Поиск на сайте

 

 

Мигранты в России: часть обучим, остальных - вон!

 

На днях в краевом Управлении миграционной службы подвели итоги работы за минувший год. Как заверил начальник управления Александр Бойков, в целом с поставленными задачами справиться удалось. Немало внимания глава ведомства уделил объему и качеству предоставления госуслуг российским и иностранным гражданам. Так, 140 тысяч человек в крае обзавелись российскими паспортами и почти 90 тысяч - заграничными. На работу привлечено около 4 тысяч иностранцев и лиц без гражданства, оформлено около 9 тысяч патентов для работы у частников. Ширится практика оказания услуг в электронном виде.
Однако основной упор в управлении сделан был на борьбе с нелегалами-иностранцами, зашибающими деньгу в обход закона: к административной ответственности было привлечено 230 юридических и должностных лиц, оштрафованных в общей сложности на 46 млн. рублей.
Тактика кнута многим, видно, пошла на пользу: в прошлом году, в сравнении с 2010-м, наблюдался двукратный рост числа оформленных видов на жительство. Иными словами, часть нелегалов добровольно «вышла из тени». Кто не одумается, избавляться будут цивилизованно. Как стало известно, в этом году краевая дума должна принять закон о создании на Ставрополье сети спецучреждений для временного содержания нелегалов, подлежащих выдворению из страны.
Между тем отчет краевого УФМС совпал с другим знаковым для общества событием, оставшимся вроде как незамеченным. Речь идет о статье Владимира Путина «Россия: национальный вопрос» («Независимая газета» от 23 января с.г.), ставшей частью его предвыборной программы. Немало места в публикации отведено наболевшей проблеме миграции. Можно не сомневаться, что ряд программных установок в скором времени превратится в точки приложения сил миграционной службы.

 

Селекция с плюсом
Одним из главных мотивов взяться за перо, делится кандидат в президенты №1, являются раздражающие граждан издержки, связанные с массовой миграцией - как внешней, так и внутренней. Осложнит ситуацию скорое создание Евразийского союза - наднационального объединения с численностью населения в 200-250 млн. человек (Россия, Белоруссия, Киргизия, Таджикистан, Казахстан, другие страны СНГ), своего рода «моста» между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.
Итак, что предлагает Путин? На порядок повысить качество миграционной политики государства. А именно: расширить полномочия полиции и миграционных служб в борьбе с нелегалами. В то же время, полагает автор, основной критерий миграционной политики не жесткость, а эффективность принимаемых мер.
И тут приезжих ждет сюрприз - их предложено поделить на категории в соответствии с квалификацией, компетентностью, конкурентоспособностью, культурной и поведенческой совместимостью. Такая «положительная селекция», по мнению Путина, существует во всем мире - хотя бы потому, что образованные люди в принимающее общество интегрируются лучше и легче.
Привлечение «мозгов» из других стран в мире практикуется давно. Однако в российских реалиях трудноосуществимо, о чем в верхах уж точно понимают. Какая же светлая голова с талантом и способностями, приносящими деньги, рванет в Россию за бесплатно поднимать науку в необорудованной, неоснащенной лаборатории? Пока мы имеем то, что именно наша перспективная молодежь бежит на Запад, где и старается себя выгоднее продать, а повезет, и реализовать в науке, что, к слову, нередко удается. Достаточно вспомнить имена последних Нобелевских лауреатов по физике: Андрея Гейма (подданный Нидерландов) и Константина Новоселова (Великобритания) - выходцев из России, выпускников Московского физтеха.
А в Россию спешат отчаявшиеся и несчастные работяги из Средней Азии, чтобы мести дворы, месить бетон и грязь на овощных плантациях, ютясь в продуваемых вагончиках и почти на подножном корме.
Проведи сегодня «положительную селекцию» в Москве, выслав на этническую родину дворников-таджиков, завтра город захлебнется в нечистотах, ибо охотников взяться за метлу среди москвичей не находится. Желающих работать руками не находится и в провинции.
Недавно председатель одного из колхозов Буденновского района эмоционально поделился со мной, как он за свои собственные деньги кодирует от пьянства уже пятого тракториста. Но все они, поработав пару недель, сбегают, довольствуясь пособием по безработице в 5 тысяч рублей, тогда как оклад механизатора вчетверо больше. И примеров таких, когда здоровые мужики, полные сил и энергии, предпочитают жить за счет государства, квартиросъемщиков, жен и детей, хоть отбавляй.  

 

Следует ужесточить
Отдельным пунктом Путин коснулся наиболее активной внутренней миграции, когда люди устремляются в крупные города - учиться, работать, жить.
Свободное перемещение по стране - явление во всех смыслах позитивное, и чем интенсивнее это движение, тем больше у страны шансов ощутить себя единой нацией, не говоря уж об очевидных экономических задачах. Однако авторская мысль имеет специфический поворот: всякое неадекватное, агрессивное, вызывающее, неуважительное поведение должно встречать жесткий отпор, в первую очередь, со стороны органов власти.
Замечание в целом верное, но для миграционной политики имеющее все-таки третьестепенное значение. Да и сама эта частность привязана не столько к национальному вопросу, сколько к проблеме правового нигилизма, обрушающего государство, и нелегальные мигранты в этом процессе играют далеко не первую скрипку.
Одно время, помнится, интеллигенция настоятельно проталкивала в жизнь идею нацпроекта «Культура», охватывающего множество проблем - от борьбы с пошлостью на ТВ до реанимации музейного дела, отечественного кинематографа, государственных издательств. Однако власть деятелей культуры то ли не расслышала, то ли вообще не поняла, что от нее хотят, - за постперестроечные годы диалог верхов и низов обессмыслился до полного непонимания.
О нацпроекте, который лелеяли музейные работники, педагоги, музыканты, забыли и более не вспоминают. Теперь уважение приезжих к культурным особенностям местной публики будем прививать «розгами», как в бурсах лет сто назад.
Следует пойти на ужесточение правил регистрации и санкций за их нарушение, естественно, не ущемляя конституционных прав граждан на выбор места жительства, полагает Путин. Однако как возможно «ужесточить, не ущемляя» в условиях тотальной коррупции, не уточняет.
Для обывателя центральной полосы и Урала посыл Путина таит в себе много приятного: мол, жесткий отпор нелегалам гарантирую. Для жителей Северного Кавказа это сигнал вести себя прилично, что на итогах мартовского голосования, впрочем, никак не скажется. На выборах республики и так дают лучшие в стране показатели, удивляя весь мир стопроцентным единодушием.

 

Требуем перемен!
Правовой базой новой миграционной политики должно стать общее укрепление судебной системы и строительство эффективных правоохранительных органов, что важно не только для внешней миграции, но и для внутренней, в частности, из регионов Северного Кавказа.
Пока что, признает Путин, недееспособность и коррумпированность суда и полиции приводят к недовольству и радикализации местного населения, к разборкам по понятиям и процветанию теневой экономики. Именно на коррупции расцветает этническая преступность.
Посыл верный, разве что с одной оговоркой: от работы суда и правоохранительных органов зависит не только качество миграционных процессов, но и качество всей нашей жизни.
Независимый суд и эффективная полиция - это проект, к которому российские власти подступались много раз, да, видно, не с того бока.

 

Испытаем экзаменом
Все реформаторские новации сводились к повышению жалованья да переодеванию в новые мундиры на радость текстильной промышленности. Но всякий раз происходит по известной пословице: сколько волка ни корми, он все равно в лес смотрит.
Ничего нового для реанимации правоохранительной системы Путин не предложил. Да и время ли возвращаться накануне выборов к старым болячкам?
К тому же болячки эти стали для страны чем-то вроде медицинского приговора: мол, дорогие сограждане, такой-то орган государственного устройства разложился и отказал. В бесконечные заклинания о реформе правоохранительных органов никто уже не верит. А вот тема некультурных мигрантов свежая, не затерта конкурентами на высокий пост, тут даже экспертов к дискуссии можно вызвать, если постараться.            
Не обошел стороной Путин и проблему социализации приезжих. Элементарным требованием к желающим жить и работать в России, пишет премьер, является их готовность освоить наши культуру и язык. А потому, мол, всем желающим получить или продлить миграционный статус придется сдать экзамен по русскому языку, истории страны, русской литературе, а также по основам Российского государства и права.
Подготовить соответствующие образовательные программы, убежден премьер, не проблема.
Рассказывать мигрантам о том, кто такой Тургенев и почему 4 ноября нам подарили выходной, дело, наверное, полезное. Но за стремлением учить и поучать опять просмотрели главное: литературу и историю надо бы для начала вернуть в наши школы и вузы. Да поскорее, пока не совсем еще забыли о своих корнях.
Напомним, как весной прошлого года были уничтожены памятники на территории попавшего под сокращение летного училища. Под ударами кувалды рухнули памятник воину-освободителю «Алеша», бюсты дважды Героя СССР, летчика-космонавта Владимира Комарова, маршала авиации Владимира Судца, мемориальные доски выпускников, погибших при выполнении боевых задач. Сравняли с землей памятник архитектуры федерального значения - военный госпиталь середины XIX века, где оперировал Николай Пирогов.
Отдельно стоит сказать, что уничтожением российской истории занимались гастарбайтеры - по приказу офицеров Российской армии, как раз и призванных сберечь геном патриотизма. 

 

Незавидная история
Вот отрывок из методических указаний по истории для средних специальных учебных заведений: «Учебный материал по истории России подается в контексте всемирной истории.
Отказ от изоляционизма в изучении истории России позволяет сформировать целостную картину мира, глубже проследить исторический путь страны в его своеобразии и сопричастности к развитию человечества в целом…»
Проще говоря, предлагается учить чему-нибудь и как-нибудь - «в целом».
Теперь студенты не знают ни отечественной истории, ни всемирной. И не от педагогов это зависит, будь они хоть семи пядей во лбу. Могут разработчики программы объяснить, почему на изучение Второй мировой войны в техникумах отпущено всего… пять часов, то есть две лекции?
Как это вяжется с тем, что нынешний год объявлен Годом истории, а президент России лично инициировал борьбу с фальсификацией итогов Великой Отечественной войны? Кто будет работать на трудовом фронте модернизации?
Такая «модернизация» в образовании рано или поздно обернется новыми техногенными авариями - страшнее тех, что уже знает мир. И то, что в России человеческий фактор (проще говоря, малообразованность) все чаще становится причиной крушения самолетов, кораблей, ракет, непосредственно связано с образованием.
Лимит кадров, подготовленных в советское время, исчерпан, а новых высококвалифицированных специалистов нет, и в ближайшей перспективе не предвидится. Понятно, что речь идет о российской системе образования в целом.
Зачем в ситуации собственной безграмотности экзаменовать корейцев и китайцев? На этот вопрос автор программной публикации привычно не отвечает.

 

Олег ПАРФЁНОВ,
обозреватель «Открытой»  



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий