Поиск на сайте

 

Досрочно освобожденный от судимости подонок «просто так» убил юного учителя из Светлограда.

Но десятки человек, включая правоохранителей, спасали закоренелого преступника от заслуженного наказания. Мама жертвы, одинокая учительница, оказалась бессильной против людей с бетонными сердцами и отмороженной совестью.

 

Убийство «из хулиганских побуждений»
Это дерзкое бессмысленное убийство потрясло весь Светлоград. 27-летний неработающий бандюган Андрей Савельев «из хулиганских побуждений» оборвал жизнь красивого парня Сережи Швачко, замечательного педагога, которого обожали ученики и в котором не чаяла души его учительская семья - мама Валентина Ивановна и ее дочь Ольга. Все трое работали в одной школе - лицее №3.
Свое непутевое чадо, потакая ему во всем, по всему, обожала и Валентина Савельева, влиятельная в городе дама, занимающая пост начальника отдела казначейского исполнения бюджета по Петровскому району Минфина края. Потакала безоглядно, потому и жестокое убийство ее отпрыском чужого сына эту «интеллигентную женщину» не потрясло - за все это время она ни словом, ни делом не выразила сочувствия семье, которую Савельевы опрокинули в кромешный ад неизбывных страданий
Две матери с одним именем, две семьи (одна с крутым по местным меркам достатком, другая с нищенской учительской зарплатой) вырастили своих сыновей, один из которых нес разрушение и смерть, другой - свет и знания.
В этом противопоставлении нет образных метафор, есть только констатация фактов, предшествующих убийству и последовавших за преступлением. О них и пойдет речь.
Жуткое событие произошло 14 февраля - в День святого Валентина, День влюбленных, когда светлоградская молодежь вовсю веселилась в баре «На Карамыку». Двое подвыпивших посетителей, которых все здесь называют только по кличкам - Сухарь и Чечен, затеяли ссору, переросшую в ожесточенную драку на улице, в результате которой Чечен грохнулся оземь без сознания.
Происходило это, как рассказывают, в присутствии милиционера по прозвищу Пончик. Пончик вызывать своих коллег на место происшествия не стал, а охраны в этом шумном увеселительном учреждении вовек не водилось. Никто из бара не вызвал и «скорую помощь».
Публика с жадным любопытством глазела на лежавшего без сознания Чечена, пока к нему не подскочил находившийся неподалеку юный Сережа Швачко. Он склонился над поверженным, чтобы оказать помощь. И в это самое время «с разбегу, с широкой амплитудой взмаха ноги» в крепких кроссовках в лицо склонившегося Сергея ударил Андрей Савельев.
Удар ногой с разбега, опрокинувший на асфальт крепкого, почти двухметрового парня навзничь, был такой силы, что на следующий день 21-летний учитель Сергей Швачко умер в реанимационном отделении больницы от черепно-мозговой травмы, от тупой травмы головы с переломом затылочной кости, ушиба мозга, обширного кровоизлияния в мозг и прочих травм, несовместимых с жизнью.
 
Как отмазывали бандюгана

Савельев убил человека легко - просто так, не имея к дерущимся никакого отношения, а лишь из присущей ему изощренной подлости, известной всему Светлограду. И вместе с братками, не взглянув на лежавшего без сознания парня, уехал веселиться дальше.
А тварь Савельев была еще та - к тому времени на нем уже клейма ставить было негде: много раз задерживался за злостное неповиновение милиции, хулиганство и драки, в которые ввязывался с подросткового возраста, а позже за кражи и грабеж чужого имущества, побои, умышленное причинение вреда средней тяжести...
Дважды скрывался от следствия. Дважды был судим. Но условно. В первый раз за злостное хулиганство.
А вот на второй, «свежей», судимости и ее условном наказании в 2005 году стоит остановиться подробнее, поскольку статусные люди - полагаю, не бескорыстно - отмазавшие отморозка от реального наказания, и способствовали совершению им нового преступления в светлоградском баре.
В 2005 году у Савельева при обыске милиция изъяла целый оружейный арсенал: автомат Калашникова, магазины с патронами, тротиловые шашки. Изъяли лишь тогда, когда бандюган устроил в городе пальбу.
А затем, при очередной ссоре с человеком, легко впав в привычное для него состояние бешенства, Савельев выпустил тому под ноги автоматную очередь, не вынимая «калашников» из мешка, который он с братками возил с собой по всему городу.
За вооруженный бандитский рейд по Светлограду судья Петровского района Александр Ульянов пощадил крутого сыночка крутой мамаши, назначив наказание в виде четырех лет условно с испытательным сроком в три года.
Но уже через полтора года судимость все тем же судьей Ульяновым была снята - с той мотивацией, что осужденный-де «исправился», есть хорошая характеристика, а также в связи с ходатайством.
Какую «хорошую характеристику» и где мог заполучить нигде не работающий оболтус, и кто это за него ходатайствовал?! Оказывается, и у характеристики, больше напоминающей представление к награде, и у ходатайства, один и тот же автор - председатель уличного комитета Орлова.
Комментировать бессовестную фальшивку рядовой гражданки Орловой бессмысленно. Убеждена: вранье, тем более такое подлое, всегда небескорыстно.
Но как же тошно осознавать реальность того факта, когда не рядовой гражданин, а районный судья именем Государства бегом исполняет пожелание «уличного авторитета» Орловой!
Какая же лично у судьи тут была мотивация?! Маме погибшего Валентине Швачко хотелось бы понять состояние чувств судьи Ульянова после того, как незаслуженно поощренный свободой хулиганистый паразит совершил непоправимое.
Однако сердце судьи кремень, смятенье чувств ему неведомо: выразить сочувствие матери, тем более повиниться перед ней, не в его жизненных правилах.
Поразительно, что в своде судейской ответственности не отражены подобные случаи: видно, когда правила писались, их авторам в голову не приходило, что наступят смутные времена, когда тюремные сроки, даже условные наказания уголовной шпаны «из зажиточных семей», будут сокращать, отпускать волков на волю солидные люди в судейских мантиях.
А ведь ясно же: каждый случай, подобный описанному, должен сурово анализироваться квалификационной коллегией судей, а то и прокуратурой - и как следствие - показывать такому судье желтую карточку, а то и вовсе удалять с поля. С судейского.
 
«Правосудной» ногой в лицо фактам
В том, что 27-летний убийца Андрей Савельев февральским вечером 2008 года пересекся со своей жертвой, 21-летним школьным учителем Сергеем Швачко, есть только одна причина: по сути, это преступление подготовили, спровоцировали как раз те, которые по статусу и должности должны спасать нас от социально опасных для общества «бешеных собак».
Закоренелого преступника Савельева спасали «люди в погонах». Вот вам в доказательство потрясающая деталь. Во время обыска у Савельева было обнаружено вещество, которое оперативники обозначили как наркотик «марихуана».
Но по этому факту в возбуждении уголовного дела отказано. Якобы потому, что в Следственный отдел не поступило заключение судебно-химической экспертизы. Как заявил руководитель отдела Г.Япуджанц, проверка проводилась поверхностно, не в полном объеме. «А почему? Что этому мешало? Может, так было надо? - задает резонный вопрос в безответных жалобах в «инстанции» Валентина Швачко.
Одним словом, есть все основания подозревать, что убийца является еще и наркоманом, что сильно усугубило бы его вину, и отмазать от реального срока наказания его «спасителям» не удалось бы. Ведь не случайно же не проводилась экспертиза на употребление убийцей наркотиков, равно как и на алкоголь в крови во время преступления.
Не случайно! Потому что наверняка знали, каким будет результат. Зато единственным вопросом судьи об убитом учителе был тот, не был ли он в последний для него вечер пьян. Не был! - к большому сожалению защитников бандита.
Не интересовала суд и личность погибшего Сергея Швачко - его блестящие характеристики с двух мест работы, его профессиональные достижения, его вклад в воспитание светлоградских ребятишек.
Зато суд упорно напирал на «положительную» характеристику убийцы - от той самой дамы из уличного комитета. И на «чистосердечное признание» Савельева, который на судебных заседаниях вел себя вызывающе, жевал жвачку, ухмылялся, встречаясь взглядом с матерью своей жертвы, показывал победные знаки развалившимся в судебном зале дружкам.
Андрей Савельев был по-настоящему опасным для общества типом, что абсолютно очевидно из представленных в суд документов - милицейской сводки его многочисленных преступлений и результатов клинико-психиатрического обследования, в котором медики пришли к заключению: А. Савельев обнаруживает признаки органического расстройства личности в результате травм головы, которые он себе «зарабатывал» в провоцируемых им многочисленных драках: «...быстро истощается, становится раздражительным, неусидчивым, эмоционально неустойчив. Обидчив, эгоистичен...».
Вместе с тем медики делают однозначный вывод: во время совершения преступления Савельев не находился в состоянии какого-либо временного психического расстройства. Он осознавал характер своих действий, их общественную опасность и руководил ими.
Однако следователь межрайонного СО СУ Следственного комитета при прокуратуре края Смагин квалифицирует намеренные, сознательные действия преступника как причинение смерти по неосторожности (выделено мной. - Авт.).
Обратите внимание на такой потрясающий пассаж «творчества» следователя. Смагин, признав (а куда деваться?!), что преступник действовал беспричинно, из хулиганских побуждений ... тут же его пытается реабилитировать... не предвидя общественно опасных последствий в виде наступления смерти Швачко С. С., хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен и мог предвидеть эти последствия».
В контексте фактов такие слова из уст (из-под пера) следователя насквозь пробирают беспредельным цинизмом. Это что же имел в виду следователь Смагин, подбирая формулировки о внимательности и предусмотрительности в момент совершения тяжкого преступления? Мол, не с такой «амплитудой удара» следовало бы бить ногой в лицо жертве - так, что ли?!
Языковая безграмотность правоохранителей - факт известный: словесными «шедеврами» они вполне составят конкуренцию дуристике школьных сочинений. Но из психологии также известно: как пишешь, так и мыслишь, как мыслишь, так и поступаешь.
Судья Петровского района Виктор Рогозин, разделяя доводы следователя Смагина и в соответствии с личным убеждением, назначил наказание убийце «за причинение смерти по неосторожности (выделено мной. - Авт.) в виде 2 лет лишения свободы с отбытием наказания в колонии-поселении».
Такой удар «правосудной ногой» в лицо фактам Рогозин мотивировал следующим образом: «При назначении наказания суд учитывал характер преступления, обстоятельства дела, личность подсудимого, судимости не имеет, характеризуется положительно, свою вину признал полностью...» (выделено мной. - Авт.) .
Какие тут еще нужны комментарии?!
 
Толпа лжецов бесчинствует
А теперь о том, как «профессионально» разваливали уголовное дело в отношении убийцы, арестованного лишь на пятый день после совершения преступления.
Следователь межрайонного СО СУ Следственного комитета при прокуратуре края А. Кононенко, которому первоначально поручили расследование убийства, установил «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, предусмотренные ч.4 ст.111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), которое наказывается лишением свободы на срок от 5 до 15 лет.
Семейство Савельевых такие тюремные перспективы не устраивали, и они начали готовиться к защите сына масштабно и энергично. Судя по тому, как развивались события, изложенные выше, были включены все мамины связи, которые заработали мощно, как мельничные колеса. Наняли неработающему отпрыску сразу двух адвокатов, которые сходу определили своему подзащитному тактику: не признаваться в убийстве, валить на другого. За пять дней нахождения убийцы на свободе были подготовлены как минимум шестеро(!!!) лжесвидетелей - дружбанов и подельников по прошлым преступлениям, твердивших на суде о том, что смертоносный удар Швачко нанес вовсе не Савельев, а присутствовавший в баре Здобнов.
Однако Савельев, а скорее всего «интеллектуальная» команда его защитников, понимали: чтобы в очевидное лжесвидетельство «поверили», надо эту «веру» укрепить крупными вложениями, иными словами, подкупить должностных лиц.
То, что это было именно так, свидетельствует «справка-меморандум» (смотрите на фото вверху на 8-й стр.) за подписью начальника отдела уголовного розыска ОВД по Петровскому району А. Ковалева, который сообщает: «По имеющейся оперативной информации Савельев А. А. в настоящее время через своих знакомых осуществляет сбор денежных средств на подкуп должностных лиц правоохранительных органов и установление свидетелей с целью оказания на них силового и морально-психологического воздействия».
И впрямь, многочисленных свидетелей, которые все видели и знали имя убийцы, обрабатывали напористо: угрожали, запугивали - бешено возбудимый Савельев с задиристыми корешами держали в страхе весь город. И здоровые мужики, взрослые люди, прятали от матери Сережи Швачко глаза, отказываясь давать показания следствию и суду.
В итоге правдивые показания дали только двое молодых свидетелей - Оксана Колесникова, работающая бухгалтером, и сержант-контрактник Вячеслав Кондратенко, находившийся в день убийства в родном городе в отпуске.
Потому именно Оксане Колесниковой пришлось страшнее всего - она участвовала в следственном эксперименте под градом оскорблений убийцы, чье имя она назвала без колебаний, ей угрожали расправой, психологически давили - она выстояла.
Благодаря этим показаниям Колесниковой и Кондратенко основательно разрушалась схема защиты преступника, основанная на лжесвидетельствах и подтасовках. И лояльность «должностных лиц» могла ведь и не одолеть убийственные факты, прущие наружу, как пружины из старого дивана.
И тогда адвокаты убийцы и прочие «подсказчики» сменили тактику защиты денежного клиента на 180 градусов: Савельев через два месяца следствия вдруг «чистосердечно» признается в совершенном преступлении. И на этом шитом белыми нитками основании пишется новый «сценарий».
Валентина Швачко даже не знает, что «делом» давно занимается совсем другой следователь - Андрей Смагин. Именно он и «подправляет» действия предыдущего следователя Кононенко - и переквалифицирует суровую 111 статью УК РФ на куда более мягкую - ч 1. ст109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»), которая наказывает преступника ограничением свободы до двух лет или лишением свободы на тот же срок.
Об этой «рокировке» шокированная Швачко узнает из звонка Смагина, который объясняет причины изменения статьи «чистосердечным признанием»(?!) своей вины Савельевым и тем, что шестеро свидетелей, которые до этого называли в качестве убийцы совсем другое имя, изменили показания(?!).
Несколько мелкотравчатых мерзавцев, вылупив глаза, драли горло за убийцу и топили в своих показаниях неповинного человека. Но ни следствие, ни прокуратура и глазом не повели на изменение показаний толпы клятвоотступников, зная, что это тяжелое преступление, которое в данном случае карается уголовной статьей с лишением свободы на срок до пяти лет.
Валентина Швачко подает в прокуратуру ходатайство о привлечении лжесвидетелей к уголовной ответственности. Но не тут-то было. Несколько дней назад следователь межрайонного СО СУ Следственного комитета при прокуратуре края М. Коротич выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела против злонамеренных лжецов.
И после этого люди в погонах будут всем нам парить мозги о том, что они следуют Закону, что они белые и пушистые?!
Неужто даже после этого руководство Прокуратуры и Следственного комитета края не займутся вплотную служебной проверкой вопиющего факта?!
Ну а мы лжесвидетелей называем поименно для того, чтобы жители Светлограда знали: этим пакостникам верить нельзя - как пить дать, обманут, предадут, оболгут.
Вот они, эти перевертыши: Алексей Мельцаев, Антон Савченко, Виталий Мелешко, Вадим Краснокутский, Эляр Насибов, Станислав Манько.
Последний уже сидит на нарах за кражу, которую совершил в период защиты своего дружка Савельева.

Кто спасает клятвоотступников?
Почему громоподобная справка-меморандум начальника местного УГРО, который продемонстрировал еще и не атрофированную совесть, тихонечко и скромненько находилась в уголовном деле, ни разу даже осторожно не упомянутая судьей - ни в ходе процесса, ни в судебном решении?
А тут нужны комментарии?!
Об этой разоблачительной справке сама Валентина Швачко изумленно узнала лишь в день знакомства с материалами уголовного дела, которые она с огромным трудом, под визги скандалящего секретариата, буквально выцарапала для ознакомления. Их ей не давали ксерокопировать, а лишь разрешили «сделать выписки от руки».
Теперь ей понятна эта паника хамовитых служителей местного судейства. Листы не прошнурованы, не пронумерованы или пронумерованы карандашом, ряд документов не совпадает с их описью в деле, содержание протоколов заседаний, по утверждению пострадавшей стороны, порой искажалось в пользу ответчиков - жаль, что не догадались записывать на диктофон...
И всю эту бумажную груду, которую легко подменить, переписать, изъять листы «ненужные», вложить «нужные», местный суд, прокуратура Следственный комитет, связанные круговой порукой, считают якобы «материалами уголовного дела».
Валентину Ивановну крайне оскорбляло, коробило то, какую роль играла в процессе помощник прокурора Петровского района Л.Кочанова, выступающая в роли гособвинителя, задача которого защищать права потерпевших. «А она защищала материальные интересы убийцы, выступая против нашего требования о материальном возмещении расходов на похороны на том основании, что у меня нет чеков, - опустошенно говорит Швачко. - Похоже, гособвинителя беспокоили материальные возможности родных Савельева, в жизни нигде неработавшего убийцы. Семья поиздержалась? На чем?»
Все ОНИ хотели уверить несчастную мать, учительницу, воспитанную на благородстве классической русской литературы, в том, что озабочены лишь «отправлением правосудия» (есть такой неуклюжий термин в юриспруденции).
А та и впрямь верит в человеческое благородство чиновных людей и головой бьется о непробиваемую стену мундиров, пытаясь в многочисленных жалобах и заявлениях указать им на режущие глаз подтасовки и несоответствия. Письма «наверх», как это беззаконно у нас принято, возвращались туда, на кого она жаловалась.
Валентина Ивановна только сейчас понимает: авторы отписок даже не заглядывали ни в какие «бумаги» - ни зам. прокурора района О. Гандембул, ни и.о. заместителя руководителя межрайонного Следственного отдела С. Бабичев, ни зам. руководителя Следственного управления Е. Шаповалов. Ибо не увидеть то, что «сценаристы» вытворяли с «делом», просто невозможно.
Итак, клятвопреступников спасали люди в погонах. Почему?! Не потому ли, что сами, фигурально выражаясь, были отступниками - от закона, от профессионального долга? Пусть на это ответят те, кому положено по должностным обязанностям.
А хотя бы моральную оценку своим решением выразит и краевой суд, который на днях рассмотрит кассационную жалобу Швачко на решение Петровского райсуда. Мы об этих ответах читателей проинформируем.

Нам будет очень не хватать тебя, Сережа!
Завершить эту рвущую душу историю хочу кратким рассказом о том, кого потеряла в этой жизни безутешная мать, кого потеряли все мы, а в особенности жители города, в котором до 14 февраля жил добрый, светлый, улыбчивый парень Сережа Швачко. Он любил свою семью, своих учеников, свою девушку, учился, работал в школе и мечтал о будущем, которое в его представлении было прекрасным.
Он вырос красивым и большим - под два метра ростом. Еще очень терпеливым и мужественным - эти качества укрепило в нем редкое заболевание - гемофилия: это когда не сворачивается кровь, и любая ранка грозит ее большой потерей, даже при удалении зуба возникает опасность для жизни, не говоря уже о хирургической операции.
При этом заболевании систематически распухают все суставы, и тело пронизывает нестерпимая боль. Но он терпел с младенчества, сжав зубы, никому не жалуясь, щадя сердце любимой мамы, воспитывавшей его одной.
В роду Швачко не было таких заболеваний, поэтому одна из убедительных версий та, что Сережа родился в год чернобыльской аварии на атомной станции, именно в то время, когда и произошла вселенская трагедия. В Светлограде нет специалистов по столь редкому заболеванию. А в краевой центр на нищенскую учительскую зарплату не наездишься.
Словно в этом сострадая, с рождением долгожданного сына судьба подарила Валентине Швачко друзей - из тех, которые с тобой и в радости, но еще преданнее и надежнее - в тяготах. Светлоградская семья Глущенко - Наталья, медсестра местной больницы, и ее муж Сергей, водитель-дальнобойщик, стали крестными маленького Сережи.
Наталья в день появления Сережи на свет и познакомилась случайно с Валентиной Швачко, с которой сдружились так, как не бывают близкими и родственники по крови. «Он называл меня второй мамой», - говорит мне Наталья, и глаза ее наливаются слезами.
Именно Наталья Глущенко, сама мама двоих детей, прониклась к маленькому Сереже такой любовью и постоянной тревогой за его здоровье, что стала его ангелом от медицины на долгие годы. Вместе с Сережей и Валентиной Ивановной читала специальную литературу, встречалась с врачами, изучала неведомую болезнь, способы ее облегчить и во многом преуспела.
Сергей относился к обеим мамам трепетно, с огромной нежностью. Он вообще был добрым и внимательным ко всем, с кем сталкивался в жизни, тем более к близким людям.
Валентина рассказывает, что за два месяца до гибели сына слег ее старенький отец, проживающий в Элисте. Дело было как раз в канун Нового года, у Сережи полно дел и планов по празднику. Но он и в мыслях не допустил, чтобы отложить поездку, заторопился встревоженно: «А вдруг я дедушку в последний раз увижу». А оказалось, что это дед, который сегодня жив-здоров, попрощался с внуком навеки.
Сергей был вообще очень сострадательным, чувствительным к чужой боли человеком. Безоглядно бросался на помощь, когда понимал, что в ней нуждаются. В этом контексте лично меня потрясла деталь, о которой я узнала из материалов уголовного дела. Когда участник той пьяной драки по прозвищу Чечен свалился на землю без сознания, помощь ему пытался оказать только Сергей - один из всей с любопытством глазеющей толпы.
Удар ногой в лицо обезбашенного мерзавца опрокинул навзничь Сергея, который сразу потерял сознание. Но никто из толпы не бросился помочь трезвому парню, которого свалил с ног Савельев под гогот криминальной своры.
Сергей лежал на асфальте без сознания несколько минут, а когда с трудом пришел в себя, то сразу же начал поднимать с земли жертву драки. Сам едва держась на ногах, шатаясь от слабости, смертельно травмированный учитель довел Чечена до такси...
До смерти ему оставалось лишь несколько часов. Стиснув зубы, он терпел боль, еще не осознавая, какие страшные травмы получил. Наверняка в этот момент он думал не о себе, а о маме, которую никак не хотел волновать, а потому добрался до квартиры сестры Ольги. Та наутро позвонила матери и с тревогой сообщила, что Сережа странно хрипит...
Ничего не зная о произошедшем накануне, Валентина Швачко подумала об очередном приступе его болезни и с тяжелым сердцем все-таки пошла в школу. Чувство предельной ответственности вело ее на урок. Лишь после этого она бросилась в больницу, где умирал ее ненаглядный Сережа: он был без сознания - они так и не успели проститься на этом свете.
Ответственность была стальным стержнем и характера Сергея. Дать слово и не выполнить, обещать и не помочь - это было не про него. Недаром его очень ценили в лицее, где он работал социальным педагогом, и в районном Доме детского творчества - там он был руководителем детского творческого объединения «Патриот».
Он торопился успеть сделать многое - впитывал в себя, как губка, и новые знания, и новые обязанности. И еще много работал. Словом, был полной противоположностью Андрею Савельеву, чья непутевая жизнь была сплошной криминальной вакханалией.
Этого больного на голову парня его родителям, конечно же, надо было упорно лечить, учить, воспитывать и понуждать к труду. Но они выбрали иной способ выражения любви к непутевому недорослю - всеми способами отмазывать от наказания.
Такой путь и привел в конце концов к трагедии, которую Савельевы все вместе обрушили на чужую семью. Но судя по холодному спокойствию, которое, по рассказам, мама Андрея являла в судебных заседаниях, своей вины и своей ответственности в случившемся родители Андрея не прочувствовали. Ладно, с ними все ясно.
Куда тяжелее осознавать, что со своей огромной бедой Валентина Швачко осталась почти одна в своем родном городе, где тридцать лет учила местных ребятишек «светлому, доброму, вечному», где знала почти всех и где почти все знали ее.
Если сложить педагогический стаж учительской семьи Швачко - Валентины Ивановны, Сережи и Ольги - получится без малого полвека. Их ученики, родители и родня этих учеников - это ж почти полгорода наберется тех, кто им должен быть по-человечески благодарен. Но в наше лихое время бескорыстие и благодарность не рыночный, не ходовой товар.
Но то ли подобострастие перед «финансовой» семьей, то ли - что скорее всего! - страх перед ее бандитствующим отпрыском, в первых дружках которого ходили известные криминальные авторитеты города, заставили многих старых знакомых известного педагога, по сути, отвернуться от него. Демонстрировать то же, что и родные Савельева: ледяное спокойствие, равнодушие, безучастность.
Десятки людей, слушаясь лишь своей совести, имели возможность посмертно защитить хорошего парня, надолго отправив убийцу на нары. Но была ли у них эта совесть или вместо сердца - камень, гранит, бетон?! Ведь они все делали вопреки, выгораживая преступника.
Понимают ли, что роют яму себе, своим детям и близким. Или наивно верят, что их лично подобная беда не коснется, обойдет стороной. Еще как может коснуться, попомните! И любое несчастье, которое вдруг свалится на вас и близких, не считайте роковой случайностью.
И верующие, и ученые, и мистики убеждены: в природе случайностей не бывает, за все придется расплачиваться. Но дай им все же своей милости, Всевышний, никогда не столкнуться на узкой дорожке с каким-нибудь отморозком вроде Савельева и его дружков.
Так, к слову: «светлому, доброму, вечному» Валентина Ивановна учила сына судьи Александра Ульянова. Учила и дочку одной из адвокатов подсудимого - Любови Богдановой, которая предпочла принять предложение защищать не педагога, а убийцу ее сына. Причина, должно быть, чисто прагматическая: что взять с нищей учительницы.
Что ж, имела адвокат право на такой выбор. Но все же, все же, все же...
Однако в редакции, обливаясь слезами при каждом упоминании о сыне, Валентина Ивановна не устает благодарить и благодарить земляков, которые играли важную роль и в прижизненной судьбе Сережи. И тех, кто в последовавших после его смерти событиях ее поддержал, поступил по совести, вопреки порой враждебной отчужденности многих жителей - совершенно необъяснимой и тревожной для морального климата города с таким светлым названием.
К последним, конечно, относятся единственные свидетели, давшие следствию и суду правдивые показания. В ряду достойных и совестливых - и журналист местной газеты «Петровские вести» Лариса Павловская, опубликовавшая пронзительную по чувству сострадания статью «Мать против...»
Это, конечно, же, семья Глущенко - Наталья Николаевна с супругом Сергеем Сергеевичем и их прекрасными, хорошо воспитанными детьми - Аней и Сергеем. Это травматолог Светлоградской ЦРБ Николай Иванович Мальченко, постоянно консультировавший семью Швачко, облегчая течение болезни Сережи.
Это и начальник уголовного розыска местной милиции. Андрей Ковалев, подписавший справку-меморандум, которая, попади она в честные руки, могла бы резко изменить ход следствия и решение суда.
Большую моральную поддержку осиротевшей семье оказал коллектив и администрация лицея, где работают Валентина Ивановна и дочь Ольга и где, кажется, еще вчера звучал веселый голос жизнерадостного Сергея. Его многочисленные друзья часто навещают его маму. И его самого - на кладбище.
Все эти и другие сострадающие светлоградцы на уровне подсознания понимают, обостренно чувствуют: чем больше в нашем окружении таких людей, как Сережа Швачко, тем светлее, добрее, безопаснее наше существование в этом тревожном мире.
А их уход из жизни - резкое снижение нашей защищенности, нашего благополучия, моральных устоев общества, без которых мы все пропадем, упадем в тартарары, в кромешный ад, в небытие.
Неужели это трудно понять - даже во имя безопасности собственных детей?!

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор
«Открытой» газеты



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Сергей Артеменко (не проверено)
Аватар пользователя Сергей Артеменко

Земля пухом...... одноклассник................

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Как тяжело осознать- что жизнь человеческая часто зависит от прихоти какого- нибудь урода ( уродов)! Спасибо автору- Людмиле Леонтьевой- за этот пронизанный болью материал! Мои сочувствия семье пострадавших!

Добавить комментарий