Поиск на сайте

 

 

Фигурантка уголовных дел в кооперативном строительстве Ирина Задорожная написала письмо в «Открытую» из тюремной камеры.

 

«Открытая» уже много писала об Ирине Задорожной (она же Рагулина), бывшем риэлторе и руководителе нескольких строительных кооперативов в Ставрополе. Еще в феврале 2004 года полиция возбудила в отношении нее уголовное дело по ч. 3 ст. 159 («Мошенничество») и ч. 1 ст. 201 («Злоупотребление полномочиями») УК РФ.

Задорожная создала кооператив «Аврора», пайщиками которого стали 43 жителя края. В качестве вступительных, паевых и членских взносов люди внесли в кассу организации более 10 млн. рублей, половина из которых испарилась.

После этого появилось еще несколько десятков уголовных дел, где фигурантом являлась именно Ирина Задорожная: два года назад они были объединены в одно дело. В середине мая судья Ленинского района Ольга Анисимова вынесла приговор: 8 лет и 9 месяцев колонии общего режима и штраф в размере 14 тысяч рублей.

Сейчас Задорожная в ожидании рассмотрения ее апелляционной жалобы находится в камере ставропольского СИЗО-1, откуда и написала письмо в «Открытую» газету, пытаясь себя оправдать.

У редакции нет сомнений в справедливости вынесенного приговора. Но мы решили все же опубликовать письмо осужденного, но не раскаявшегося человека, чьи преступные действия лишили жилья и средств к существованию десятки ставропольских семей, а ее саму привели на тюремные нары.

Десять лет я не обращала внимания на то, кто и как порочит мое имя. Мои родители, знаменитые спортсмены, для которых честь и совесть превыше всего, учили меня не обращать внимания на клеветников и обидчиков. Ну не любят у нас новаторов, людей смелых и решительных, удачливых! Им всегда противостоит другая сила, вызванная завистью, ненавистью, жестокостью и предательством.

Ну не может один человек быть виновен во всех грехах, которые мне приписывают в статьях!

Я работаю в бизнесе, связанном с кооперативным движением, с 2002 года, когда мною на заре ипотечного кредитования был открыт кооператив «Аврора». Принципиальным его отличием от других кооперативов было оформление жилья в собственность дольщиков с рассрочкой платежа на десять лет.

С января по май 2003 года кооператив с динамикой вступления до 10 человек в месяц приобрел для своих членов 20 квартир, а позднее – еще 12 и земельный участок.

Несомненно, я, как руководитель, понимала, что нужно не только накапливать денежные средства, но и увеличивать их потенциал, дабы избежать остановки в делах. Для этого кооператив приобрел земельный участок по адресу: ул. Мира, 148, для строительства коттеджей дольщикам. Тогда ничего не могло меня ввергнуть в сомнение, что мое дело окажется неудачным.

К настоящему дню кооператив продолжает функционировать, и руководит им Олег Киселев, юрист по образованию, получивший жилье в ПЖК «Аврора». А под моим руководством кооператив в нормальном режиме проработал до июня 2003 года, то есть всего шесть месяцев, после чего под предлогом проверки у него были изъяты все документы и оргтехника.

Бесконечные проверки, слухи, статьи в СМИ сделали свое дело: из кооператива стали выходить дольщики, возвращая свои паи. Естественно, если идет возврат паевых взносов, то ресурс денежных средств истощается, и приобретать квартиры становится делом проблематичным.

Десять лет длилось следствие по моему уголовному делу, оно то прекращалось, то возобновлялось вновь. Прекращалось оно на основании ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием в моих действиях состава преступления, а возобновлялось, когда кто-то из дольщиков устраивал очередной скандал в прокуратуре.

...Кому же на самом деле было выгодно это уголовное дело?! Рассказываю.

В 2007 году я, будучи риэлтором в компании «Баскакова и К», занималась продажей недвижимости, в частности дома по адресу: ул. Герцена, 104, принадлежащего семье Коротенко. Николай Николаевич – бывший военком Промышленного района Ставрополя, а его супруга Ирина – нотариус Предгорного района края.

Дом на продажу они выставили за 6,2 млн. рублей с неоформленными землями. Я решилась на продажу их дома по долям, разделив его по комнатам, узаконив перепланировку по типу общежития. Ирина Коротенко одобрила схему продажи и подписала договор о намерениях с указанием даты окончания сделки купли-продажи – июль 2008 года.

В мае Коротенко собрала собрание дольщиков и заявила, что за свой дом хочет на 1 млн. рублей больше. Мы приняли решение пристроить к дому дополнительные площади и создать простое товарищество (для меня лично это, по сути, означало возврат к кооперативам). Мы переделали проект, предусмотрев отдельные комнаты, сделали пристройку и рассчитались с Коротенко, оформив сделку купли-продажи дома.

Затем Коротенко вызвали меня к себе и заявили, что хотят получить 1,8 млн. рублей за земельный участок, на котором построен дом. Иначе, мол, у нас могут возникнуть проблемы с оформлением постройки. Деньги с нас требовали с использованием «боевой единицы» по кличке Салман, который с группой дагестанцев в ноябре 2009 года совершил рейдерский захват нашего дома.

После чего Ирина Коротенко обратилась в Ленинский суд Ставрополя с требованием о сносе самовольной пристройки, возведенной на чужом земельном участке. Дело попало к судье Олегу Санееву, который сразу наложил арест на все наше имущество. Начался судебный процесс, который затянулся на полтора года.

Нами был подан отвод судье Санееву, поскольку ранее с Николаем Коротенко он находился в служебной зависимости, а в настоящее время они поддерживают дружеские отношения. Отвод был удовлетворен. Хочу заметить, что по странному стечению обстоятельств по моему уголовному делу мне был назначен в качестве государственного защитника родной брат судьи Санеева. Так о какой квалифицированной защите можно говорить?!

В итоге решением Ленин-ского районного суда Ирине Коротенко было отказано в исковых требованиях полностью. После этого, вернувшись в нашу пристройку, мы нашли ее почти полностью разграбленной, ее пришлось восстанавливать заново. Было принято решение об открытии ЖСК «СтройКом» для всех членов нашего простого товарищества. И жить бы нам спокойно, но 30 мая 2012 года наш дом был подожжен и полностью сгорел.

Люди опять оказались на улице. Заново отстраивать дом на Герцена никто не хотел, и мы открыли для погорельцев кооперативы «СтройКом СК» и «Экономстрой». На ул. Чехова, 82, несколько лет стоит недостроенным четырехэтажный кирпичный дом. Заключив договор с собственником этого дома, мы достроили его и заселили.

Правоустанавливающие документы получили все без исключения. И тут снова Салман преуспел: чтобы с ним полностью рассчитаться, в этом доме на Герцена он забрал две квартиры и заставил их оформить на другое лицо.

И вот уже семь месяцев я мучаюсь вопросом: почему нахожусь в СИЗО, мне не дают свидания с несовершеннолетним ребенком? Заморожены все объекты, дольщики в панике. Вот уж верно говорят мудрые люди: если не сохранишь меньшее – потеряешь большее.

 
Ирина ЗАДОРОЖНАЯ,
осуждённая

Комментарии

 
«Потерпевшими по делу проходят 67 человек»
 
– Итак, приговор в отношении Ирины Задорожной Ленинским районным судом вынесен. И, на мой взгляд адвоката, совершенно справедливый. Справедливый и по мнению моих доверителей – двадцати жертв афер Задорожной в кооперативе «Аврора».
Вынося приговор, судья Ольга Анисимова учла отягчающие обстоятельства совершенных преступлений: назначенное бывшему директору «Авроры» наказание в виде 8 лет и 9 месяцев колонии общего режима оказалось значительно строже, чем то, которое требовало государственное обвинение в лице прокуратуры (7 лет).
Сейчас уже завершено расследование второго уголовного дела в отношении Ирины Задорожной, возбужденного в октябре прошлого года следственным отделом по Промышленному району Ставрополя.
Причем возбуждено оно было лишь после того, как более сорока дольщиков, пострадавших от действий риэлтора, решили провести коллективную голодовку на Крепостной горе. Мы заранее уведомили о проведении голодовки власти, причем среди ее участников должны были быть инвалиды, пенсионеры, несовершеннолетние...
Сейчас обвинительное заключение по уголовному делу находится на стадии утверждения, после чего оно поступит в Промышленный районный суд. Вменяют Задорожной ч. 3 и ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество»): общий размер доказанного следствием ущерба составляет больше 50 млн. рублей.
Потерпевшими проходят 67 жителей, которые стали жертвами мошеннических действий риэлтора. Поддавшись на ее уговоры, они надеялись приобрести жилье по восьми различным адресам в Ставрополе: на улицах Герцена, Чехова, Багрянцевое кольцо, Мостовая, Каштановая, Шукшина, Куйбышева и проезду Ртищенскому.
 
Татьяна УДАЛОВА, адвокат Адвокатской палаты
Ставропольского края,
юрист-консультант «Открытой» газеты
 
«Это страшные люди!»
 
– Ирина Задорожная прекрасно осознавала, что это за люди, с которыми она связалась, какие у них нравственные установки и жизненные принципы. Отставной военком Николай Коротенко был героем множества публикаций в СМИ, в том числе в «Открытой» газете.
Правоохранительные органы, прокуратура и администрация Ставрополя имеют задокументированные факты его противоправных действий: это незаконная вырубка Мамайского леса, самовольный захват земельного участка, незаконная предпринимательская деятельность, уклонение от уплаты налогов, стрельба из оружия по окнам жилых домов…
Салман, о котором Задорожная пишет в письме в «Открытую», – это приятель военкома, уроженец Дагестана Бахтияр Темирханов, который имеет строительный бизнес в Ставрополе. Именно он якобы за долги, которые имел перед ним Коротенко, в 2009 году с вооруженной группой дагестанцев произвел захват дома по ул. Герцена, ночью выкинув на мороз женщин, детей, пенсионеров...
В «освобожденный» от его законных владельцев дом заселились постояльцы незаконно возведенной Коротенко на своем участке гостиницы, которая по документам числится гаражом.
Причем заявление о незаконном выселении у жителей пристройки на ул. Герцена отказывались принимать в дежурной части ГУВД края, прокуратуре Промышленного района и даже в управлении ФСБ края. Коротенко ведь бывший военком и «решает» все возникающие проблемы с правоохранительными органами, поскольку водит дружбу с чиновниками различных рангов, должностей и званий.
Лишь спустя полтора года выброшенные из дома по решению суда все же сумели вернуться в свои квартиры, застав их разграбленными и разбитыми. После этого им стали звонить неизвестные и угрожать спалить дом, и в ночь на 30 мая 2012 года его действительно подожгли. На улице снова оказались 18 семей.
Несмотря на то, что люди имеют на руках «розовые» свидетельства о праве на собственность, жить им негде. Дом восстановлению не подлежит: он был возведен из самых дешевых, горючих, токсичных стройматериалов. Ирина Задорожная собрала с людей почти 20 млн. рублей якобы на строительство пристройки, но реально потрачено было в три раза меньше. По подсчетам следственных органов, риэлтор прикарманила 12,6 млн. рублей. По факту поджога дома полиция возбудила уголовное дело, но оно до сих пор не расследовано.
 
Любовь ЧЕРНОВА, председатель
«Протестного комитета Ставрополя»,
член Общественного совета
при администрации Ставрополя
 
 
 
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий