Поиск на сайте

 

«Открытая» продолжает просветительский проект, посвящённый Ставрополю и его окрестностям: «Город, где жить молодым»

 
Чтобы насладиться красотой и величием природы, жителям краевого центра не нужно отправляться в дальние походы за город. Достаточно лишь выбраться в Мамайский лес 
 
«Открытая» продолжает начатый в №48 просветительский проект «Ставрополь и его окрестности» о заповедных уголках краевой столицы. По-прежнему наш провожатый - известный краевед, автор ряда книг о природе Ставрополя, член Русского географического общества, руководитель Ставропольского городского «Эко-центра человека» имени В.Г. Гниловского при 25-й гимназии Василий Гаазов.
В первых публикациях мы рассказали о таинствах Русского, а затем Татарского леса. Сегодня наш бессменный экскурсовод завел журналистов «Открытой» в Мамайский лес.
Несмотря на то, что вплотную лес с одного боку подпирают многоэтажные кварталы, а с другого он охвачен плотным полукольцом дач, этот уголок природы, пусть и не дикий, все же по-прежнему хранит очарование царства Берендея. Здесь, если ты не знаком с местностью, заблудиться проще простого, а чтобы увидеть все достопримечательности, то уж точно без опытного провожатого не обойтись.
 
Главный клад - это сам лес
 

Почему лес назвали Мамайским, да и вообще, когда это было, доподлинно неизвестно. По одной из версий, правда, совсем уж сказочной, в этих местах когда-то пронеслось войско грозного хана Мамая, который даже припрятал здесь клад. Ну подумайте, с чего бы хан стал зарывать в землю золото и бриллианты? Настоящий для горожан клад - это сам зеленый оазис, который щедро снабжает нас кислородом.

Другая версия опирается на то, что «мамай» в переводе с половецкого языка означает «божество, идол, кумир». Называли так и каменных баб, которых археологи находили в окрестностях Ставрополя, а сегодня их можно увидеть у входа в краеведческий музей им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве. Еще  целый «бабский батальон» выстроился на заднем дворе музея.

Есть в украинском фольклоре такой персонаж - казак Мамай, эдакий благородный и удалой рыцарь. Не исключено, что название лесу дали ставропольские первопоселенцы из Малороссии, памятуя о своем народном герое. Но и это всего лишь версия, которых, откровенно говоря, множество и на любой вкус.

Сегодня Мамайский лес занимает площадь почти в 600 гектаров, оказавшись в крепких тисках цивилизации. Тем не менее этот уголок природы не дал себя поглотить стройкам и данным поселкам. Словно бы заняв оборону, лес на подходах к себе соорудил множество оврагов, балок, уступов, преодолеть которые почти невозможно. Зато лес готов принять любого, кто явился с намерением насладиться его красотами или набрать лукошко грибов.

Итак, маршрут выбран, пора в путь. К лесу мы решили подойти со стороны улицы Космонавтов. Проходим 27-ю школу, оставляем слева мрачный забор «Теплосети», и узенькая дорожка выводит нас к улице Герцена. Тут, вдали от городской суеты и шумных трасс, городские нувориши строят за неприступными каменными заборами коттеджи, больше похожие на помещичьи усадьбы. Все примыкают вплотную к лесу.

 
 
Водичка теплая... десять градусов!
 

У ворот военного госпиталя (в советские годы на этом месте был кемпинг «Турист») сворачиваем в сторону леса. Узкая тропинка идет вдоль речки Мамайка-1, которая журчит в глубоком овраге.

Навстречу с голым торсом бежит мужичок средних лет с полотенцем на плече. Понятно, морж, окунувшийся в роднике Корыта. На часах девять утра, и в нем запаса бодрости на весь предстоящий день. Ночью Ставрополь припорошило снежком, на градуснике минус два, а вода в роднике - плюс десять.

Сам родник нынче не виден - его закрыли плотной металлической дверью лет двадцать пять назад, после того как здесь обнаружили опасную инфекцию. По слухам, причиной тому были студенты из Индии, решившие освежиться в роднике. Но как бы то ни было, так надежнее - иной раз коренные горожане ведут себя так, что опаснее любой инфекции.

За дверью, рассказывает Василий Гаазов, в толще среднесарматских известняков-ракушечников кремового цвета тянется глубокая ниша. Вода выходит из-под склона и скапливается в ваннах-отстойниках, как раз и давших название роднику Корыта. Эти купальни и облюбовали моржи - любители острых ощущений.

В конце XVIII - начале XIX века родник этот служил главным источником жизни Форштадта - пригорода Ставрополя, давая 2700 ведер воды в сутки, а водовод сооружен был из дубовых стволов. Название родника произошло от установленных возле него больших дубовых корыт, из которых поили скот. Сегодня он отнесен к водным памятникам природы.

Переходим по мостику через Мамайку и углубляемся в урочище Корыта, но не по дороге, известной многим, а по тропинке вдоль по течению реки. Тропка совсем неприметная, но пройти по ней стоит - через сотню метров вам откроется потрясающей красоты картина - выходы на поверхность древних скал, когда-то бывших дном Сарматского моря.

Чтобы не возвращаться обратно, решили штурмовать уступ напрямую, что и было за этот день первым испытанием. Василий Леонидович, как опытный турист предусмотрительно обув горные ботинки, на вершину горы взлетел соколом, а вот мы, его подопечные, карабкались долго и упорно.

Вспомнилась картина Сурикова «Переход Суворова через Альпы». Со стороны наши старания, наверно, выглядели смешно до безобразия. Вот уж точно бы оторвались в увеселительном восторге наши антигерои из числа чиновников и судей.

Но после десяти минут скольжения в нелепых позах мы все же штурмовали склон скального гребня и оказались в большой плоской чаше. Словно великан зачерпнул здесь известняка на постройку своего дома. Дно чаши густо усеяно камнями - плоскими и острыми, большими и настоящими глыбами. В былые времена здесь добывали камень, который шел на постройку жилых и казенных домов, мостовых, заборов.

 
 
Приветствуем тебя, Джон Толкиен!
 

Посреди каменных развалов фотограф может схватить интересный ракурс - то словно собака застыла, то дракон, то крокодил... Но идти по глыбам мы поостереглись - и скользко, и после ночного снегопада коварные разломы и трещины оказались скрыты. Неправильное движение - и придется тащиться в травмпункт.

Молча любуемся природой. Из-за туч выныривает солнце, и вся округа наполняется светом и радостью. Из-за кустов неожиданно появляется собака, а следом за нею бегун. Завидев нас, сворачивает в сторону: мало ли кого в зимнем лесу встретишь...

Дорога из урочища выводит нас на огромную поляну, которую давно облюбовала молодежь. Тут и бардовские фестивали проходят, а по выходным собираются фанаты ролевых игр, толкиенисты, по имени английского писателя Джона Толкиена, автора классических произведений «высокого фэнтези»: «Хоббит, или Туда и обратно», «Властелин колец» и «Сильмариллион». В 1960-х «Властелин колец» был выпущен в США и имел ошеломляющий коммерческий успех, попав на благодатную почву: молодежь, увлеченная идеями мира и свободы, увидела в книге воплощение многих своих мечтаний. В середине 1960-х «Властелин колец» переживает настоящий «бум», который в постсоветское время докатился и до нашей страны.

Один из авторов этой статьи в юные годы, оказывается, сам скакал по этой поляне с деревянным мечом, изображая из себя Хоббита. А сегодня пишет серьезные статьи о коррупции, член общественно-консультативных советов, лауреат престижных премий…

Исследовав лес по краям поляны, мы встретили нехитрые «крепости» толкиенистов: сложенные квадратом бревна или сбитые гвоздями ящики. Правда, несколько лет назад пыл толкиенистов поубавила прокуратура, которая наказала строителей одной из таких «крепостей» как раз в Мамайском лесу. Где теперь дерутся на деревянных мечах любители хорошей литературы, неведомо. Возможно, поляны и леса они променяли на пространство в интернете, где мочат и колбасят друг друга с тем же азартом.

 
 
Гуляйте чаще, дышите глубже!
 

На дальнем конце поляны, углубившись в чащу, Василий Гаазов показывает несколько древних могильников. Припорошенные снегом каменные плиты даже вблизи за археологические памятники не примешь, определить это может только человек знающий. Но пытаться отыскать какие-либо артефакты возле могильников не стоит - здесь уже поработали «черные копатели».

Василий Леонидович рассказывает, что такие могильники разбросаны по всему лесу. Еще одно доказательство того, насколько пару-тройку тысяч лет назад была густо заселена Ставропольская возвышенность, богатая дичью, родниковой водой и, что немаловажно, естественными укреплениями.

Фортификацию создала сама природа - Мамайский лес прорезает множество оврагов, крутых и отлогих, мелких и глубоких, сухих и водоносных.

За наше однодневное путешествие нам пришлось перебраться через десяток балок, по дну которых струятся речушки и родники. С почти отвесных склонов открываются потрясающей красоты виды! Вертикальные, как ножом срезанные, отвалы суглинков, расчерченные желто-оранжевыми полосами (так чередуются песок и глина), сменяются травертиновыми уступами, с которых срываются водопады. Местами, если овраг ширится, огромные дубы, буки и грабы обреченно срываются с обрыва макушками вниз, выставляя на показ корневища. Через несколько лет такие деревья погибают.

Удивительное дело: с одной стороны оврага деревья растут стройные и большие, а с другой - кривые и низкие. Казалось бы, по прямой их отделяет всего два десятка метров, а такое ощущение, что это вообще два разных леса.

А дело вот в чем. Иногда известняковая плита в Мамайском лесу к поверхности подходит очень близко, не позволяя образоваться плотному почвенному покрову. Как раз в таких местах деревья низкорослые, с тонкими и искривленными стволами.

Кстати, в отличие от нас в прошлом человек на Мамайский лес влиял положительно. В конце позапрошлого столетия в губернской столице осуществили масштабный эксперимент - на песчаных, засушливых почвах высадили сосны. И они прижились! Постепенно площадь сосняка увеличивали, и ныне она достигла 11 гектаров.

Делаем привал, разливаем из термоса терпкий чай. Вдыхаем полной грудью наполненный смолой сосновый аромат, наслаждаемся ветреным шумом плотно растущих деревьев. Если бы каждый обитатель Ставрополя на каких-нибудь полчаса окунулся в это лохматое, колючее зеленое пространство, город стал бы добрее, а жизнь вокруг нас - светлее и радостнее. И не сомневайтесь даже!

Неожиданно наш провожатый Василий Гаазов стал на четвереньки и проворно стал что-то искать под слоем снега и хвои. Мы недоуменно переглянулись: может, что-то ценное потерял?

Но ничего Василий Леонидович не терял, просто мы забыли, что он заядлый грибник, страстный любитель тихой охоты во все времена года. Минут через пять он и предъявил нам результат своей страсти - полные ладошки серой рядовки, промерзшей насквозь, обледенелой, но если приготовить - невероятно вкусной.

 
 
По Волчьему яру ветер гуляет
 

Оставив сосновый лес, мы снова окунулись в лес лиственный. Деревья издают мелкую дробь замерзшими ветками, толстые стволы скрипят на все лады. Кстати, к такому скрежету следует прислушиваться внимательно - от порывов ветра можно и бревном по голове получить. И неважно, что сухим, - мало уж точно не покажется.

Мамайский лес полон родников, которые собирательно называют Гремучими, потому как вода, выходя из толщи известняка на поверхность, словно гремит. Несколько самых крупных родников еще при царе были каптированы и заключены в трубы, питая нижнюю часть города.

Сегодня в лесу хорошо сохранились гидротехнические сооружения былой эпохи. Это своего рода выложенные камнем колодцы для отстаивания воды, которая дальше передавалась по трубам. Один из них получил название Колокол, потому как дно его и впрямь напоминает форму колокола.

Если пройти вверх по течению ручья, то можно обнаружить еще два таких резервуара, но размерами гораздо меньше Колокола, единственного пригодного для купания.

 
 

В нем, когда мы подходили к этому месту, и сидел дедушка лет семидесяти. Поздоровавшись, мы поинтересовались насчет водички. «Ох, просто чудесная!» - старичок отозвался так убедительно ободряюще, что, казалось, сидит он в теплой ванне.

Обманутые такой его бодростью, мы разлили чай и завели неспешный разговор, и только когда дедушка стал неестественно пофыркивать, догадались, что ему пора уже на сушу, но, стесняясь нас, он, бедняга, закаляется поневоле.

Впереди нас ждал очередной крутой подъем. Василий Гаазов стоял уже наверху, помогая нам советами. А мы штурмовали высоту, рискуя в любой момент оказаться на дне оврага, - и тогда, считай, начинай заново. Хватались за корни и ветки, запускали пятерню в землю, лишь бы не съехать вниз,  но взобрались - ибо нет таких вершин, что не смогли бы взять журналисты «Открытой»!

Дальше наш путь лежал к Волчьему яру. Когда-то здесь выли волки, а теперь лишь завывает ветер. Правда, года три назад в одном месте по склону яра Василий Гаазов встретил лису, у которой тут была нора. Но самый популярный зверь в Мамайском лесу сегодня - это собаки. За время экскурсии петляющие собачьи следы мы встречали постоянно. Кстати, это еще и туристу в помощь - четвероногий зверь всегда находит самый оптимальный путь.

Искать место, где можно перебраться на другую сторону глубокого и широкого Волчьего яра, пришлось с полчаса, но оно того стоило. Последний крутой спуск, затем такой же подъем - и мы на другой стороне яра.

Признаться, более «открыточных» видов в Мамайском лесу нет. Отсюда предстояло нам совершить последний рывок к конечному пункту нашего маршрута - Немецкому мосту.

 
 
Немецкий мост - голос из прошлого
 

Про этот мост слышали все, но мало кто видел.

Это гигантское архитектурное сооружение длиной 87 и высотой 20 метров дугой перекинуто через небольшую речушку. Мост опирается на пять больших опор, между которыми зияет пустота.

Строительство его началось в начале ХХ века, когда Кубанская область искала выход к Черному морю.

А в 1910-м создается Железнодорожная комиссия, целью которой было соединить Армавиро-Туапсинскую железную дорогу со Ставрополем. Еще год спустя Департамент железнодорожных дел утвердил смету на сооружение новой линии: Армавир - Ставрополь - Петровское (ныне Светлоград) с ветками на Благодарное (Благодарный) и Винодельное (Ипатово).

Общая протяженность пути составила 334 версты, а проектная стоимость едва уложилась в 26 млн. рублей.

От Ставрополя до Армавира трасса в 114 верст проектировалась немецкими инженерами (отсюда и название моста). Это был самый сложный участок, где каждая верста обходилась в 80 и более тысяч рублей.

В 1913 году было завершено строительство Армавиро-Туапсинской ветки железной дороги, а в 1916-м она была открыта на всем протяжении.

Но вскоре началась Первая мировая война, сообщение с заграницей по Черному морю было прервано прорвавшимися туда через Дарданеллы немецкими броненосцами «Бреслау» и «Гебен».

Во время Гражданской войны Туапсинская железная дорога использовалась в военных целях и была разрушена. Но если в дальнейшем участок дороги от Армавира до Туапсе был восстановлен, то отрезок между Ставрополем и Армавиром оказался утерян навсегда.

 
 

Любопытно, что на мосту полным ходом идет карстовый процесс (растворение под воздействием воды горных пород с изменением их рельефа). На опорах видны пятна природной извести (лунное молоко), вымываемой дождем из известняка-ракушечника. А на карнизах стали расти сталактиты. Длина некоторых из них достигает десяти (!) сантиметров.

Если учесть тот факт, что рост одного сантиметра происходит за 10 лет, а мосту нет еще ста лет, то это намного быстрее, чем в карстовых пещерах.

По сохранившейся насыпи железной дороги от Немецкого моста можно дойти до Свинячьего пруда, где находится еще одно подобное сооружение, но размерами намного скромнее. Если пойти в другую сторону, то выйдете на Южный обход.

Заблудиться практически невозможно, но если вы в Мамайском лесу впервые, то лучше не рисковать и взять в провожатые человека, знающего дорогу.

Повсюду вдоль насыпи тянутся колоды - это дренажные колодцы. Внутрь заглянешь – темнота и только, даже дна не видно. Да-а, раньше строили надежно, думали, что на века. Но революционные вихри так пронеслись над страною, что Мамай в сравнении с идеологами «светлого завтра» просто щенок.

…Осмотрев мост со всех сторон, мы пошли к трассе, в сторону военного городка, где до центра города без труда можно добраться на автобусе. Этот участок пути показался просто отдыхом. Стоило выйти на трассу, как налетел мощный порывистый ветер - такой, что сразу захотелось снова нырнуть в лес.

Но все главное и интересное о Мамайском лесе мы вам уже рассказали, а каким будет новый маршрут - читайте в январе. 

 
Олег ПАРФЁНОВ,
Антон ЧАБЛИН
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий