Поиск на сайте

 

Корреспондент «Открытой» газеты навестила в клиническом госпитале рядового Леонида Малкова, изувеченного начальником штаба в/ч в Невинномысске майором Скворцовым. Подробности армейского беспредела, рассказанные пареньком журналисту, потрясают до глубины души. Страшно подумать, в какие мерзкие руки «армейских воспитателей» попадают наши дети, призванные служить Родине.

 

Главный военный клинический госпиталь имени академика Бурденко находится в Лефортовском районе Москвы. Основателем «военной гошпитали», как называли в прошлые века это лечебное учреждение, является Петр I. Построенный по его царскому указу «за Яузою-рекою против Немецкой слободы в пристойном месте», госпиталь принял первых пациентов в 1707 году. 
Тогда же здесь открылась первая в России Медико-хирургическая школа. Она исправно готовила первых русских лекарей «из природных россиян» по программам западноевропейских университетов и под началом главного светила - Николая Бидлоо, выпускника Лейденского университета, автора руководств по анатомии и хирургии, выдающегося деятеля российской медицины.
Сегодня госпиталь имени Бурденко - памятник архитектуры «до-пожарной» Москвы, многопрофильное лечебное учреждение Министерства обороны, в котором функционирует 96 лечебно-диагностических отделений и лабораторий. Ежегодно здесь лечится более 19 тысяч человек, производится более 6 тысяч операций.
Корпуса госпиталя утопают в зелени, по тенистым дорожкам прогуливаются люди, кто-то отдыхает у фонтана. Поют птицы. Просто рай. И только  часто встречающиеся здесь заплаканные женские  лица напоминают: здесь для многих давно и бесповоротно поселилось горе. В больничных палатах лежат жертвы неуставных отношений в армии, офицерского головотяпства, несчастных случаев, издевательства офицеров над солдатами. Среди них один из самых тяжелых больных - рядовой Леонид Малков из Челябинской области, которого я и пришла навестить сюда. О его трагедии «Открытая» рассказала в двух публикациях. Коротко напомним об этом.  
Отслужив всего два месяца в воинской части 83313 железнодорожных войск в Невинномысске, 20-летний солдат Малков был избит прикладом автомата по голове начальником штаба майором Скворцовым и при невыясненных обстоятельствах выпал из окна пятого этажа казармы.

 

«Спасти рядового Малкова»
Вряд ли рядовой Малков мог попасть на лечение в главный военный госпиталь страны - слишком много по России жертв армейской службы.  Возможным это стало лишь вследствие мощного резонанса, скандальной известности мерзкой истории в Невинномысске, о которой всей стране   рассказали журналисты Челябинской области и Ставропольского края в формате совместного телемарафона «Спасти рядового Малкова». Две телекомпании - ГТРК «Южный Урал» и ГТРК «Ставрополье» - не дали замять дикую историю, которая могла бы пройти как рядовое событие среди тысяч подобных.  
На тот момент родственники Леонида просили военных чиновников об одном - перевезти изувеченного парня в Москву, ведь ему требовалась серия сложнейших операций. 
Однако военная система стояла насмерть. «У нас все по инстанциям, сначала перевезем его в Ростов, а там и до Москвы дело дойдет», - отвечали чиновники родственникам солдата. 
При том, что промедление и дорожная тряска для него были чреваты тяжелыми последствиями, ведь на парне не было живого места от ударов и переломов.
По счастью, в Челябинской области власть прислушивается к прессе и адекватно реагирует на выступления журналистов. Так что перевод Леонида Малкова из краснодарской больницы в госпиталь им. Бурденко в Москву стал возможен во многом благодаря поддержке Главного управления по взаимодействию с правоохранительными и военными органами Челябинской области. А первый вице-губернатор Олег Грачев направил военному прокурору Южного военного округа Владимиру Милованову письмо с просьбой взять расследование дела под личный контроль. И по сей день, по словам сестры Леонида, журналистки Марины Малковой, правительство области держит ситуацию под контролем.

 

Хорошим в армии делать нечего 
…Лёня лежит в палате один. Ступни ног у него закованы в аппараты Илизарова. Что-то типа деревянных колодок с торчащими в разные стороны спицами. Шевелиться, поворачиваться с боку на бок нельзя. Затекает тело. Дико болят пятки -  раздроблены пяточные кости, недавно сделана операция по пересадке кожи. Приживается она, по счастью, нормально. Неспокоен левый глаз - не может четко сфокусироваться и все норовит закатиться. 
Лёня перенес уже четыре сложнейшие операции, похудел килограммов на 15 и выглядит почти подростком. Фотографировать себя в таком виде он не разрешает: «Зачем? Чтобы Скворцов увидел и пожалел?»
Боль теперь живет в теле постоянно. Она мешает спать, читать, думать. «Ничего, болит - значит, живой», - утешают врачи и делают все возможное, чтобы поставить парня на ноги. Причем обещают это сделать в ближайшие дни. Как это вообще возможно, Лёня не представляет. Из воинской части никто ему не звонит, здоровьем не интересуется. Майор Скворцов перед искалеченным солдатом не извинился. Командование части смущенно в разговоре с матерью Леонида удивлялось: сами не понимаем, как такое могло случиться, такой хороший солдат был…
Именно - хороший. И врачи военной судебно-медицинской экспертизы, несколько часов беседовавшие с Леонидом, сказали то же самое: хороший мальчик, не надо было ему в армию идти. 
Вот, значит, какая она, нынешняя суть Вооруженных сил: армия - для плохих! Наказание за плохую учебу одним, спасение от тюрьмы другим... Вот и в Невинномысской воинской части 83313 большая часть срочников ранее имела проблемы с законом. 
Как сюда военкомат мог направить серебряного медалиста, студента с двумя курсами университета за плечами? Да, Лёня был отчислен - и потому пошел в армию. Но отчислен не потому, что был не способен к учебе, а потому, что, как многие студенты-очники, пытался совмещать учебу с работой. Иначе студентам не прожить на смехотворную стипендию, а принимать помощь от родителей мальчишкам стыдно. Вот они в ущерб получению знаний вкалывают, кто где может. 
Конечно, будут тут и пропуски занятий, и неаттестации, и стычки с преподавателями. Хорошо, если те жалеют студентов и понимают их. А если нет? То иди, голубь ясный, в армию?! А значит, на погибель?! Или учись в вузе, но голодай?! Или воруй?!
Государство опять загнало народ в угол. Какую армию после этого оно хочет получить? И каких специалистов светлого будущего?

 

К стене прицепился
- Лёня, а ты что, разве «качал права»? Личное мнение Скворцову высказывал? - спрашиваю я Леонида, рассказав об оставленных на сайте откликах. 
- Да вы что?! - парнишка даже привстает на кровати от волнения. - Какое может быть личное мнение в армии? Да оно притупляется в первый же день! Как только прибыл в часть, за тобой закрылись ворота, и ты увидел эти лица… Всё! Начинаешь делать то же, что делают все. Иначе за твое личное мнение, за одно только слово последует коллективное наказание. Например, всю роту заставят отжиматься! Поэтому лишний раз подумаешь, а стоит ли вообще рот открывать?! Попробуйте Скворцову слово сказать поперек! Лучше выполнить глупую, бесполезную команду, чем нарваться на худшие последствия. 
- В прессе много разных версий произошедшего между вами. Какая правильная?
- Та, которую я излагал следователю. Журналисты много чего напридумывали. Пишут, что я наотрез отказался выполнять приказ убирать территорию. Но это неправда, такого не могло быть в принципе! 
…Дальше Лёня говорит через силу, и только потому, что не хочет, чтобы неверная информация гуляла по Интернету и в прессе. 
Внимание, читатель, вот она, правда из первых уст: поводом для конфликта между солдатом Малковым и майором Скворцовым стала… испачканная стена со следами проржавевшей проводки! Майор увидел ее и возмутился. Мол, почему стена грязная? 
Лёня на этот момент только что сменился с наряда и направлялся на отдых в казарму. А тут злобный Скворцов с вопросом. Парень хотел сначала объяснить разгневанному майору, что он к грязной стене не имеет никакого отношения, но понял, что это бесполезно, и только твердил, вытянувшись «по струнке»: «Так точно!» - в ответ на все грозные восклицания майора. 
У того, похоже, зачесались руки, он сначала потребовал у солдата автомат, а потом стал избивать прикладом по лицу и по голове. 
- Меня сейчас спрашивают, зачем я отдал ему свой автомат, - возбужденно говорит Лёня. - А как я мог не отдать оружие начальнику штаба? Ведь он мне приказал! Это в карауле не положено отдавать, а так…
- Ты не вспомнил, как после избиения оказался на пятом этаже казармы и сам ли выпал из окна?
- Нет. Мне уже в Краснодаре врачи сказали, что я выпал из окна и меня нашли под окнами казармы. 
…Левый глаз парня от эмоционального напряжения поплыл куда-то в сторону и вверх. Видно, что свою трагедию Лёня хотел бы вообще забыть. И я меняю направление темы:
- Лёня, а как насчет дедовщины в части? 
- Нет там такого. Землячество - это есть. Башкиры, например, одна группа, дагестанцы - другая… Они вместе держатся, друг другу помогают, защищают. Я один оказался. Русских в части мало было. Может, потому и главенствовали местные. 
Но вопрос ведь не в национальности, а в том, как к созданию земляческих группировок относятся командиры. А они не могут справиться, если эти группы враждуют между собой.
- Вы видите, он же адекватен! Смотрите, как рассуждает! - К разговору, не выдержав, подключается мама Лёни, Елена Анатольевна. И она, и сестра Леонида Марина, и любимая девушка, студентка Зарина, присутствуют при нашей беседе и дополняют подробностями картину происходящего. 
Так, военные судмедэксперты, психологи и психиатры после общения с Леонидом поделились с его матерью выводом о том, что он не склонен к суициду и покончить с собой из-за причиненных телесных повреждений не мог в принципе. 
Более того, мощность ударов прикладом по голове и степень повреждений были таковы, что Леонид физически не мог выполнить действий, которые привели к падению с пятого этажа, а именно: не мог самостоятельно подняться на верхний этаж казармы, найти и открыть дверь комнаты, влезть на подоконник, открыть окно и прыгнуть вниз. Для этого надо было как минимум осознавать, что делаешь. 
Но в таком случае при падении с пятого этажа, а это не меньше 10 метров высоты, Лёня сломался бы, как спичка. А он - живой! 
Значит, все же вниз падало расслабленное, бесчувственное, бессознательное тело?! Но ведь тело само перемещаться не может! 
Значит, его выбросили?! К такому выводу приводит логическая цепочка рассуждений. И тогда получается, что в Невинномысской воинской части железнодорожных войск совершено покушение на убийство?!
Надеемся, что официальная версия, выводы суда и следствия не за горами. А в настоящее время в отношении майора Алексея Скворцова возбуждено уголовное дело по пункту «б» части 3 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением оружия»).

 

Эх, майор, майор…
- Сразу после трагедии, когда Лёня еще лежал в больнице в Невинномысске, туда несколько раз приходила жена майора Скворцова, - рассказывает мать Лёни. - Женщина была расстроена, чувствовала свою вину и только повторяла: «Не знаю, почему так произошло!» А потом сказала о муже: «Да, он у нас выпивает. Но в тот день он был не пьяный!»
После этих слов стало ясно: Скворцову просто надо было срочно выпить, чтобы избавиться от депрессивного синдрома. Так бывает у алкоголиков, когда им утром нужно опохмелиться. 
А тут, видимо, не получилось. Вот майор и был злой. И Лёня просто подвернулся ему под руку. Стал жертвой чудовищной случайности…
Елена Анатольевна замолкает. Видно, что в ее голове постоянно крутится один вопрос: ПОЧЕМУ? Почему этот кошмар случился с ее сыном? Почему именно на нем выместил злобу майор? И как теперь им всем с этим жить? 
Интересная деталь: в день трагедии с Лёней его девушка Зарина потеряла одну золотую сережку. Как она расстегнулась и выпала из уха, непонятно. Но сердце вдруг остро почувствовало неладное. Зарина схватила телефон и стала торопливо набирать номер родителей Лёни. 
Почему-то она боялась позвонить ему самому и услышать что-нибудь страшное. Родители в этот момент уже все знали, но не решались сообщить девушке страшную новость. 
Сейчас она вместе с Еленой Анатольевной неотлучно находится рядом с Лёней, только ночевать уходит к родственникам. 
Теплые улыбки, лучистая доброта и оптимизм не сломленных горем родных людей сегодня для Лёни - как живительный бальзам. Хоть бы он выстоял! 
Ведь стенами хорошего госпиталя жизнь не ограничивается. Надо дальше жить. Учиться, работать, строить семью, рожать детей. И не носить в сердце зла, чтобы не разрушить себя изнутри. 
Мы прощаемся с Лёней. От имени редакции и читателей «Открытой» газеты я желаю пареньку бодрости духа и поскорее встать на ноги, а матери, сестре и любимой девушке - веры и надежды на лучшее. 
…По возвращении из Москвы мне позвонил незнакомец, который представился Алексеем, офицером той самой воинской части 83313. Он напористо просил о встрече, обещая рассказать, что «на самом деле» происходит в части. 
Фамилию и воинское звание мужчина не назвал, да и на связь больше не вышел. Но что-то мне подсказывает: фамилию этого человека я уже знаю…
Да-а… Не просто это - рассказать, что и как было на самом деле. Куда сложнее, чем искалечить беззащитного солдата и жизнь его близких людей.
 
 

Елена САРКИСОВА
Москва – Георгиевск

 

«Здесь издеваются постоянно»

 

Трагедия Леонида Малкова для Невинномысской воинской части железнодорожных войск уже рецидив. В 2007 году старшие по званию избили здесь до полусмерти 19-летнего срочника из Липецка. После избиения парню удалили селезенку, он остался инвалидом. В 2008 году уже другого солдата нашли на территории части повешенным.
Трагедия Малкова и ситуация в воинской части 83313 Невинномысска вызвали бурную дискуссию на сайте «Открытой»

 

Вячеслав
…Командиры в этой части - самодуры. Они и считают солдат рабами. Траву там рвут солдаты руками!!! В XXI веке нет для этого инструментов? Если почитать о положении в сегодняшней армии, то можно сделать вывод, что нынешняя армия - это рабство. Почитайте на этом сайте мониторинг СМИ: http://www.army-hr.ru/ 
Почему мы должны быть рабами? А тех, кто отказывается служить в армии (согласно Конституции РФ), называют трусами и дезертирами. Я тоже был у Леонида в московском госпитале. И маму его видел. И мне было стыдно, что я - из Невинномысска. 

 

Дэмбэль
В воинской части 83313 достаточно заплатить 8 тысяч рублей прапорщику Истарханову или Алибекову - и «можно жить»! Кроме них, никто не тронет!  
Военнопленный. В/ч 83313, 2-я рота. Командир 2-й роты постоянно бьет солдат, унижает, приветствует увольнения за финансовую помощь, за малейшую провинность бьет, угрожает физической расправой насильственного характера. И это ОФИЦЕР и командир роты!!! Для чего мальчишки идут служить? Чтобы их били помешанные на фашизме люди со званием офицера, чтобы их унижали? Какая будет у них жизнь после? Если она вообще будет после всего этого. 

 

Павел
Проблема изначально в том, что армию РАЗВАЛИЛИ!!! Когда нет порядка в государстве, нет порядка и в армии. Я отслужил почти 20 лет и горжусь этой службой. Идиотов в армии (как и везде) всегда хватало, я ни в коем случае не оправдываю идиота-офицера, но и солдаты сейчас не устав изучают, а свои «права»... Как солдат может заявить начальнику штаба (!!!), что не его, дескать, дело уборкой заниматься! Это армия, ребята! Здесь НЕ ПРИНЯТО ПРИКАЗЫ ОБСУЖДАТЬ!

 

Светлана02 августа 2012, 01:04
 
 
 
 

Я очень боюсь за сына его перевели в Невинномыск из Георгиевска. Жалуется на дедовщину и на не устовные отношения.Прошу камандира Георгиевской части принять меры.Пожалуста помогите у меня ещё нет координат командира.

Евгений23 сентября 2011, 15:02
 
 
 
 

"По счастью, в Челябинской области власть прислушивается к прессе и адекватно реагирует на выступления журналистов" Что за подлизывание? После таких фраз автору просто перестаешь верить.

Людмила16 сентября 2011, 23:50
 
 
 
 

В комментариях о в/ч 83313 на сайтах многие пишут о том, что им известны случаи издевательства над солдатами, пишут о случаях суицида (?????), но все эти отклики нельзя использовать для того, что бы можно было помочь тем, кто служит в этой части сейчас. Потому что отклики анонимны. Я разбросала по многим сайтам свои телефонный номер и адрес электронной почты с просьбой сообщить об известных случаях. В ответ - десятка два звонков с молчанием в трубку (наверное, проверяли - реален ли номер) и два письма от бывшего офицера той же части, который дополнил негативные сведения. Но встретиться, обсудить - чем можно помочь, он не хочет, как не хочет и назвать своё имя, потому что честно признаётся, что боится. Неужели нет управы на командование этой части? Неужели ничего нельзя сделать? Неужели хамство, жестокость стали нормой? Неужели так и будут страдать призванные в эту часть солдаты? Обращаюсь к нынешним и бывшим офицерам: если вы знаете о фактах нарушений прав военнослужащих этой военной части и если вам не безразлично, что один-два подонка порочат звание ОФИЦЕРА, можно же объединиться, для того, что бы помочь тем, кто служит там сейчас и придёт совсем скоро, в осенний призыв. И не считаете ли вы необходимым отдать дань памяти тем, кто погиб там, сообщив их имена в фонд "Право матери" Вероники Марченко, что бы она смогла внести их в мартиролог фонда. [email protected] 8-918-792-34-25

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий