Поиск на сайте

 

 

Где ты, Виталий...
Буденновец Виталий Нерсесов ушел служить в декабре 2000 года. Попал в строительные войска в Ростов. Родные были спокойны: Виталий - парень трудолюбивый, мастеровой, работы не боится. А через пять месяцев солдата отправили в Чечню на строительство грозненского аэродрома. Еще через две недели его мама получила из части телеграмму: «Ваш сын, Нерсесов Виталий Сергеевич, 12 июня 2001 года самовольно оставил часть». 
Начались дни и ночи кошмара. Незнакомый мужчина привез из Чечни письмо от Виталия. Сын писал: «Мама, меня оглушили ударом по голове и выкрали из части. Сейчас я нахожусь в плену в горах, нас должны обменять на боевиков». 
Больше вестей от Виталика не было. Командира воинской части, в которой служил наш земляк, не смутило, что солдатик так нелепо «сбежал» после 13 дней службы в неспокойной чужой республике. Военный чиновник отделался отпиской о «самовольном оставлении части» - все равно уголовными делами с такой формулировкой всерьез никто не занимается, они годами пылятся на прокурорских полках.
Мама пропавшего солдата обращалась в администрацию президента, к главному военному прокурору, председателю Комиссии по правам человека, всем прокурорам Северо-Кавказского военного округа. В ответ на письма, звонки, вопросы, просьбы, требования слышала одно: «Ждите, ищем». 
Прошло 8 лет. Ее сын до сих пор даже не признан пропавшим без вести. 
  
 

...Замир
Замира Отегенова из села Иргаклы Степновского района проводили в армию годом позже Виталия - в декабре 2001 года. Начальную военную подготовку он проходил в Ставрополе, в письмах писал, что службой очень доволен. Когда однажды к нему приехала мама Сагийдат, командир части поблагодарил ее за хорошее воспитание сына, прибавив: «Если бы все были такими».
2 июля 2002 года Замира перевели в станицу Наурскую Чеченской Республики. 15-го в дом Сагийдат пришли военные и заявили матери, что ее сын самовольно оставил часть. 
Сагийдат в тот же день выехала в Наурскую. Там ей сказали, что Замиру дали отпуск, из которого он не вернулся. Но военный билет находился в части,  паспорт - в военкомате. Как же солдата отправили в отпуск без документов?
Потом версия исчезновения изменилась. Командиры утверждали: 14 июля на вечерней проверке в 22.00 рядовой Отегенов стоял в строю, а после 24.00 в части его уже не было - сбежал.
На Замира завели уголовное дело по факту самовольного оставления части. Сагийдат обратилась за помощью в местный комитет солдатских матерей. Мы вместе ездили в войсковую часть Замира. Это крепость, окруженная 4-метровой заминированной «нейтральной полосой», обнесенная двухметровым забором и колючей проволокой, с высокими железными воротами - как мог молодой, две недели назад прибывший солдат убежать из такой части? Может, ночью ворота были нараспашку?
Войсковая часть не предприняла никаких мер по розыску солдата. Мы расклеили фотографии Замира в станицах Наурской и Шелковской, Сагийдат написала заявление в местное РОВД с просьбой объявить сына в розыск. Вестей о парне нет до сих пор...
В 2004 году Степновский районный суд признал Замира Отегенова безвестно отсутствующим. Еще через четыре года - умершим при прохождении воинской службы.
Решения суда были отосланы в воинскую часть, где служил Замир. Оттуда пришел ответ: поскольку в отношении солдата было возбуждено уголовное дело, оформлять документы для назначения матери погибшего пенсии не представляется возможным - необходимо, чтобы прокуратура закрыла дело. Однако прокуратура Грозненского гарнизона  Замира Отегенова погибшим не признает и уголовное дело в отношении пропавшего без вести солдата не закрывает.
В марте этого года комитет солдатских матерей «Матери Прикумья» отправил в генеральную прокуратуру запрос и документы пропавших без вести рядовых срочной службы Нерсесова и Отегенова. Мы будем добиваться, чтобы государство признало: Виталий и Замир не уголовники, скрывающиеся от правосудия, а солдаты, погибшие при прохождении воинской службы.

 

Людмила БОГАТЕНКОВА,
председатель КСМ «Матери Прикумья»
Буденновск



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий