Поиск на сайте

 

 

 
Наладят обмен высокими технологиями (в том числе в сфере здравоохранения, электронных госуслуг, энергосбережения): например, выпускаемые Каспийским заводом точной механики (КЗТМ) газорегуляторные установки будут поставляться для нужд ставропольских газовиков.
Города-побратимы (у Кизляра это Буденновск и Железноводск, у Южно-Сухокумска – Нефтекумск) организуют общие «Праздники соседей», а между Ставрополем и Махачкалой состоится автопробег «Народов много – страна одна!».
Соседние регионы будут сообща поддерживать этнокультурные объединения и творческие союзы, проводить поиск архивных документов.
Станет постоянной совместная стажировка тренеров, ведь каждый регион традиционно силен в разных видах спорта: Ставрополье – в гандболе, акробатике, тяжелой и легкой атлетике, а Дагестан – в борьбе и единоборствах.
Пройдут дни культуры Дагестана и Ставрополья: например, в Лермонтовском музее Пятигорска состоится выставка экспонатов из запасников Дагестанского музея изобразительных искусств. В обоих регионах появятся секции народных художественных промыслов, а на краевом и республиканском телевидении – культурно-просветительские передачи.
 
Налоги «утекают» вместе с населением
 
На встрече обсуждали каждый пункт меморандума. Скажем, Александр Коробейников предложил добавить в него два новых раздела – «Кадровая политика» и «Общественная безопасность». Также, по словам министра, еще одна общая задача – наладить совместный контроль и учет в сельском хозяйстве.
Не секрет ведь, что огромные продуктовые и денежные потоки идут через границу Дагестана и Ставрополья абсолютно бесконтрольно. Коробейников привел лишь несколько цифр.
В Нефтекумском районе, согласно официальной статистике, за прошлый год было произведено 27 тысяч тонн молока, но ни одного литра молока на местном молзаводе нет.
Значит, оно куда-то вывозится?! И понятно куда: в соседние республики, где затем перерабатывается и возвращается уже на прилавки Ставрополья. Но при этом добавочная стоимость (а с ней налоги и зарплаты) остается за пределами края. То же самое и в сфере животноводства: в Нефтекумском районе за год произведено 15 тысяч тонн мяса, из которых только 400 тонн поступили в розничную торговую сеть.
Поддержал министра и владелец торговой сети «Вершина» Вараздат Исраелян. По его словам, через магазины его сети (а они расположены по преимуществу на Ставрополье) ежедневно реализуется 600 тонн колбасы, из которых лишь 10% – это продукция краевых мясокомбинатов.
«Весь восток края работает вне всякого учета и контроля, без руля и без ветрил. Нужно производителя загонять в жесткие рамки. Иначе не будет налогов, и наши люди в жизни не увидят нормальных школ и новых дорог. И мы будем ходить к спонсорам: помоги, дай сто тысяч рублей на ремонт школы», – говорит Коробейников.
Вячеслав Паламарчук предложил прописать в меморандуме меры поддержки русскоязычного населения в Дагестане.
В Северном территориальном округе, который он возглавляет, на долю русских приходится лишь 7% населения, и даже это вдвое больше, чем в среднем по республике. В Кизляре, мэром которого Паламарчук был более двадцати лет, русских 40% – более, чем где бы то ни было в Дагестане.
К сожалению, невзирая на все усилия республиканских властей, отток русских из Дагестана продолжается. Как и неостановимый «исход» представителей коренных горских этносов в степное Ставрополье, где их проживает уже почти 90 тысяч (из них 50 тысяч – это даргинцы), или почти 3,5% от населения края. Столько же, как русских в Дагестане.
 
Избавиться от «бутылочных горлышек»
 
Проходила встреча делегаций в селе Андрей-Курган, в агрофирме Ивана Кица. Сегодня это одно из самых сильных предприятий на востоке края, на которое бы другим равняться: есть собственный спорткомплекс, банкетный зал, рыболовные водоемы, строится мясокомбинат (убойный и колбасный цеха). По заслугам сам Иван Киц возглавляет в краевом парламенте депутатскую группу по восточным районам Ставрополья. 
Вот и на встрече говорили о том, каким образом Дагестан может использовать потенциал Нефтекумского района. По словам Ивана Кица, на востоке края можно возделывать сахарную свеклу: она была бы востребована на сахарном заводе, который намерены построить в Ногайском районе Дагестана.
Сегодня, к сожалению, на весь восток края приходится всего 40 гектаров посадок сахарной свеклы в Степновском районе. 
Да и в целом по краю свекловичные посадки приходится сокращать: единственный на Ставрополье сахарозавод в Изобильном работает на пределе, и свеклу вывозят на переработку в другие регионы, что снижает рентабельность ее выращивания. Если же такой завод все же будет построен в Ногайском районе, это оживит свекловичное производство во всей восточной зоне. 
Еще одно направление совместной работы, считает Иван Киц, – это виноделие, для чего нужно объединить усилия ассоциации «Ставропольвиноградпром» с производственным объединением «Дагвино». Работа, правда, предстоит колоссальная: как грустно констатировал Иван Киц, «практически все виноградарские хозяйства в Дагестане разрушены, а предприятия первичной переработки, где получают виноматериалы, порезаны на металлолом». 
Поддержал представителя реального бизнеса и Вячелав Паламарчук: по его словам, производители мясной и зерновой продукции Ставрополья должны переориентироваться на дагестанские морские порты, которые совсем недавно были  модернизированы. Правда, это будет сложно сделать без расширения «бутылочных горлышек», которые существуют на границе Ставрополья и Дагестана.
В частности, считает Паламарчук, нужно вернуться к проекту строительства железной дороги от Буденновска до Нефтекумска и далее до Артезиана (населенный пункт на границе Калмыкии и Дагестана). В свою очередь, из Артезиана грузы будут доставляться в Кизляр, являющийся центром Северного территориального округа Дагестана.
Губернатор края Владимир Вдалимиров уже дал поручение построить автомобильную дорогу от аула Абрам-Тюбе до границы с Дагестаном. Появится она в этом году.
 
Биотопливо из Ногайской степи
 
Восточные районы края занимают 40% территории Ставрополья, однако расположенные здесь предприятия дают лишь 5% от общекраевого товарооборота. Поэтому часто и приходится слышать стенания, что, мол, восток Ставрополья – это безжизненная пустыня, где производство в принципе неосуществимо. 
Ничего подобного! Сельское хозяйство здесь может быть весьма рентабельным и многопрофильным, о чем рассказал директор Ачикулакской опытно-селекционной станции Гасан Сурхаев. Уже семьдесят лет ученые изучают песчаные земли Ногайской степи, расположенной на границе Ставрополья и Дагестана (а это почти 800 тысяч гектаров). 
Испокон веку используются они как природные пастбища, но можно наладить здесь и прибыльное растениеводство. Ведь, по словам Сурхаева, бурунные почвы хороши тем, что здесь в разы ниже количество возбудителей болезней растений (в здешнем климате микробы просто не выживают). 
Ачикулакская станция за годы работы проводила опыты примерно с полутора сотней видов растений и выделила самые перспективные для возделывания в Ногайской степи – это тыква, слива, алыча, вишня, хурма.
Можно выращивать здесь и технические (в том числе масличные) культуры, пригодные для производства биотоплива, – это софора, рапс, топинамбур, арахис, кунжут, рыжик, масличная редька. 
Сегодня эти культуры возделывают в республиках Среднего Поволжья, хотя более адаптированы они именно к песчаным почвам (кроме того, на Ачикулакской опытно-селекционной станции уже разработана вся агротехнология). 
И это не говоря уже о возрождении виноградарства: в послевоенные годы на землях Ногайской степи было создано несколько совхозов с неорошаемыми (богарными) виноградниками. Однако на волне антиалкогольной кампании Михаила Горбачева они были бездумно уничтожены, и ныне остался лишь один.
Впрочем, по мнению Сурхаева, восстанавливать сегодня такие огромные совхозы нет никакого смысла. Разводить фрукты и виноград нужно в семейных фермерских хозяйствах площадью 7-10 гектаров каждое (производительность труда здесь будет на порядок выше, чем на крупном предприятии).
Задача государства – помочь этим фермам объединиться в кооперативы и возродить заготовительные конторы с собственной логистикой. Причем недостатка в желающих работать на бурунных землях не будет, уверен Сурхаев: можно даже принять госпрограмму по переселению на восток Ставрополья и север Дагестана семей с Крайнего Севера, которые и захотят здесь заниматься фермерством. 
 
«Вершина» над Махачкалой
 
Приехавший из Ставрополя директор инвестиционной компании «Стэлс-СТВ» Али Абдурашидов рассказал еще об одном перспективном проекте - создании в Нефтекумске технопарка площадью 600 гектаров. Появится он на специально выбранной площадке, где сейчас расположена нефтеперекачивающая станция компании «Роснефть».
«Сердцем» будущего технопарка станет когенерационная установка, вырабатывающая тепло и свет. Топливом для нее будет попутный газ, который выделяется при добыче нефти. Сегодня он бездумно сжигается, поскольку «Роснефть» не имеет ни желания, ни современных технологий для его переработки. А это примерно 67 мегаватт ежегодно (для сравнения: 30-тысячный Нефтекумск потребляет не более 7 мегаватт).
Если попутный газ будет не сжигаться, а перерабатываться, это позволит решить острейшие экологические проблемы, а главное – создать в Нефтекумске энергоемкие производства. Например, тепличные комплексы и мясокомбинат (с цехом шокового охлаждения).
Из скважинной жидкости («нефтяной воды»), которая является побочным продуктом добычи нефти, в Нефтекумске будут в промышленных масштабах извлекать йод и бром. Также в технопарке, по словам Абдурашидова, будут выращивать топинамбур (земляную грушу): рентабельность этой технической культуры в четыре раза выше, чем у пшеницы. При глубокой переработке топинамбура можно выделить множество полезных веществ, которые используются в медицине и пищепроме.
Правда, это пока лишь проект, для реализации которого нужно найти средства. Однако звучали на встрече и более приземленные предложения, например, из уст президента компании «Вершина» Вараздата Исраеляна.
Сегодня его торговая сеть – крупнейшая на Северном Кавказе: магазины открыты во всех городах Ставрополья, а также в Карачаевске, Черкесске и Владикавказе (торгово-развлекательные комплексы под брендом «Вершина» есть в Минеральных Водах и Пятигорске).
Исраелян ведет экспансию в соседние республики: например, власти Чечни уже обещали выделить ему восемь участков под размещение торговых объектов (также «Вершина» станет якорным инвестором в гигантском молле «Грозный-сити»).
Сейчас компания присматривается к Дагестану (где работает давно, но как оптовый поставщик), и на встрече было решено, что торгово-развлекательный центр «Вершина» может появиться на автотрассе между Махачкалой и Каспийском.
Сегодня в этой республике (в отличие, например, от Чечни) вообще нет современных форматов розничной торговли, так что «Вершина» будет работать, что называется, с чистого листа. И очень важно, чтобы дагестанский розничный рынок застолбили именно местные компании, а не, например, «Магнит», который никак не выберется из постоянных скандалов из-за некачественной продукции.
 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой» газеты
 
Виктория17 апреля 2014, 16:35
 
 
 
 

Хочется верить в радужные перспективы...Нам ведь жить вместе.. Но, к сожалению, общение происходит вот так: http://infokumsk.ru/news/incidents/fighting_corruption_in_neftekumsk_dis...

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий