Поиск на сайте

 

 

«Только каменное сердце не болит».Статья под таким названием вышла в «Открытой» накануне праздника Великой Победы (№17 от 8 мая с.г.). В ней наша читательница с болью рассказала о том, как депутат-единоросс Невинномысской гордумы Владимир Ворожейкин «заменил» подделкой мраморный памятник на могиле ее мужа, ветерана войны, а ее саму, потрясенную этим кощунством, затаскал по судам.
Читатели «Открытой» спрашивают, чем закончилась эта история. Как мы узнали от самой Людмилы Павловны – ничем! А вернее, очередным унижением и слезами измученной вдовы. Об этом Людмила Павловна рассказала нам в редакции, куда пришла, опираясь на палочку, – бабушка в старомодной шляпке, тихая, интеллигентная, безмерно уставшая.
«Он, наверное, посмотрел на меня и подумал, что я совсем беспомощная и постоять за меня некому. Но если я предам память мужа, какая мне цена как человеку?»

 

Жуть этой истории в том, что так называемые «народные избранники» из Невинномысской гордумы продолжают лгать и унижать вдову ветерана, с могилы которого по существу украли памятник
Дорогая «Открытая», не так давно я обратилась в вашу редакцию со своей большой бедой, и вы не оставили ее без внимания -опубликовали мое письмо накануне 9 Мая в разделе «Дикий случай». Случай действительно дикий – настолько дикий, что некоторые мои знакомые сперва отказывались верить, что такое вообще возможно.
Депутат-единоросс Невинномысской думы, индивидуальный предприниматель Владимир Ворожейкин «заменил» на дешевую подделку мраморный памятник на могиле моего мужа – ветерана Второй мировой войны Юрия Трещёва.
Вкратце напомню читателям эту скверную историю. Первый памятник Юрию Павловичу больше десяти лет назад установила «Военно-мемориальная компания». Для фронтовиков она изготовляла типовые памятники – только из цельного камня (гранита или мрамора) и с соответствующим оформлением: красной звездой и красивой веточкой в верхнем углу стелы.
Летом 2011 года я заказала индивидуальному предпринимателю, депутату городской думы, награжденному почетной грамотой Союза предпринимателей за вклад в развитие предпринимательского движения на Ставрополье, Владимиру Ворожейкину памятник на могилу матери, похороненной рядом с мужем.
Депутат оказался настолько «щедрым», что «одарил» меня аж двумя новыми памятниками, хотя я заказывала один! На могилах дорогих мне людей появились одинаково серенькие стелы из каменной крошки на низких бетонных шпалах.
Раньше памятник на могиле мужа высоко возвышался на консолях и был изготовлен из белоснежного мрамора, игравшего на солнце разноцветными искорками. Благодаря депутатской «услужливости» от белого камня, консолей и военных знаков отличия не осталось и следа. Вместо звезды в углу новой стелы был грубо выбит православный крест.
Я долго плакала на потревоженной и оскверненной могиле мужа. И, конечно, в тот
же день отправилась к Ворожейкину. В ответ на мои горестные вопросы он цинично поинтересовался: «А чем вам серый памятник не нравится?» Но после моих обращений в различные инстанции вообще начал отрицать факт подмены стелы, уверяя, что заменил лишь фундаментальное основание, причем якобы по моей просьбе, поскольку оно рассыпалось на глазах.
Работники местной администрации и прокуратуры, к которым «спускались» все мои обращения, хором вторили Ворожейкину: дескать, стелу он не трогал, а новую гробницу я заказала сама. Казалось, вокруг непробиваемая стена, которую мне, пожилой, больной, одинокой женщине, не пробить. Но бросить это дело и смириться с тем, что унижена память самого дорогого для меня человека, я не могла.
Этой весной я наконец-то встретила отклик и искреннее человеческое участие – в редакции «Открытой» газеты и в партии «Яблоко», председателя которой я хочу от всей души поблагодарить на страницах вашего издания.
«Яблоко» оказалось единственной официальной «инстанцией», где от меня не отмахнулись, как от невменяемой старушки.
Сергей Митрохин отправил обращение на имя генпрокурора РФ Юрия Чайки, а мне написал слова, от которых я, после всех пинков, полученных за два года, даже расплакалась: «В дальнейшем при возникновении каких-либо проблем вы можете обратиться с заявлением на мое имя – я постараюсь оказать помощь».
Лидер «Яблока» попросил Юрия Чайку поручить проверку моего заявления прокуратуре Ставропольского края и обязать ИП Ворожейкина восстановить надгробный памятник фронтовику Трещеву.
«Прокуратура города Не-винномысска, «проверяя» заявление Трещевой Л.П., не учла ее пояснений, что она не делала заказ на замену гробницы, надгробной плиты, стелы, установленной ее мужу как участнику войны. Прокуратура не дала оценки припискам, не заверенным заказчицей, появившимся в заказе после его оформления, – объяснял Сергей Митрохин. – Прокуратура должна была исследовать вопрос о нарушении в деятельности предпринимателя законодательства о защите прав потребителя, о возможном обмане потребителя.
Кроме этого, прокуратура необоснованно делает вывод о том, что замененная гробница была выполнена из мраморной крошки и требовала замены, подтверждения этому не имеется. Осмотр замененной гробницы не проводился, нет оснований для такого утверждения... Не учтено также то, что при замене гробницы и надгробной плиты они должны были быть возвращены Трещевой Л.П.».
Я еще не получила копию этого письма, когда ко мне протянулась еще одна добрая рука. В «Открытой» газете было опубликовано мое письмо, и эта публикация стала для меня большой поддержкой. «Невозможно, – думала я, – «замолчать» историю, которую предали публичной огласке».
До меня доходили слухи, что статья вызвала большой переполох и значительно подпортила репутацию «почетному предпринимателю» Ворожейкину. Но я ждала официальной реакции. И она последовала – в виде письма от председателя городской думы Невинномысска Н. Богданова:
«Проведена беседа с Ворожейкиным В.П., – сообщал главный думец города. – Ворожейкин В.П. категорически возражает против ваших обвинении, считает их надуманными, но из уважения к памяти участника Великой Отечественной войны Трещева Ю.П. готов принять на себя обязательства реконструировать по согласованию с вами имеющийся памятник на могиле Трещева Ю.П.».
Вот так. Мне предлагают наступить себе на горло, признать свои обвинения, свою горечь, два года слез и бессонных ночей надуманными и с признательностью принять милость Ворожейкина. Депутат вдруг преисполнился такого благородства, что готов простить мне, старушке, «фантазии» и даже реконструировать памятник, который, по его уверениям, он не трогал, – только из уважения к умершему ветерану.
Понимаю, что Владимир Петрович хочет сохранить хорошую мину при плохой игре. Очевидно, что для этого ему надо снова втоптать меня в грязь. Сколько же мне еще идти дорогой слез и унижений?

 

Людмила ТРЕЩЁВА,
инвалид второй группы,
бывший узник фашистских концлагерей Невинномысск

 

Вниманию прокурора Ставропольского края Юрия Турыгина

 

Если к ветеранам так относятся, то какая цена власти Невинномысска?

 

Цинизм этой ситуации просто потрясает! Пожилая женщина два года терпит унижения, раздражение и грубость «больших начальников», добиваясь, страшно сказать, чтобы на могилу мужа-фронтовика вернули украденный памятник!
И вот глава городской думы, непосредственный шеф «почетного предпринимателя», сбившего красную звезду с фронтовой могилы, пишет вдове письмо, предлагая в завуалированной форме «выгодную» сделку. Мол, памятник восстановят, но правду за вами не признают – и не надейтесь. Склоните голову и примите сию подачку от депутата, внезапно проникшегося уважением к памяти ветерана.
Должно быть, на взгляд современных дельцов, это очень удачное решение: старушка уймется, оставив в покое Министерство обороны, прокуроров и чиновников, а сам благодетель, хотя и потратится немного, не ударит в грязь лицом, а даже напротив – обретет добрую славу, с христианским смирением простив жалобщицу за причиненные беспокойства.
Одного не учли народные представители:
среди их избирателей, особенно людей того поколения, чья жизнь как раз прошла под красными звездами, немало тех, кто, несмотря на внешнюю слабость, уязвимость и беззащитность, на «выгодные» сделки с совестью не идет.
Признавать надуманными свои обвинения вдова ветерана Людмила Трещева наотрез отказывается. Для нее это не меньшее предательство памяти мужа, чем если она просто отступится от своей трудной борьбы.
Редакция «Открытой» газеты обращается напрямую к прокурору Ставропольского края Юрию Турыгину и мэру города Невинномысска Сергею Батынюку с просьбой взять под личный контроль это дело.
Быть может, оно «мелковато» в финансовом и уголовном отношении, но чрезмерно важно для всех нас. Ведь речь идет о нашем отношении к человеческому достоинству, об уважении к ушедшим и внимании к оставшимся, одиноким и бессильным, в конце концов, о нашей истории и нашем будущем. Каким оно будет у страны, если она не чтит воинов, ее защищавших?
 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий