Поиск на сайте

 

Как привлечь в неспокойные регионы Юга России надёжных инвесторов

 

Недавно агентство «Эксперт» опубликовало очередной «Инвестиционный рейтинг регионов России». Аналитики обрадовали: последние два года, прошедшие после финансового кризиса, экономические риски снижались во всех южных территориях (причем увереннее всего инвесторы стали чувствовать себя на Ставрополье и в Ингушетии).
Незадолго до презентации доклада в Ростове состоялся XI Международный Донской бизнес-форум, собравший десятки экономистов, чиновников и руководителей институтов развития (предприятий, помогающих привлекать инвестиции и внедрять инновации). Ставрополье представлял здесь директор ГУП «Управляющая компания инвестиционного и инновационного развития» Александр Саприкин.
На форуме было принято принципиальное решение: создать Ассоциацию организаций инвестиционной и инновационной инфраструктуры регионов Юга России, которая объединит институты развития из разных регионов обоих федеральных округов.
Инициатором создания ассоциации было Южное инвестиционное агентство, руководитель которого, Александр Потеряхин, по праву считается одним из лучших специалистов на юге страны по вопросам инвестиционного развития региональной экономики. На каких именно инвесторов ставят «манок» южане, Потеряхин рассказал в беседе с обозревателем «Открытой».

 

- Александр Валентинович, не будет ли новая структура «дублировать» те, что уже существуют? Вот есть, например, корпорация развития Северного Кавказа…
- У каждой инвестиционной организации, действующей в пределах одного субъекта Федерации, есть, условно говоря, свой «мандат». Проблема в том, что сегодня отсутствует столь необходимая координация деятельности «соседей», нет структур, которые бы объединяли институты развития в масштабах «большого» Юга России.
Приглашая коллег к объединению, мы исходили из того, что ЮФО и СКФО, несмотря на наличие новой административной границы, по-прежнему представляют собой единое экономическое пространство.
- А что в реальности может дать инвестору такое межрегиональное взаимодействие?
- Очень многое. Допустим, речь идет о реализации масштабного аграрного инвестпроекта - строительства большого сахарного или мукомольного завода. Не исключено, что оптимальным решением в этом случае было бы размещение предприятия на границе двух соседних регионов, богатых растительным сырьем.
Таких примеров межрегиональной кооперации в масштабах Юга России немало. Скажем, туристический регион Кавминводы охватывает не только часть Ставрополья, но также сопредельные районы КЧР и КБР. 
Или, допустим, сейчас Москва инициировала проект создания вдоль федеральных автодорог (М-4 «Дон», М-29 «Кавказ», проходящих по территории нескольких субъектов Юга) сети современных сервисных комплексов. Естественно, если в этот проект «приходит» серьезный инвестор, ему удобнее всего работать сразу с несколькими территориями. И он может обратиться в нашу ассоциацию, которая поможет наладить контакты с институтами развития сопредельных регионов.
- В чем конкретно ваша помощь выражается?
- Сегодня в каждом регионе полезно иметь публичную базу инвестиционных «площадок» и готовых проектов, которые можно предложить инвесторам. При этом обостряется здоровая конкуренция между регионами, которые в борьбе за инвестора улучшают качество и глубину проработки своих проектов, предлагают лучшие условия.
Еще три года назад мы издали «Инвестиционный атлас Юга России», где суммировали все наиболее интересные и крупные инвестпроекты (в разрезе отраслей и регионов). Недавно атлас мы переиздали, актуализировали информацию, и будем делать это впредь ежегодно. В нашем издании можно найти социально-экономическое «досье» по каждому региону: инвестиционный климат, привлекательность, риски, информацию о субъектах инвестиционной инфраструктуры.
- И каков «портрет» Юга России в вашем атласе?
- Это всероссийская здравница, кузница и житница, как объяснял герой незабвенной «Кавказской пленницы». Основными отраслевыми точками роста мы считаем, конечно, сельское хозяйство и курортно-рекреационную сферу. Также велик научный и образовательный потенциал, значит, есть возможность заниматься разработкой и внедрением инновационных технологий.
Поскольку регион транзитный (он находится на «перекрестке» международных коридоров «Север-Юг» и «Восток-Запад»), то очень велика роль транспорта и объектов транспортной инфраструктуры.
- Говорят, что инвестиционный климат в стране ухудшается. Вы согласны?
- Нет, не согласен! Хотя опросы предпринимателей, отечественных и зарубежных инвесторов показывают: инвестиционный климат пока уступает не только развитым странам, но и нашим прямым конкурентам - Китаю, Турции, государствам Восточной Европы, недавно принятым в Евросоюз.
В то же время нельзя не замечать деятельности национальных институтов развития: Российской венчурной компании, госкорпорации «Роснано», Агентства стратегических инициатив, Ассоциации индустриальных парков… Уже упоминавшееся исследование «Эксперта» показало, что инвестиционная привлекательность многих регионов после кризиса выросла, а риски, напротив, снижаются.
Речь скорее идет о разном уровне инвестиционной «подготовленности» регионов с точки зрения открытости, обеспечения прав и интересов приходящего инвестора. Ведь в субъектах существуют разные институты: венчурные и гарантийные фонды, корпорации и агентства развития… И в первую очередь стоит вопрос о профессионализме команд, работающих в этих организациях.
- На кого тут стоит держать равнение?
- Возьмите Октябрьский район Ростовской области, где сегодня созданы и успешно работают крупные предприятия, в том числе перерабатывающей промышленности. Очень показателен пример некоторых регионов Центральной России, скажем, Калужской или Липецкой областей. Не имея серьезной ресурсной базы, они смогли обеспечить мощный приток инвестиций, создать современные индустриальные центры с тысячами новых рабочих мест.
- Вас тоже интересуют только крупные инвесторы?
- Отнюдь! Опыт многих стран (и не только европейских) показал, что для региональных институтов развития важна ориентация именно на средний бизнес, с годовыми оборотами производства в несколько десятков миллионов долларов.
Крупный инвестор может позволить себе не ориентироваться на региональные «инвестиционные институты», у него есть собственные (корпоративные банки, агентства развития), и его отношения с местным бизнесом строятся в ином формате.
Достаточно вспомнить один из крупнейших сегодня южнороссийских проектов, который реализует «Лукойл», - строительство газохимического комплекса в Буденновске. Вопросы решались на уровне правительства России и Ставропольского края.
А вот средний бизнес, который также всегда заинтересован в расширении, не так велик, чтобы всё скупить на корню. Ему нужно найти новое место, прийти сюда, обустроиться, выдержав конкуренцию местных компаний.
- Инвестор должен быть российский или западный?
- Конечно, с западным бизнесом работать интереснее, потому что он может позволить себе привезти «дешевые» финансовые ресурсы европейских банков, соответственно, короче срок окупаемости проекта. При этом у них выше деловая культура и уровень менеджмента. Хотя за последние годы и в самой России сформировался мощный класс успешных средних предприятий, которые могут себе позволить серьезные инвестиции.
- А каким «манком» их можно «на юга» привлечь?
- Главное - политическая воля власти, доверие и поддержка бизнес-сообщества, которые и будут формировать инвестиционный и деловой климат в регионе. Возьмите для примера Китай, где с 1978 года реализуется так называемая «политика реформ и открытости».
Инвесторам была отдана под разные проекты 40-мильная прибрежная зона, которая быстро превратилась в локомотив экономического роста всей страны. Сегодня вдоль побережья Китая сконцентрированы почти 200 особых зон (торговых, научно-технических, транзитных) и суперсовременные производственные мощности. «Китайская» модель взята во многих странах мира, от Турции до Южной Кореи.
- Россия по этому пути тоже пойдет?
- Думаю, да. Сегодня в регионах уже поняли, что оптимальный «формат» для серьезных инвесторов (и не только западных) - это индустриальные и технопарки, где, образно говоря, инвестору для начала работы достаточно включить станок в розетку. Причем такие технопарки создают комфортные условия не только для производства, но и для ведения бизнеса (например, в каждом парке есть управляющая организация, призванная решать «текущие» вопросы резидентов).

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН

 

Александр Потеряхин, кандидат экономических наук, государственный советник Российской Федерации 3-го класса. Член комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) по транспорту, член рабочей группы по инвестиционному климату при полпреде президента в ЮФО. При его участии разработаны и реализуются ФЦП «Юг России», стратегии социально-экономического развития Южного и Северо-Кавказского федеральных округов.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий