Поиск на сайте

 

Непобедимый карфагенский полководец Ганнибал проиграл лишь одну битву, но она решила исход всей войны. Победу над ним одержал молодой римский военачальник Сципион

Великие имена

 

 

Автор «Открытой» утверждает: между Сципионом и Жуковым много общего

Окончание. Начало в №№21–27.

Командующий Резервным фронтом генерал армии Г.К. Жуков с офицерами на совещании на командном пункте под Ельней. 1941 год.

«Проба способностей» убедила: немцев можно бить, как и японцев

Весь ход последующих событий подтвердил, что Сталин поставил Жукова именно на «нужное место», он попал в свою родную стихию. Бои за Ельню продолжались более месяца.

По словам личного водителя Жукова Александра Бучина, Георгий Константинович тщательно изучал расположение войск противника, он был «чуть не на линии огня, доходил не только до штабов полков, но и до траншей переднего края.

Да иногда возвращался весь в пыли, а в непогоду с грязными подтеками на коленях, гимнастерке, особенно на локтях. Значит, опять ползал. Конечно, в любой момент мог быть убит».

Всё время, пока готовилось наступление, которое началось 30 августа, Жуков «сосредоточен», «суров и неразговорчив». 6 сентября наши войска наконец-то отбили Ельню. Конечно, Жуков сразу же приезжает в освобожденный город. По словам Бучина, он «буквально светился радостью».

По советским данным, гитлеровцы потеряли в боях за ликвидацию Ельнинского выступа 45 тысяч человек убитыми и ранеными, были захвачены пленные и брошенная техника. Здесь родилась советская гвардия.

О победе писала вся советская пресса. Места боев посетили американские и британские военные корреспонденты и, таким образом, о триумфе узнал весь мир.

Поражение под Ельней отметил Ф. Гальдер: «Наши части сдали противнику дугу фронта у Ельни». Конечно, как всякий битый генерал, он преуменьшает значение поражения: немцы-де давно вывели свои войска из-под угрозы окружения и скрытый отвод войск является якобы «неплохим достижением командования».

Получается, это не вынужденный шаг, а некое «достижение». На самом деле, это первый случай с начала Второй мировой войны, когда немецкий генерал вынужден оправдывать свои действия при отступлении.

Из мемуаров Жукова: «Ельнинская операция была моей первой самостоятельной операцией, первой пробой личных оперативно-стратегических способностей в большой войне с гитлеровской Германией».

Хотя окружить гитлеровские войска не удалось из-за недостатка сил, удачная «проба способностей» убедила Жукова, что немцев можно бить, как и японцев. Важно и то, что Сталин вновь поверил в полководческий талант Жукова.

Ельня после освобождения

«Этот человек был рождён побеждать»

В начале осени 1941 года резко осложняется обстановка под Ленинградом. 12 сентября Жуков по требованию Сталина вылетает в город на Неве, чтобы принять командование Ленинградским фронтом. Так рождается прочная связка Сталин – Жуков, которая просуществует до конца войны.

Одни историки называют Жукова «кризис-менеджером», другие – «пожарным, у которого пылают сто пожаров на протяжении 1800 км», третьи – «специалистом по катастрофам»…

Суть одна – Жуков появлялся там, где складывалась наиболее тяжелая обстановка и стабилизировал ее или добивался победы. Так было под Ленинградом, в сражении под Москвой, в Сталинградской битве… Затем Жуков коодинировал действия советских войск и командовал рядом фронтов.

Жуков стал правой рукой Сталина. Об огромном влиянии Георгия Константиновича свидетельствует назначение его заместителем (единственным!) Верховного Главнокомандующего и первым заместителем наркома обороны в августе 1942 года.

Маршал Александр Василевский говорил о нем: «В самые трудные, критические моменты войны я не видел Жукова растерянным и подавленным. Напротив, в такие моменты он был особенно деятелен, сосредоточен, целеустремлен. Для него не было непреодолимых преград, воля его ломала все, что стояло на пути. Этот человек был рожден побеждать».

Неожиданное о Жукове поведал Хрущев (ссылаясь на Сталина как автора этого рассказа) – якобы полководец перед наступлением нюхал взятую в руку горсть земли: «Понюхает ее и потом говорит: можно, мол, начинать наступление или, наоборот, нельзя, дескать, проводить намеченной операции».

Жуков при жизни не выступал с опровержением. Возможно, что-то подобное было на самом деле, о чем и донесли Сталину. Можно истолковать это как мистическую связь полководца с матерью-землей.

Но можно обойтись и без мистики: Жуков родился в крестьянской семье и научился по запаху и на ощупь определять состояние почвы и делать выводы о проходимости местности для танков и пехоты.

Жуков остался в памяти народа как один из главных творцов Победы. В плеяде советских полководцев, проявивших свой талант в годы войны, он наиболее яркая звезда.

Не всем это нравится. В наши дни наблюдаются попытки очернить Жукова, принизить его значение. Кем только ни называют его некоторые современные историки – и «полководцем никаким», и необразованным «фельдфебелем», и жестоким «мясником»… Где доказательства? Их нет.

На мой взгляд, необходимо честное, непредвзятое, объективное и аргументированное, «без гнева и пристрастия», как говорили древние, изучение этой сложной, загадочной личности, ее истинной роли в войне.

Исторические параллели: с кем сравнивают Жукова

Многие отечественные историки сравнивают Жукова с Суворовым и Кутузовым, зарубежные – с Дуайтом Эйзенхауэром, верховным главнокомандующим армий союзников в Европе.

Найти равные ему фигуры в глубинах мировой истории попытался поэт Иосиф Бродский в стихотворении «На смерть Жукова» (1974 год). Буквально по строчкам убийственному разбору это произведение подвергает 95-летний писатель-фронтовик Владимир Бушин, автор книги с характерным названием «Армия Сталина и Жукова. Как надо побеждать» (2018 год). Для Бушина образцом является Пушкин с его проникновенными строчками, посвященными Кутузову, прах которого покоится в Казанском соборе:

Перед гробницею святой
Стою с поникшею главой…
 

Хотя Бродский и лауреат Нобелевской премии, но сравнения с Пушкиным, естественно, не выдерживает. Однако поэт имеет право на свое, личное понимание Жукова.

Чувствуется, что смерть великого полководца до глубины души взволновала Бродского, заставила задуматься о его месте в истории:

Воин, пред коим многие пали
стены, хоть меч был вражьих тупей,
блеском маневра о Ганнибале
напоминавший средь волжских степей.
Кончивший дни свои глухо в опале,
как Велизарий или Помпей.

 

Бушин не поленился, обложился словарями и историческими сочинениями, чтобы узнать, что же это за полководцы, имена которых называет поэт. И ловит Бродского на неточностях. Ганнибал, прославленный карфагенский полководец (247–183 до н. э.), был разбит в решающем сражении и покончил с собой.

Помпей, живший в Древнем Риме в I веке до н. э., потерпел сокрушительное поражение в битве с Юлием Цезарем во время гражданской войны и был убит.

Велизарий, удачливый византийский военачальник (VI век н. э.), одержал множество побед над врагами империи, но в конце жизни попал в опалу (по легенде, его даже ослепили). Сходство с Жуковым в данных примерах не прослеживается.

Бушин силен в критике, но он не предлагает свои «кандидатуры» для исторических параллелей.

Между тем, есть исторический прототип. О нем и пойдет речь ниже.

Карфагенский военачальник Ганнибал, который проиграл лишь одну битву - Сципиону Африканскому

Вторая мировая война… в Древнем мире?

На мой взгляд, Жукова можно сравнить со Сципионом Африканским (235–183 до н.э.), римским полководцем,  жившим в то время, когда шла Вторая Пуническая война, т.е.  война Римской империи с Карфагеном, жителей которого римляне называли пунами.

Столкнулись две державы в борьбе за гегемонию в Средиземноморье. У каждой были союзники. Известны три пунических войны. По сути, это мировые войны Древнего мира. Рим в конце концов победил и установил свое господство в этом регионе.

Грозой римлян в конце III века до н.э. стал карфагенский полководец Ганнибал. Еще в 9-летнем возрасте отец заставил его дать клятву  всю жизнь быть непримиримым врагом Рима (отсюда крылатые слова «Ганнибалова клятва»).

Слов на ветер он не бросал. С 40-тысячным войском возмужавший Ганнибал совершил невероятное – перешел через Альпы и наголову разгромил несколько римских армий, посланных против него. Причем численное превосходство всегда было на стороне римлян.

Подобных военных катастроф мир не знал. Если бы в те времена жил историк Марк Солонин, он, несомненно, заявил бы, что у римлян нет мотивации, они не хотят защищать обрыдлый рабовладельческий строй, поэтому-де и терпят поражения.

Но тогда так никто не думал. Римляне создавали новые армии. Война только разгоралась.

Ганнибал стремительно продвигался к Риму. В битве при Каннах (216 до н.э.) он нанес страшное поражение противнику, выставившему войско, почти в два раза превышающее по численности армию Ганнибала.

Судьба империи повисла на волоске. Но Ганнибал побоялся идти на хорошо укрепленный Рим и занялся захватом городов на юге Италии. Война приобрела затяжной характер.

Древнеримский полководец Сципион Африканский. Не правда ли, даже внешне он похож на Жукова?

Сципион, предложив дерзкий план, побеждает Ганнибала

В это время выдвинулись несколько  блестящих римских полководцев, которые спасли государство от верной гибели. Среди них самый яркий – Сципион.

Он чудом спасся с отрядом солдат после поражения при Каннах. Им овладела одна мысль: отомстить!.. В битвах в Испании, захваченной карфагенянами, он оттачивал полководческое искусство, учился побеждать.

Покорив Испанию, приобретя известность и любовь граждан, Сципион возвращается в Рим. Древнегреческий писатель Плутарх (46–127 н.э.) в «Сравнительных жизнеописаниях» сообщает:

«Когда его выбрали консулом (высшая должность в Древнем Риме.  – Авт.), он заметил, что народ требует и ждет от него выдающегося подвига. Считая борьбу с Ганнибалом в Италии чем-то слишком старым, отжившим свой век, он решил немедленно перенести войну в Африку, в самый Карфаген, и опустошить его, наводнив войсками. Он употреблял все меры, чтобы получить согласие Народного собрания».

Не все были в восхищении от решения Сципиона. Некоторые считали его «молодым безумцем», который может погубить государство. Один из его противников кричал перед народом, что «Сципион бежит от Ганнибала не один, – он уводит с собой из Италии, на кораблях, остаток вооруженных сил республики, прельщая молодежь ложными надеждами, убеждает их бросить отцов, матерей, жен и родной город, у ворот которого стоит торжествующий и непобедимый враг.

Своими речами он действительно навел на римлян страх».

Однако Сципиону все же  удалось многих склонить на свою сторону. Он переправился с войсками в Африку, и замысел его начал осуществляться. Карфагеняне вызвали Ганнибала из Италии. В 202 году до н.э. в битве возле города Зама в Северной Африке римляне наголову разбили армию Ганнибала.

Непобедимый карфагенский полководец проиграл лишь одно сражение, но оно решило исход всей войны. Карфаген, говоря современным языком, капитулировал, и  условия капитуляции продиктовал Сципион.

После этой победы Сципион, награжденный сенатом почетным титулом  «Африканский», долгое  время был самым влиятельным человеком в Риме.

Однако в последние годы жизни политические противники обрушили на него несправедливые обвинения, Сципион покинул Рим и жил на своей вилле.

Умер он, по странному стечению обстоятельств, в тот же год, что и его заклятый враг Ганнибал. Но если Сципион закончил свои дни в постели, то Ганнибал принял яд, чтобы не попасть в руки римлян, которые ненавидели его и постоянно преследовали.

Между великими полководцами немало сходства

Личность Сципиона уже более двух тысячелетий привлекает внимание историков, поэтов и писателей. Художники посвящали ему свои картины. О нем сняты кинофильмы.

Между Жуковым и великим воителем Рима есть много общего. Жуков, как и Сципион, жил в эпоху, когда судьба Отечества подверглась тяжелым испытаниям. Советские армии, как и армии римлян, терпели страшные поражения.

Вражеские войска слыли непобедимыми и дошли до столицы. Жуков, как и Сципион, учился на поражениях и развеял ореол непобедимости над головой вражеских полководцев.

Оба не боялись принимать смелые, неожиданные для противника решения. И Жуков, и Сципион знали в своей жизни и взлеты и падения. Оба любимы деятелями культуры.

Так что если какой-нибудь поэт захочет написать стихи о Жукове, пусть не забывает, с кем следует его сравнивать…

Геннадий БАРСУКОВ,
специально для «Открытой»
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий