Поиск на сайте

 

Уникальная экспозиция открылась на минувшей неделе в Ставрополе: свои экспонаты демонстрируют десять музеев Кавказских  Минеральных Вод, краевого центра, Изобильненского и Красногвардейского районов

 

На презентации выставки гостей познакомили с историей самих музеев, мероприятие сопровождали литературные и музыкальные вечера, для детей подготовили игры и викторины. Однако главным событием, безусловно, стал показ живописных и графических работ, посвященных Кавказу.
На раритетных графических работах и литографиях «Русского художественного листка В.Ф. Тимма» запечатлены образы генералов А.П. Ермолова, И.Ф. Паскевича, А.И. Барятинского (на снимке), А.С. Грибоедова и М.Ю. Лермонтова, бесстрашного и мужественного воина и политика имама Дагестана и Чечни Шамиля (на снимке).
В середине 1840-х годов Василий Федорович Тимм (1820-1895) посетил Париж и Алжир, а осенью 1848-го - Кавказ, откуда вывез массу натурных зарисовок. Собранный материал натолкнул его на идею «Русского художественного листка» - издания, выходившего с 1851 года три раза в месяц и принесшего Тимму огромную популярность. Его составляли в основном литографированные картинки на самые разные темы: репортажи с мест событий, портреты популярных личностей, пейзажи. За изящество и тонкий юмор книжной графики современники прозвали Тимма русским Полем Гаварни, по имени знаменитого французского графика. Его издания, не жалея средств, охотно коллекционировали многие русские библиофилы.
Среди представленных на выставке работ - редкой и поразительной красоты виды Дербента и Тифлиса, ингушских, дагестанских и чеченских аулов, бесконечно высокие горы, бездонные ущелья, лудильщики, мастеровые, сцены торжеств, отдыха, сражений, среди которых и знаменитая битва при Валерике, в которой участвовал Лермонтов.
К слову: в книге ставропольского краеведа Германа Беликова «Лермонтовский Ставрополь» поэт, может быть, впервые предстает в совершенно новом, непривычном для него образе. Это уже не задумчивый лирический юноша, взор которого обращен к звездам и белоснежным вершинам, а настоящий сорвиголова, этакий Шамиль, только в форме офицера русской армии.
Во время чеченского похода поручик Лермонтов получил начальство над сорока охотниками, выбранными из числа всей кавалерии. Команда головорезов, именовавшихся «Лермонтовским отрядом», рыскала впереди главной колонны войск, открывая присутствие неприятеля, как снег на голову обрушивалась на врага и действовала исключительно холодным оружием. При речке Валерик поручик Лермонтов явил опыт хладнокровного мужества, преградив путь к лесу сильной неприятельской партии, из которой лишь малая часть обязана спасением быстроте и выносливости своих лошадей.
Вот какой портрет поэта-воина рисует известный лермонтовед А.В. Попов: «Я хорошо помню Лермонтова, - рассказывал К.Х. Мамацев историку кавказских войн В. Потто. - Как сейчас вижу его перед собой то в красной канаусовой рубашке, то в офицерском сюртуке без эполет, с откинутым назад воротником и переброшенной через плечо черкесской шашкой…»
Портретную галерею продолжают работы нашего современника замечательного художника В.Г. Пассарара (1955 г. р.), к сожалению, покинувшего Россию и живущего в Израиле. В их числе «Рассказ горца», «А.С. Пушкин», «М.Ю. Лермонтов».
Объемно и с любовью мир Кавказа начала прошлого столетия раскрывает серия картин и рисунков ростовских мастеров-профессионалов, получивших академическое образование, Ф.М. Черноусенко, Д.С. Федорова, В.С. Шлипнева. Все они участники организованной по инициативе А.И. Микояна летом 1924 года первой художественно-этнографической экспедиции по только что образованному Северо-Кавказскому краю. Это было идеальное время для путешествий и этнографических экспедиций. Спустя несколько лет после гражданской войны здесь наступил относительный покой, а время крутой ломки жизненного уклада еще не пришло. Сохранялись кустарные промыслы и ремесла, ежедневный круг хозяйственных забот, национальная одежда.
Художники создали целую галерею разных по сюжетам и жанрам рисунков. Среди них портреты горцев, сцены занятий традиционными промыслами («Кустарная выделка палок», «Изготовление паласа на ткацком станке», «Лудильщики»), предметы национального быта и ремесла («Детская кроватка», «Кубок для обманывания гостей и жбан», «Дубовый резной буфет времен Шамиля для хранения чуреков»), сакли, очаги, природа.
Позднее коллекция художников-академистов пополнилась работами местных авторов-профессионалов, также получивших образование в Санкт-Петербурге или за рубежом, М.С. Туганова, Х.Б. Ахриева, Ю.А. Моллаева. Как правило, это акварели, часть которых представлена на выставке («Бывшая резиденция хана Тарковского, с. Тарки», «Башни», «Аул Гул», «Ущелье на реке Ассе»).
Символично, что одно из центральных мест экспозиции занимает роскошное полотно «Тамада» художника из Карачаево-Черкесии Хаджи-Мекера Чомаева. На роль тамады на Кавказе всегда выбирали самого красноречивого и наиболее уважаемого старейшину, первый тост которого неизменно произносился за мир и благополучие. Картина напоминает, что собравшиеся за одним столом - братья, а Северный Кавказ - это не только сплетение и смешение народов, языков, культур, но еще умение понимать, относиться с уважением и почтением друг к другу.
Отдельный уголок выставки посвящен рисункам И.П. Крымшамхалова (портреты детей, стариков, женщин). Художник, поэт, энтузиаст народного просвещения Карачая и Балкарии, ученик Ставропольской гимназии, служил в конвое Его Императорского Величества Александра III в Петербурге, прекрасно владел русским языком, знал историю и культуру России, был знаком со многими выдающимися людьми своего времени, посещавшими Карачай и Балкарию.
Во время службы в Петербурге Ислам Крымшамхалов тесно сблизился с художниками, подружился с будущим председателем товарищества передвижников Н.А. Ярошенко, который потом стал частым гостем Ислама. К тому же в 1885 году Ярошенко поселяется в Кисловодске, а его усадьба стала своеобразным домом творчества для многих представителей интеллигенции Северного Кавказа. Ислам Крымшамхалов учился изобразительному мастерству у своих друзей - художников-передвижников. Возможно, влиянием Ярошенко объясняется неизменный его интерес к небольшим психологическим этюдам.
В 1905 году Крымшамхалов некоторое время по рекомендации Ярошенко жил в Москве, учился в художественной школе, пытался открыть персональную выставку картин, но состоялась она лишь в 1911 году, после смерти художника.  
«Дайте Кавказу мир и не ищите рая на Евфрате, он здесь, он здесь...» - почти два столетия назад записал в дневнике Александр Бестужев-Марлинский, опальный декабрист, знавший и любивший языки и традиции горцев. Сегодня этот мир Кавказу несут художники. Их полотна, как брошенные в землю зерна, дают надежду, что из них когда-нибудь прорастут ростки мира и согласия.

 

Олег ПАРФЁНОВ

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях