Поиск на сайте

 

 

Власть, тебе  не стыдно?!

Пожилая ставропольчанка живёт в доме, который каждый день затапливают подземные воды. Строение изношено на 83% и представляет прямую угрозу жизни. Но городские чиновники отказывают пенсионерке в праве на переселение

В хорошую погоду 77-летняя Клавдия Дмитриевна ставит на ночь будильник и каждые два часа встает по звонку, чтобы откачать воду из двух ям. Ямы эти, полуметровой глубины, вырыты прямо в полу дома: одна - в коридоре, другая - в спальне, у изголовья кровати.
За пару часов искусственные промоины доверху заполняются водой, и, если хозяйка пропустит «смену» и вовремя не запустит насосы, комнаты зальет подземными источниками, на которых стоит покосившаяся халупа.
Дом №79 по улице Железнодорожной в Ставрополе был признан непригодным для жизни еще 27 лет назад. Но пенсионерку, измученную ежечасной борьбой за выживание, накрененные стены и потолки уже не пугают - ее сводит с ума вода. День за днем, месяц за месяцем в течение нескольких лет пожилая женщина выкачивает воду из собственного дома. И податься с «тонущей лодки» ей некуда.
Городская администрация на обращения гражданки Уваровой отвечает: «Вы... не имеете права состоять на учете граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях в администрации города Ставрополя».

Дом накренился так, что в него страшно войти.

Круглый год живу в воде

В дождливую пору Клавдия Дмитриевна будильник на ночь не заводит, потому что спать не ложится вообще: дай бог управиться с обеими ямами. Если насосы не справляются с нагрузкой или шланг забивается, вода заливает комнаты словно пробитый корабль.

В такие дни и ночи на Железнодорожную спешат все немногочисленные родственники Клавдии Уваровой и в несколько рук ведрами вычерпывают воду из комнат. Один из них рассказывает: бывало, даже рыбацкие сапоги не помогали - воды в доме набиралось по пояс.

Это кажется картинкой из фильма-катастрофы, но разбухшая мебель и стены, на которых от обоев на высоту тумбочки давно нет следа, говорят о постоянных потопах красноречивее слов.

«Только один месяц меня не топит: в конце июля - начале августа, когда стоит жара. А так я круглый год живу в воде, - рассказывает пенсионерка. - В комнатах холодно: все стены сырые, под полом стоит вода. Хожу по дому в четырех парах теплых штанов и валенках. Спать ложусь - не раздеваюсь. Вот у меня перчатки под подушкой - на ночь надеваю. И лицо накрываю полотенцем, чтобы не мерзло.

В доме живу с внуком - от постоянной сырости позаболели оба. Еще и возраст, глаза у меня почти не видят, ноги распухают, а возле ям приходится на коленях стоять.

Звонила я в «Водоканал» - сказали: «Это не наша вода». Вызывала МЧС - те развели руками: «А что мы может сделать?» И в самом деле, не сидеть же им у ям со шлангами.

А в администрации раздражаются: «Что вы ходите, пороги обиваете?».

Огромные трещины расползлись по стенам и потолкам всего дома.

Ой, не троньте! А то привалит

Первый раз жильцы дома посягнули на «святые» чиновные пороги почти тридцать лет назад.

В конце 80-х семья Авакян-Уваровых, бросив жилье, бежала из первой «горячей точки» СССР - Азербайджана на родное для Клавдии Дмитриевны Ставрополье. Сбережений хватило на половину скромного домика 1900 года постройки на склоне долины речки Ташлы. Но уже в 1991 году райсовет народных депутатов признал его непригодным для проживания.

«На жилом доме появляются трещины на стыке стен с потолком и на потолке. Наиболее мощная осадка отмечается в нагорной части дома, здесь строение перекошено и запрокинуто. Стены подмочены в нижней своей части», - констатировала комиссия более четверти века(!) назад.

Жильцы хотели встать в очередь на жилье, но в администрации отсоветовали: мол, улица аварийная - скоро всех будут расселять. Однако «с 1991 года и по настоящее время какой-либо помощи от администрации нами получено не было, - пишет пенсионерка в очередной тщетной жалобе в очередную инстанцию. - Более двадцати лет своими силами старались поддерживать домовладение, однако его техническое состояние на данный момент критическое».

Проще говоря, за 27 лет дом превратился в полную развалюху. А люди продолжают в нем жить.

Оползень давит на строение. Стены, полы, потолки смещены и перекошены так, что двери не закрываются, окна не открываются, а у непривычного человека начинает кружиться голова. Медсестра «Скорой помощи», войдя в комнату, ухватилась за стену: «У меня что-то с вестибулярным аппаратом». «Это не с вами - это стены такие», - «успокоила» девушку хозяйка.

Здесь страшно не то что жить - просто находиться. Почтальоны, которые приносят пенсию, боятся ступить на порог. Депутат городской думы Светлана Мосина, рискнувшая зайти в лачугу, испуганно вскрикнула, когда бабушка потянулась показать ей трещины в потолке: «Ой, не троньте! А то еще привалит».

Парламентарий ужаснулась условиям жизни своей избирательницы, но помочь ей не смогла. В городской администрации под копирку отстучали обычный ответ на имя Клавдии Дмитриевны: «Вы не относитесь ни к одной из категорий граждан, установленных федеральным законодательством или законодательством Ставропольского края... имеющих право на получение жилых помещений по договорам социального найма».

«Чиновники пишут, что мне не положено нормальное жилье, потому что я не инвалид. Вот думаю, какую ногу отрезать? - без улыбки говорит женщина, и язык не поворачивается назвать ее слова шуткой. - Или что я не малоимущая. Да, я очень имущая! Шкаф вот в 65-м году купила, кровать - в 72-м...».

К слову, у Клавдии Дмитриевны почти полная слепота: один глаз видит на 2%, другой не видит вообще. Оформить инвалидность или сделать операцию она не может, потому что несет нескончаемый «караул» над ямами, от которых нельзя отлучаться дольше чем на пару часов.

Но и без всякой инвалидности практически все соседи Уваровых давно получили жилье и съехали из аварийных домов. Почему же Клавдия Дмитриевна «права не имеет»?

Пол просел «волнами», потому для устойчивости стол прибит к нему гвоздями. Но из кастрюль и тарелок выливается содержимое.

«Ощутимая зыбкость» жилого дома

Статья 51 Жилищного кодекса РФ предусматривает основания, по которым гражданин признается нуждающимся в жилье. Одним из них является «факт проживания лица в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям».

Требования эти прописаны в правительственном Положении о признании жилого помещения непригодным для проживания от 28 января 2006 года.

Пункт 10 Положения требует, чтобы в жилом доме возникшие деформации не приводили «к нарушению работо-способности и несущей способности конструкций, надежности жилого дома», обеспечивали «безопасное пребывание граждан и сохранность инженерного оборудования».

Пункт 16 гласит, что помещения «должны быть защищены от проникновения дождевой, талой и грунтовой воды и возможных бытовых утечек воды».

Согласно пункту 36, непригодными для проживания признаются «жилые помещения, расположенные в опасных зонах схода оползней... а также на территориях, которые ежегодно затапливаются паводковыми водами и на которых невозможно при помощи инженерных и проектных решений предотвратить подтопление территории».

А теперь несколько строк из отчета о техническом состоянии дома №79 по Железнодорожной.

«Наклон стен и пола 15 градусов. Износ наиболее значимого конструктивного элемента - фундамента - около 79%».

«Массовые прогрессирующие сквозные трещины на всю высоту здания, значительное выпирание грунта и разрушение стен подвала».

«Перекос оконных и дверных проемов, деформация стен, поражение древесины гнилью».

«Выпучивание и заметное искривление цоколя, сквозные трещины в цоколе с развитием на всю высоту».

«Ощутимая зыбкость перегородок, отклонения от вертикали».

«Коробки оконных переплетов и подоконная дока полностью поражены гнилью, створки не открываются или выпадают».

«Массовые течи в местах присоединения приборов».

«Полная потеря эластичности изоляции проводов».

«Неустранимый износ жилого дома - 83,3 %».

«Дальнейшая эксплуатация дома небезопасна (разрушение фундамента ведет к прогрессирующему разрушению других конструктивных элементов - стен, перекрытий и т. д.). Вывод: дом подлежит сносу».

И в этой опрокинутой развалюхе, на которую неумолимо наступают оползни и вода, при постоянной угрозе жизни живут люди.

Как еще, если не оставлением в опасности, назвать действия (или бездействие) чиновников, которые «футболят» их, да еще нервничают, что те «обивают пороги»?

Фатима МАГУЛАЕВА

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Там же газовая плита, там электропроводка! Наверное надо вызвать МЧС- пусть принимают меры по осушению жилого объекта до несчастного случая уже не далеко- тогда и крайних сразу найдут!

Доброжелатель (не проверено)
Аватар пользователя Доброжелатель

Обращайтесь в прокуратуру, пусть в порядке 45 ст гпк вас защищают в суде( не реагируют пишите выше),пишите в полицию, следственный комитет, по оставлению вас в опасности , обращайтесь к защитнику прав человека,идите на бесплатную консультацию в краевую адвокатскую палату, обжалуйте отказ в постановке на очередь, тем более если есть несовершеннолетний ребенок.Пишите куда только возможно, и обязательно где-нибудь вас услышат.

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Сколько ей лет- она не в состоянии себя защитить! Этим должен заняться уполномоченный по правам человека края-но его разве дождешься! выход- постоянно вызывать МЧС! Водой заливаются внутренние помещения- ее обязаны отселить либо изолировать помещение от подземных вод!

Василий (не проверено)
Аватар пользователя Василий

В нормальном обществе к таким идущим случаях комментариев бы не было, так как этих чиновников не взирая на ранги, уже были бы уволены!

Добавить комментарий