске защита диссертаций проходит на высоком научном уровне. Этот «высокий уровень» нашел свое отражение все в той же статье в «АиФ»: «Сегодня коллектив работает над технологиями продления службы стареющих атомных и тепловых электростанций, переводом автотранспорта на сжиженный и сжатый газ и многими другими актуальными вопросами современной жизни».
Такие вот суперинновационные проблемы для исследований – вчерашний день российской науки. И «очень медицинская» тематика.

 

Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий