Поиск на сайте

 

 

На ставропольских кладбищах заброшены братские могилы солдат, павших в боях за Родину

 

От имени ветеранов и пенсионеров Октябрьского района Ставрополя выражаю благодарность и уважение вашей газете. Вы одни поднимаете самые злободневные вопросы, пишете искренне, не боясь нечистых на руку чиновников и толстосумов. Люди читают вашу газету и передают друг другу, с нетерпением ждут новые выпуски.
Я по профессии учитель, работала и социальным работником. Меня знают многие жители, доверяют, уважают. Люди привыкли обращаться ко мне по различным вопросам, и я стараюсь оправдать их доверие.
Вот уже три года пытаюсь привлечь внимание городских чиновников к двум кладбищам – Ташлянскому и Успенскому. Оба находятся в черте города, в жилом секторе и представляют собой убогое зрелище – кучи мусора, стаи бродячих собак, бомжи, заброшенные, неухоженные могилы.
После дождей и снега вся нечисть стекает грязными ручьями по трубам в речку Ташлу. От зловония на мостах речки по улицам Трунова, Тургенева, Чаадаева стоять невозможно. Даже водопроводная вода имеет запах нечистот.
В ответах на наши обращения глава администрации Октябрьского района Игорь Серов и его первый зам Александр Ржевский указывают астрономические объемы якобы вывезенных мусорных свалок, завоза песка и т.д. Пишут, что регулярно проводятся санитарные дни, субботники по очистке кладбищ. Но ни разу в течение года никто не видел, чтобы на кладбище убирали. Я, словно экскурсовод, уже третий год хожу и показываю разным комиссиям и депутатам кладбищенские мусорные залежи, объясняю, как к ним лучше подъехать, чтобы убрать.
Завтра Россия отмечает очередную годовщину Великой Победы. А многие участники войны, похороненные на Ташлянском кладбище, лежат возле свалок. Вот три могилы братьев Сизиковых. Двое из них – участники войны. Один из братьев защищал Севастополь. Его привезли в Ставрополь в 1944 году и здесь торжественно похоронили. Сейчас только звезда на памятнике видна из мусора.
Мой отец, Федор Еремин, фронтовик, дошел с боями до Польши. А сейчас, чтобы добраться до его могилы и могилы моей матери, работавшей в войну медицинской сестрой в госпиталях, нужно пройти через свалку и кучу камней.
Каждый раз уходишь отсюда с горьким чувством не только утраты, но и унижения.
В безобразном состоянии находятся две братские могилы. Их убирают раз в году. В июле пошлого года я отправилась в районную администрацию и поставила ее в известность, что на могилах выросла трава выше человеческого роста.
Приехали два работника, скосили траву, но не убрали ее. Она вся сгнила и до сих пор лежит на могилах. А ведь здесь похоронены сотни молодых парней, отдавших жизнь за Родину!
Чиновники сообщают, что у них нет денег даже на то, чтобы посадить на месте братских захоронений цветы, хотя деньги выделяются государством немалые – и на памятники, и на содержание кладбищ.
Нет постоянного ухода за братскими могилами участников войн и на Успенском кладбище. Оно также находится в плачевном состоянии. Только вокруг храма и православной гимназии прихожане и родители учащихся убирают, сажают цветы.
Остальная часть кладбища представляет собой непролазные дебри, мусорные свалки, заросли амброзии, кучи сухих деревьев, провалившиеся могилы, на которых сушат свои лохмотья и пьют горькую бездомные бродяги.
Оскорблены память павших и моральные чувства живых. Под коллективными письмами с просьбой навести порядок на кладбищах подписываются 130 человек, и что в ответ? До настоящего времени не сделано ничего.
Зато в апреле 2010 года замглавы администрации Ставрополя Ольга Рецева в своем ответе пригласила людей, подписавших коллективное письмо, принять участие в субботнике по очистке кладбищ, воинских захоронений. Эта взрослая женщина, безответственная чиновница не подумала о том, сколько лет этим людям. Многим из них за 80!
В основном это инвалиды, участники Великой Отечественной войны, вдовы, пенсионеры. Некоторые с трудом с костыликом подходили к двери, чтобы открыть ее, и дрожащими руками подписывали коллективное письмо.
Примеру Рецевой следует и руководитель комитета городского хозяйства Юрий Голоскоков: в письменном ответе на наше обращение он указывает, куда надо определять лиц без определенного места жительства. То есть мы, инвалиды и пенсионеры, подписавшие письмо, должны самостоятельно направлять бомжей и попрошаек в «Свистухинский центр» в Кочубеевском районе? Или служители храма и родители детей должны уговаривать и отвозить бродяг в Свистуху за свой счет?
Во всех своих отписках администрация и комитет городского хозяйства указывают, что Ташлянское и Успенское кладбища являются закрытыми. Но по закону на любое кладбище выделяют немалые деньги для ухода за братскими могилами, памятниками и т.д. К тому же на «закрытом» Ташлянском и сегодня хоронят умерших – здесь официально разрешено подзахоронение. Люди приходят сюда каждый день – посидеть у могилки, вспомнить родных.
И получают как оплеуху – пренебрежение к памяти ушедших, оскорбление чувств живых.

 

Людмила ЕРЁМИНА,
дочь участника Великой
Отечественной войны
Ставрополь

Теги: память


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий